69 11 16

Содержание

Статья 2.9. КоАП РФ. Возможность освобождения от административной ответственности при малозначительности административного правонарушения

1. Законодатель предоставил возможность судье, органу, должностному лицу, рассматривающему дело, при определенных условиях применить в отношении нарушителя устное замечание — такой метод воспитательного воздействия, который не связан ни с административным наказанием, ни с мерой общественного воздействия. Примером освобождения от административной ответственности может служить официальное разъяснение гражданину, пытающемуся перейти проезжую часть улицы вне пешеходного перехода, противоправного характера его поведения и возможных вредных последствий для него и общества.

Устное замечание не влечет юридических последствий для нарушителя. Однако он должен осознать противоправность своего поведения, с тем чтобы не допускать подобного в будущем. Понятно, что устное замечание может быть сделано лишь за малозначительное правонарушение. Законодательство не содержит их перечня или указаний на признаки, позволяющие судить о малозначительности административных правонарушений. Очевидно, это такие административные правонарушения, которые не представляют большого общественного вреда и не наносят сколько-нибудь значительного ущерба государственным или общественным интересам либо непосредственно гражданам. См. по данному вопросу п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 25 мая 2006 г. N 12 и от 10 июня 2010 г. N 13).

2. Установление в законе такой меры воздействия, как устное замечание, дает возможность говорить о неотвратимости реагирования на каждое правонарушение, в том числе и малозначительное.

Кодекс четко разграничивает устное замечание и предупреждение: устное замечание не указано как вид наказания в ст. 3.2; предупреждение же значится как вид наказания в п. 1 ч. 1 этой статьи и в ст. ст. 3.3, 3.4, а также в санкциях статей Особенной части Кодекса. Предупреждение, являясь основным административным наказанием, выносится в письменной форме.

Норма данной статьи действует непосредственно; для применения устного замечания и освобождения от ответственности не требуется специального упоминания о такой возможности в норме об ответственности за конкретное правонарушение. Назначение устного замечания связано в большой степени с усмотрением должностного лица, решающего дело, оценкой им всех обстоятельств деяния и личности нарушителя.

Комментируемая статья не предписывает обязательность освобождения от административной ответственности за все малозначительные правонарушения, а предоставляет только право принять такое решение. В связи с этим субъект административной юрисдикции обязан при производстве по делу рассмотреть все обстоятельства нарушения, оценить его последствия, убедиться, что конкретным действием не нанесен сколько-нибудь значительный вред отдельным гражданам или обществу, исследовать обстановку, в которой совершено правонарушение, личность нарушителя, обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность, и т.п. Лишь в совокупности все установленные данные помогут ответить на вопрос, можно ли освободить нарушителя от административной ответственности и ограничиться устным замечанием.

В случае принятия решения об объявлении лицу устного замечания выносится постановление о прекращении производства по данному делу (ч. 1 ст. 29.9, п. 3 ч. 1 ст. 30.7 Кодекса).

При малозначительности совершенного административного правонарушения судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном правонарушении, могут освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием.

Комментарий к Ст. 2.9 КоАП РФ

1. Комментируемая статья предусматривает такое основание для освобождения от административной ответственности, как малозначительность административного правонарушения. В данном случае выносится лишь устное замечание (отрицательное суждение по поводу совершенного лицом проступка).

Как разъясняется в ч. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», при малозначительности действие или бездействие формально содержит признаки состава административного правонарушения, однако с учетом характера совершенного правонарушения и роли правонарушителя, размера вреда и тяжести наступивших последствий не представляет существенного нарушения охраняемых общественных правоотношений. При этом такие обстоятельства, как, в частности, личность и имущественное положение лица, добровольное устранение им последствий правонарушения, возмещение причиненного ущерба, не являются обстоятельствами, характеризующими малозначительность правонарушения.

Вопрос о том, является ли деяние малозначительным, разрешается судьей, органом, должностным лицом, уполномоченным решить дело об административном правонарушении.

При этом необходимо иметь в виду, что с учетом признаков объективной стороны некоторых административных правонарушений они ни при каких обстоятельствах не могут быть признаны малозначительными, поскольку существенно нарушают охраняемые общественные отношения. К ним, например, относятся административные правонарушения, предусмотренные ст. ст. 12.8, 12.26 КоАП РФ (ч. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 N 5).

2. Исходя из ч. ч. 2, 4 Методических рекомендаций по применению антимонопольными органами ст. 2.9 КоАП РФ (в части прекращения дел об административных правонарушениях, связанных с нарушением антимонопольного законодательства, по малозначительности), утвержденных ФАС России), нарушения порядка и сроков представления уведомлений в антимонопольный орган могут быть в отдельных случаях квалифицированы в качестве малозначительных с учетом конкретных обстоятельств дела, таких как, например, незначительный (до 15 дней включительно) пропуск установленного законом срока представления уведомлений, при этом непредставление сведений по запросу антимонопольного органа не может быть признано малозначительным.

Основания прекращения исполнения постановления о назначении административного наказания

Прекращают исполнение постановления судья, орган, должностное лицо, вынесшие постановление о назначении административного наказания (ст. 31.7 КоАП РФ), в случае:

1) издания акта амнистии, если такой акт устраняет применение административного наказания;

2) отмены или признания утратившими силу закона или его положения, устанавливающих административную ответственность за содеянное;

3) смерти лица, привлеченного к административной ответственности, или объявления его в установленном законом порядке умершим;

4) истечения сроков давности исполнения постановления о назначении административного наказания, установленных ст. 31.9 КоАП РФ;

5) отмены постановления;

6) вынесения в случаях, предусмотренных КоАП РФ, постановления о прекращении исполнения постановления о назначении административного наказания.

На вышеназванные лица возложена обязанность прекратить исполнение постановления на основании и в пределах ст. 31.7 КоАП РФ, так как в ней содержится перечень оснований прекращения исполнения, который не подлежит расширительному толкованию.

Следствием применений любого из перечисленных оснований выступает оформление постановления о прекращении исполнения постановления о назначении административного наказания.

При решении вопроса о прекращении исполнения постановлений по делам об административных правонарушениях на основании истечения срока давности исполнения постановлений необходимо руководствоваться тем, что максимальный срок, в течение которого постановление может быть приведено в исполнение, равен одному году со дня его вступления в законную силу, и по истечении одного года со дня вступления постановления в законную силу и при отсутствии обстоятельств, при которых течение срока давности исполнения прерывается, приостанавливается либо продлевается, а исполнение постановления подлежит прекращению.

Кроме того, необходимо учитывать, что исполнение постановления по делу об административном правонарушении подлежит прекращению на основании п. 4 ст. 31.7 КоАП РФ по истечении срока давности исполнения постановления, установленного ч. 1 ст. 31.9 КоАП РФ, независимо от того, что исполнение не производилось либо было произведено не полностью.

В качестве обстоятельства, прекращающего исполнение постановления, названо объявление лица, привлеченного к ответственности, «в установленном законом порядке умершим». Порядок объявления гражданина умершим регламентирует ст. 45 ГК РФ. В данной ситуации имеет значение случай объявления гражданина умершим, если в месте его жительства в течение шести месяцев нет сведений о нем, а он пропал без вести при обстоятельствах, угрожавших смертью или дающих основание предполагать его гибель от определенного несчастного случая (ч. 1 ст. 45 ГК РФ). Днем смерти гражданина считается день вступления в законную силу решения суда об объявлении его умершим (ч. 3 ст. 45 ГК РФ).

Применительно к делам об административных правонарушениях, входящим в компетенцию арбитражного суда, приостановление, возобновление и прекращение исполнительного производства согласно ст. 327 АПК РФ осуществляется по заявлению взыскателя, должника, судебного пристава-исполнителя.

Приостановление и прекращение исполнительного производства, возбужденного на основании исполнительного документа, выданного арбитражным судом, производятся тем же арбитражным судом или арбитражным судом, в районе деятельности которого исполняет свои обязанности судебный пристав-исполнитель.

Приостановление и прекращение исполнительного производства арбитражным судом производятся в случаях:

1) исполнения исполнительных документов в отношении организации или гражданина, осуществляющего предпринимательскую деятельность без образования юридического лица;

2) исполнения постановления судебного пристава-исполнителя, если должником является организация или гражданин, осуществляющий предпринимательскую деятельность без образования юридического лица.

Несколько иначе регулирует вопрос о прекращении исполнения постановления Федеральный закон от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве». Так, исполнительное производство прекращается судом в случаях:

1) смерти взыскателя-гражданина (должника-гражданина), объявления его умершим или признания безвестно отсутствующим, если установленные судебным актом, актом другого органа или должностного лица требования или обязанности не могут перейти к правопреемнику и не могут быть реализованы доверительным управляющим, назначенным органом опеки и попечительства;

2) утраты возможности исполнения исполнительного документа, обязывающего должника совершить определенные действия (воздержаться от совершения определенных действий);

3) отказа взыскателя от получения вещи, изъятой у должника при исполнении исполнительного документа, содержащего требование о передаче ее взыскателю;

4) в иных случаях, когда федеральным законом предусмотрено прекращение исполнительного производства.

Исполнительное производство прекращается судебным приставом-исполнителем в случаях:

1) принятия судом акта о прекращении исполнения выданного им исполнительного документа;

2) принятия судом отказа взыскателя от взыскания;

3) утверждения судом мирового соглашения между взыскателем и должником;

4) отмены судебного акта, на основании которого выдан исполнительный документ;

5) отмены или признания недействительным исполнительного документа, на основании которого возбуждено исполнительное производство;

6) прекращения по основаниям и в порядке, которые установлены федеральным законом, исполнения судебного акта, акта другого органа или должностного лица по делу об административном правонарушении судом, другим органом или должностным лицом, выдавшими исполнительный документ.

В постановлении о прекращении исполнительного производства судебный пристав-исполнитель отменяет все назначенные им меры принудительного исполнения, в том числе арест имущества, а также установленные для должника ограничения. Копии постановления судебного пристава-исполнителя о прекращении исполнительного производства, об отмене мер принудительного исполнения и о возбуждении исполнительного производства направляются взыскателю, должнику, в суд, другой орган или должностному лицу, выдавшим исполнительный документ, а также в органы (лицам), исполняющие постановления об установлении для должника ограничений, в трехдневный срок со дня вынесения постановления о прекращении исполнительного производства. Исполнительный документ, по которому исполнительное производство прекращено, остается в материалах прекращенного исполнительного производства и не может быть повторно предъявлен к исполнению.

ПП ВС РФ от 26.06.2018 г. № 26 «О некоторых вопросах применения законодательства о договоре перевозки автомобильным транспортом грузов, пассажиров и багажа и о договоре транспортной экспедиции»

Современное законодательство, регулирующее вопросы оказания транспортно-экспедиционных услуг и услуг по перевозке грузов автомобильным транспортом, содержит ряд пробелов, из-за которых суды, при рассмотрении споров, по-разному толкуют заключенные договоры в этих близких сферах хозяйственной деятельности. Верховный Суд РФ в Постановлении Пленума от 26 июня 2018 года № 26 “О некоторых вопросах применения законодательства о договоре перевозки автомобильным транспортом грузов, пассажиров и багажа и о договоре транспортной экспедиции” разъяснил некоторые самые распространенные вопросы.

Конечно, в Постановлении нет ответов на все вопросы. Однако, стоит признать, что Верховный Суд провел обширную работу, которая действительно заслуживает тщательного ознакомления. А учитывая то, что высшая судебная инстанция не часто дает такие детальные разъяснения по вопросам, касающимся перевозки грузов, это Постановление обязательно должно появиться в материалах на нашем сайте.

Эта статья предназначена в основном для перевозчиков, экспедиторов и грузовладельцев. В ней будет произведено краткое рассмотрение Постановления Пленума ВС РФ от 26.06.2018 г. № 26 в части, касающейся договоров перевозки грузов и договоров транспортной экспедиции. Так как моя деятельность связана с оказанием юридических услуг для перевозчиков, экспедиторов и грузовладельцев, первая часть Постановления Пленума, разъясняющая позицию Верховного Суда по вопросам договора перевозки пассажира и багажа, разбору в рамках этого материала не подвергнется.

Пункт 19. Цель договора перевозки.

<…> Если основная обязанность должника состоит не в сохранной транспортировке груза, к данному договору не могут применяться положения ГК РФ и Устава о перевозке груза. В частности, к договорам об утилизации твердых бытовых отходов, в том числе когда утилизация предполагает их вывоз с использованием транспортного средства, не подлежат применению правила о договоре перевозки, например, о сокращенном (годичном) сроке исковой давности по требованию к перевозчику. <…>

Верховный Суд разъясняет, что целью договора перевозки является именно доставка груза без оказания существенных дополнительных услуг, пусть даже и невозможных без осуществления транспортировки материальных объектов. Здесь следует отметить, что практически в каждом договоре перевозчик обязуется производить не только доставку груза, но также выполнять другие действия, не характерные для договора перевозки, например, контролировать простановку отметок в товарных накладных и счетах-фактурах, проверять целостность упаковки груза и т. п.

Существует риск, что суды при исследовании договоров перевозок будут руководствоваться этим пунктом слишком буквально и применять к таким договорам положения главы 39 Гражданского кодекса РФ “Возмездное оказание услуг”.

Пункт 20. Подтверждение заключения договора перевозки.

<…> отсутствие, неправильность или утрата транспортной накладной сами по себе не являются основанием для признания договора перевозки груза незаключенным или недействительным. В этом случае наличие между сторонами договорных отношений может подтверждаться иными доказательствами <…>

Законодательство РФ однозначно устанавливает, что заключение договора перевозки подтверждается транспортной накладной (ч. 2 ст. 785 ГК РФ, ч. 1 ст. 8 УАТиГНЭТ, абз. 2 п. 6 ППГАТ). Минтранс РФ также разъяснил в письме от 20.07.2011 № 03- 01/081980ис, что использование транспортной накладной для подтверждения заключения договора перевозки необходимо. Однако, Верховный Суд РФ постановил, что факт заключения договора перевозки может доказываться другими доказательствами.

Определять достаточность доказательств заключения договора перевозки в каждом конкретном случае теперь будет суд. В Постановлении Пленума не конкретизированы доказательства, которые будут считаться относимыми и допустимыми.

Пункт 21. Проверка правильности заполнения транспортных документов.

<…> Проверка правильности и полноты этих документов не является обязанностью перевозчика. По общему правилу, грузоотправитель обязан возместить перевозчику убытки, в том числе суммы, выплаченные перевозчиком иным лицам в связи с отсутствием, недостоверностью или неполнотой указанных документов. <…> <…> при приеме груза экспедитор обязан проверить достоверность представленных клиентом документов, необходимых для исполнения экспедитором его обязанностей, их комплектность и соответствие сведений, указанных в документах, условиям перевозки <…>

Указание в транспортных накладных недостоверных сведений о характеристиках и свойствах груза (сведения об опасности, о необходимости соблюдения особых условий перевозки, о массе груза) часто становится причиной привлечения перевозчика к административной ответственности. 21-ый пункт Постановления дает возможность перевозчикам взыскивать причиненные убытки с грузоотправителя.

Верховный суд, однако, указывает, что на экспедиторов законом возлагается обязанность проверять правильность заполнения и наличие всех документов. В большинстве случаев экспедитор на погрузке не присутствует, а следовательно, фактической возможности проверить передаваемые перевозчику документы у него нет. Это создает определенный дисбаланс — перевозчик может потребовать у грузоотправителя возместить расходы, а тот может возложить бремя возмещения этого убытка на экспедитора.

Пункт 22. Возмещение ущерба, вызванного ненадлежащей упаковкой груза.

<…> Перевозчик несет ответственность за утрату, недостачу или повреждение (порчу) груза, произошедшие ввиду ненадлежащей упаковки, если: 1) перевозчик принял на себя обязанность упаковать груз; 2) в момент принятия груза недостатки упаковки были явными либо известны перевозчику исходя из информации, предоставленной грузоотправителем, но перевозчик не сделал соответствующих оговорок в транспортной накладной <…> <…> Если экспедитор принимает груз от клиента без оговорок в транспортном документе о ненадлежащей упаковке, на экспедиторе лежит риск утраты, недостачи, повреждении (порчи) груза, возникших ввиду этого обстоятельства. <…>

Вопрос повреждения груза, возникшего в результате ненадлежащей его упаковки и подготовки к перевозке, часто становился камнем преткновения в спорах. Верховный Суд РФ постановил, что в договоре перевозки ответственность за надлежащее упаковывание и затаривание груза в общем случае несет грузоотправитель, а при заключении договора транспортной экспедиции в обязанность экспедитора входит проверить качество упаковывания и подготовки груза к перевозке независимо от того, кто подготавливал груз к перевозке.

Пункт 23. Гражданская ответственность перевозчика за утрату и повреждение груза.

<…> Перевозчик обязан возместить реальный ущерб, причиненный случайной утратой, недостачей или повреждением (порчей) груза, в том числе возникших вследствие случайного возгорания транспортного средства, дорожно-транспортного происшествия, противоправных действий третьих лиц, например кражи груза. <…>

Обязанность перевозчика возместить ущерб, причиненный грузу, даже в отсутствие вины, установлена законодательно (ч. 1 ст. 796 ГК РФ, ч. 5 ст. 34 УАТиГНЭТ). Арбитражные суда практически всегда правильно применяли эти нормы, но в судах общей юрисдикции имели место случаи неверного толкования закона. Речь идет о формулировке “если не докажет, что утрата, недостача или повреждение (порча) груза произошли вследствие обстоятельств, которые перевозчик не мог предотвратить или устранить по не зависящим от него причинам”. Некоторые федеральные суды выносили решения, освобождающие перевозчика от гражданской ответственности за утрату или порчу груза, возникшие вследствие неправомерных действий третьих лиц.

Перевозчик обязан возместить стоимость утраченного (поврежденного) груза, после чего он получает право на предъявление регрессных требований к виновной стороне (например, к виновнику ДТП).

Пункт 24. Перевозчик обязан возместить убытки, вызванные просрочкой доставки груза.

<…> Перевозчик возмещает убытки, причиненные своему контрагенту ненадлежащим исполнением обязательства в виде просрочки доставки груза <…> Например, в случае просрочки доставки груза грузоотправитель как сторона договора перевозки вправе требовать с перевозчика возмещения убытков, в размер которых в том числе могут быть включены суммы уплаченной грузоотправителем, являющимся продавцом по договору купли-продажи, договорной неустойки за просрочку доставки товара покупателю <…>

Многие знают о том, что крупные сетевые ритейлеры в договорах с поставщиками предусматривают значительные штрафы за недопоставку (в том числе и доставку товара с опозданием). К примеру, стандартный штраф в сети “Перекресток” составляет 12% от стоимости недопоставленного товара. Поставщики, работая с большой отсрочкой оплаты за поставляемые в сети товары, уплачивают эти штрафы добровольно-принудительно (сеть производит зачет на сумму штрафа из причитающихся к оплате сумм). Далее поставщик пытается взыскать этот убыток с перевозчика.

До принятия рассматриваемого Постановления Пленума ВС РФ перевозчики часто могли отбиться от этих требований, ссылаясь на ч. 1 ст. 400 ГК РФ и Определение Конституционного Суда РФ от 2 февраля 2006 г. № 17-­О, которым транспортная деятельность была приравнена к высокорискованным видам деятельности, вследствие чего уплате подлежала только штрафная неустойка за несвоевременную доставку груза.

Теперь споры о взыскании убытков будут чаще заканчиваться победой взыскателей, а не перевозчиков. Самое интересное, что даже включение в договор перевозки условия о том, что перевозчик не возмещает убытки, вызванные просрочкой доставки груза, может быть признано судом ничтожным, так как статьей 37 УАТиГНЭТ предусмотрено, что такого рода соглашения являются недействительными.

Пункт 25. Появилось понятие “договорный перевозчик”.

<…> Экспедитор несет ответственность за утрату, недостачу или повреждение (порчу) груза на основании пункта 2 статьи 6 и статьи 7 Закона о транспортной экспедиции, если он:
1) фактически осуществлял перевозку своими собственными транспортными средствами либо
2) выписал свой транспортный документ, например экспедиторскую расписку, или иным образом выразил намерение гарантировать сохранную доставку груза, в том числе принял на себя ручательство за исполнение договора перевозки (далее – договорный перевозчик). На экспедитора не может быть возложена ответственность за утрату, недостачу или повреждение (порчу) груза перевозчиком, если в силу договора экспедитор обязан выполнять только такие отдельные функции грузоотправителя, как, например, осуществление расчетов с перевозчиком либо подготовка документов, необходимых для перевозки. <…>

Верховный Суд РФ определил, что при рассмотрении споров, вытекающих из договоров транспортной экспедиции, суды должны установить круг обязанностей экспедитора, и на основании этого определить степень ответственности экспедитора за их ненадлежащее исполнение.

Очевидно, что указанный пункт конкретизирует содержание абз. 2 ст. 803 ГК РФ, предусматривающей, что если экспедитор докажет, что нарушение обязательства вызвано ненадлежащим исполнением договоров перевозки, ответственность экспедитора перед клиентом определяется по тем же правилам, по которым перед экспедитором отвечает соответствующий перевозчик.

Теперь суды, рассматривая иски, предъявленные к экспедиторам, обязаны исчерпывающе установить что вменялось экспедитору договором с клиентом. Если договор предусматривал только оформление перевозочных документов, то ответственность за сохранность груза, сроки доставки и т.д. несет перевозчик, а не экспедитор.

Пункт 26. Более точное определение обязанностей экспедитора.

При квалификации правоотношения участников спора необходимо исходить из признаков договора, предусмотренных главами 40, 41 ГК РФ, независимо от наименования договора, названия его сторон и т.п. Согласование сторонами договора ответственности экспедитора в качестве договорного перевозчика может подтверждаться, в частности, тем, что по условиям договора клиент не выбирает кандидатуры конкретных перевозчиков, цена оказываемых экспедитором услуг выражена в твердой сумме без выделения расходов на перевозку и сопоставима с рыночными ценами за перевозку соответствующих грузов, экспедитор в документах, связанных с договором, сам характеризовал свое обязательство как обеспечение сохранной доставки груза, например, на сайте экспедитора в сети “Интернет”, через который заключался договор.

В судебных решениях по делам, связанным с перевозкой грузов, нередко сваливаются в кучу положения законодательства, регулирующего как собственно перевозку, так и оказание транспортно-экспедиторских услуг. 26-ой пункт Постановление Пленума ВС РФ от 26.06.2018 г. № 26 дает более точное, нежели ч. 1 ст. 801 ГК РФ, понятие договора транспортной экспедиции.

Теперь у судов должно быть меньше вопросов при юридической квалификации заключенного договора. В некоторых категориях дел (например, касающихся удержания груза) правильная квалификация заключенного договора имеет решающее значение.

Также нельзя не отметить, что Верховный Суд дает возможность клиентам экспедитора ссылаться на его интернет-сайт как на доказательство того, что экспедитор заявлял, что он производит доставку груза, и, как следствие, предъявлять экспедитору требования как к перевозчику.

Кроме того, Верховный Суд в очередной раз указывает, что при квалификация договора определяется его предметом, а не наименованием или принятыми по тексту договора названиями его сторон.

Пункт 27. Лица, имеющие право предъявления требования к перевозчику.

<…> Если клиент является грузоотправителем по договору перевозки груза, то есть договор заключен клиентом самостоятельно либо экспедитором от имени клиента, клиент вправе требовать от перевозчика возмещения реального ущерба, причиненного утратой, недостачей или повреждением (порчей) груза. <…> В целях исключения неосновательного обогащения клиента к обязательствам перевозчика и экспедитора подлежат применению нормы о солидарных обязательствах <…> <…> Если же договор перевозки груза заключен экспедитором от своего имени, правом требовать возмещения реального ущерба, причиненного утратой, недостачей или повреждением (порчей) груза, с перевозчика обладает экспедитор. Перевозчик обязан возместить реальный ущерб, причиненный утратой, недостачей или повреждением (порчей) груза, экспедитору независимо от того, кто является собственником груза, и независимо от того, возместил ли экспедитор соответствующий вред клиенту. В этом случае ответственным перед клиентом за утрату, недостачу, повреждение (порчу) груза является экспедитор. Экспедитор, заключивший договор перевозки от своего имени, в случае неисполнения либо ненадлежащего исполнения перевозчиком обязательств по договору обязан по требованию клиента уступить ему права по договору перевозки с целью предъявления перевозчику требования о возмещении убытков <…>

Верховный суд рассмотрел три ситуации, которые могут возникнуть при перевозке груза с участием экспедитора:

  1. Договор перевозки заключен между грузоотправителем и перевозчиком, либо между экспедитором и перевозчиком, но экспедитор действовал от имени клиента — право предъявления требований возникает у клиента экспедитора. Однако, если экспедиторский договор предусматривает ответственность экспедитора перед своим клиентом, последний должен заявить солидарные требования и к экспедитору, и к перевозчику. Это нужно для того, чтобы избежать неосновательного обогащения клиента (ст. 1102 ГК РФ).
  2. Если экспедитор заключил договор с перевозчиком от своего имени (наиболее распространенный вариант), то перевозчик обязан возместить убытки и уплатить штрафы экспедитору. При этом не важно возместил ли экспедитор убытки (ущерб) своему клиенту. Последнее создает предпосылки для возникновения у экспедитора неосновательного обогащения в случае, если перевозчик возместит убытки, а экспедитор нет.
  3. Если экспедитор докажет клиенту, что ненадлежащее исполнение обязательств по доставке груза вызвано действиями (бездействием) перевозчика, у клиента возникает право требования убытков и (или) неустойки в перевозчика. Верховный суд, руководствуясь принципом аналогии права, обязывает экспедитора, имеющего схожий с комиссионером род деятельности и круг обязанностей, уступить право требования к перевозчику.

Пункт 28. Перевозчик не вправе требовать оплату у грузоотправителя, если он заключал договор с экспедитором.

Лицом, отвечающим перед фактическим перевозчиком за оплату перевозки, является лицо, заключившее договор перевозки. Если договор перевозки заключен экспедитором от своего имени, перевозчик не вправе требовать провозную плату с клиента экспедитора. <…>

Эта позиция ранее высказывалась Верховным Судом в п. 11 Обзора судебной практики по спорам, связанным с договорами перевозки груза и транспортной экспедиции (утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 20 декабря 2017 года). Логично, что если перевозчик сначала договорился об оплате с одним заказчиком, то и требовать деньги он вправе у этого заказчика.

Пункт 31. Срок исковой давности.

<…> Срок исковой давности по иску экспедитора к фактическому перевозчику не зависит от момента возмещения экспедитором убытков клиенту.

Этот пункт Постановления ставит точку в вопросе о том, начинает ли исчисляться срок исковой давности заново после того, как экспедитор исполнил обязательство перед своим клиентом (регрессный срок исковой давности, ч. 3 ст. 200 ГК РФ).

Пункт 33. Соблюдение установленных требований претензий к перевозчикам.

<…> В случае если перевозчик не ответил на претензию в установленный срок, впоследствии он не может ссылаться на то, что претензия не соответствовала требованиям, предусмотренным законодательством, в частности к ней не были приложены необходимые документы, а следовательно, истцом не соблюден обязательный претензионный порядок.

Перевозчик обязан рассматривать и отвечать на предъявляемые к нему претензии, независимо от соблюдения контрагентом требований к содержанию и форме претензий, установленных п. 88 ППГАТ. Перевозчик вправе в ответе на претензию аргументированно ссылаться на ненадлежаще предъявленную претензию, делающую ее рассмотрение по существу невозможным. Только в этом случае он вправе заявлять о несоблюдении обязательного досудебного порядка в суде, в противном случае он это право утрачивает. Дополнительно к нему могут быть применены последствия злоупотребления правом (ст. 111 АПК РФ).

Пункт 34. Течение срока исковой давности приостанавливается на период соблюдения сторонами претензионного порядка разрешения споров.

<…> если стороны прибегли к претензионному порядку разрешения спора <…> исковая давность приостанавливается на срок соблюдения этого порядка. <…> <…> Если договором претензионный порядок также предусмотрен по требованиям перевозчика или экспедитора к лицу, заключившему договор перевозки или транспортной экспедиции, срок исковой давности по данному требованию приостанавливается на период, предусмотренный договором для соблюдения претензионного порядка. <…>

Верховный Суд применяет положение ч. 3 ст. 202 ГК РФ, предусматривающей прекращение течение срока исковой давности на период применения сторонами предусмотренной законом внесудебной процедуры разрешения спора.

Примененные по тексту статьи сокращения:

  • ГК РФ — Гражданский кодекс Российской Федерации.
  • ВС РФ — Верховный Суд Российской Федерации.
  • АПК РФ — Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации.
  • УАТиГНЭТ — Федеральный закон от 08.11.2007 года № 259-ФЗ «Устав автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта».
  • ППГАТ — Постановление Правительства от 15.04.2011 года № 272 «Об утверждении правил перевозки грузов автомобильным транспортом».

Течение срока исковой давности прерывается совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга.

После перерыва течение срока исковой давности начинается заново; время, истекшее до перерыва, не засчитывается в новый срок.

Комментарий к Ст. 203 ГК РФ

1. В комментируемой статье предусмотрены основания для перерыва срока исковой давности. В отличие от приостановления перерыв исковой давности связан волей должника при наличии предусмотренных в законе оснований. В таких случаях давностный срок прекращает свое течение, а после отпадения указанных оснований начинает течь снова. Другими словами, время, прошедшее до наступления прерывающего обстоятельства, не засчитывается в срок исковой давности. Этим перерыв существенно отличается от приостановления. Специфичны и основания для перерыва, к числу которых закон относит предъявление иска, а также признание долга. При рассмотрении заявления стороны в споре об истечении срока исковой давности суд применяет правила о перерыве срока давности и при отсутствии об этом ходатайства заинтересованной стороны при условии наличия в деле доказательств, достоверно подтверждающих факт перерыва течения срока исковой давности.

Следует иметь в виду, что перечень оснований перерыва течения срока исковой давности, данный в ст. 203 ГК РФ и иных федеральных законах (ч. 2 ст. 198 ГК), не может быть изменен или дополнен по усмотрению сторон и не подлежит расширительному толкованию (п. 14 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 12, 15 ноября 2001 г. N 15/18).

2. В качестве основания для перерыва срока исковой давности расценивается не любое обращение в суд, а только такое, которое сделано в установленном законом порядке, т.е. в соответствии с требованиями гражданского процессуального законодательства.

Безусловно, необходимо соблюдать правила о подведомственности, о предварительном досудебном разрешении спора в претензионном порядке и т.д. Рассмотрение предъявленного иска заканчивается обычно вынесением решения об удовлетворении или отказе в иске. В течение всего времени судопроизводства по делу (вплоть до вынесения решения и вступления его в законную силу) вопрос о сроке давности не встает, поскольку это лишено практического смысла. После того как решение вступило в законную силу и возникла необходимость его принудительного исполнения, начинает течь самостоятельный срок давности по исполнению решения суда.

Принятое к производству гражданское дело, однако, не всегда заканчивается разрешением спора. Закон предусматривает ряд обстоятельств, при наличии которых иск оставляется без рассмотрения (нет необходимых документов, требование предъявлено недееспособным лицом и т.д.). В этих случаях срок исковой давности не прерывается, а его течение продолжается в общем порядке, поскольку спор (как таковой) не был предметом судебного разбирательства. После устранения указанных недостатков истец может предъявить тот же иск в общем порядке.

В нормах процессуального законодательства предусматриваются обстоятельства, при наличии которых суд обязан приостановить начатое по делу производство, а также такие, по которым суд может это сделать по своей инициативе или по просьбе заинтересованных лиц (нахождение лица в больнице или в длительной командировке, розыск ответчика по делам о взыскании алиментов и о возмещении вреда и т.п.). Во всех случаях приостановления производства исковая давность прерывается уже в момент предъявления иска и не возобновляется на весь период рассмотрения дела в суде всех инстанций.

3. Признание долга как основание перерыва срока исковой давности применяется по спорным отношениям независимо от их субъектного состава (граждане или юридические лица).

Действия, свидетельствующие о признании долга, весьма разнообразны. К действиям, свидетельствующим о признании долга в целях перерыва течения срока исковой давности исходя из конкретных обстоятельств в частности, могут относиться: признание претензии; частичная уплата должником или с его согласия другим лицом основного долга и (или) сумм санкций, равно как и частичное признание претензии об уплате основного долга, если последний имеет под собой только одно основание, а не складывается из различных оснований; уплата процентов по основному долгу; изменение уполномоченным лицом договора, из которого следует, что должник признает наличие долга, равно как и просьба должника о таком изменении договора (например, об отсрочке или рассрочке платежа); акцепт инкассового поручения. При этом в тех случаях, когда обязательство предусматривало исполнение по частям или в виде периодических платежей и должник совершил действия, свидетельствующие о признании лишь какой-то части (периодического платежа), такие действия не могут являться основанием для перерыва течения срока исковой давности по другим частям (платежам) (п. 20 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 12, 15 ноября 2001 г. N 15/18). Во всех таких случаях течение исковой давности возобновляется каждый раз на новый полный срок с момента совершения должником указанных действий. Однако совершены они должны быть до истечения срока давности. Если он истек, то признание долга не может означать перерыва срока, а свидетельствует лишь о намерении должника добровольно исполнить обязательство.