Газопровод проходит по моему участку

Как получить с газовой службы деньги за проходящий по моему участку газопровод

Вопрос: Что если газопровод проходит по моему земельному участку, могу ли я требовать выплаты аренды?

Ответ: Вы должны требовать ! Собственники газопровода проложенного по вашему земельному участку пользуются безвозмездно вашей частной собственностью. Они (газовые службы) должны были первыми предложить вам заключить договор сервитута на основании требований статьи 274 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Раз газовая служба молчит, Вам ,как собственнику земельного участка, необходимо заключить соглашение(или договор) с собственником газопровода об установлении частного сервитута . Этим договором вы разрешаете газовой службе пользоваться своим участком в оговоренных условиях.

Договор определяет границы сервитута, Ваши права и обязанности , а также права и обязанности газовой службы. За предоставление сервитута вы устанавливаете свою цену, лучше начинать с небольшой а через пол года можно и увеличить , плата взимается вами в соответствии с пунктом 6 статьи 23 Земельного Кодекса Российской Федерации.

Если газовая служба не захочет заключать с вами договор сервитута или оплачивать установленную вами сумму , тогда вам придется обратиться в суд с понуждением собственника газопровода к заключению с вами возмездного сервитута на ограниченное пользование вашим земельным участком.

Да ,и последнее ,договор сервитута земельного участка вступит в силу только после его регистрации в Росреестре.

Добавлено: 20.12.2013 23:13

Обсуждение вопроса на форуме:

Как получить с газовой службы деньги за проходящий по моему участку газопровод

Дуэт на трубе

Шесть лет назад гражданка приобрела в собственность жилой дом с давно подведенным к земельному участку и подключенным к дому газом. Пользовалась газом хозяйка до 2018 года, пока не поступило уведомление от организации, обеспечивающей безопасность эксплуатации газовой сети. «Письмо счастья» было об отключении газа в связи с планируемой реконструкцией газопровода его собственником. По мнению газовой организации, собственником газопровода был сосед, живущий через участок. Именно он якобы участвовал в его строительстве. Но ни одного подтверждения о регистрации газопровода на его имя у соседа не имеется.

Конторы — по эксплуатации и по поставке газа — перекладывали обязанности друг на друга

Тогда к суду подключилась прокуратура. И прокурором руководству газовой организации было внесено предостережение о недопустимости отключения газа. Но газовая организация не унималась и неоднократно направляла гражданке уведомление об отключении. Но уже от имени виртуального собственника газопровода.

Истица просила суд заставить поставить газопровод на баланс газовой организации. В суде сосед предложил ей купить газопровод. Собственница соглашалась, но попросила подтвердить право собственности — ведь она должна купить газопровод у настоящего собственника. Но у гражданина документов не было.

Зато местный суд, несмотря на недоказанность права собственности на газопровод соседа, отсутствие записи в реестре ЕГРН и информации в органах технадзора, вынес решение отказать хозяйке в иске, поскольку собственником газопровода, по мнению суда, является ее сосед. Либо… сама истица с соседом. Так и написано в решении суда!

К моменту, пока дело дошло до второй инстанции, случилось ЧП — газопровод был поврежден из-за ДТП и подача газа была прекращена другой организации — областной организации в сфере поставки газа.

Во второй инстанции две газовые организации — одна из них — в сфере обеспечения безопасности газового оборудования, а другая — в сфере обеспечения поставок газа, перекидывали свои обязанности друг на друга. Они заявляли, что одна организация только обеспечивает безопасность эксплуатации оборудования, а другая обеспечивает только поставку газа.

Пришлось анализировать «газовое» законодательство с 1999 года. Получилось вот что. Собственником газопровода, как элемента газовых сетей, может быть только специализированная организация, получившая это право в процессе приватизации или «на ином другом законном основании». Законодатель четко установил, что границей ответственности являются границы участка гражданина. За правильное использование оборудования, которое находится на частном участке, несет ответственность гражданин, за его пределами — специализированная организация, которая и принимает на баланс все элементы газовой системы за пределами участков граждан. В некоторых случаях это может делать местная администрация.

Вышестоящий суд все-таки принял решение об отказе в удовлетворении иска собственницы. А ведь она исправно платила и платит — как за отсутствующий газ, так и по другому договору — за эксплуатацию газового оборудования. Но что ей делать дальше? Ведь скоро осень. Готовить и обогреваться будет нечем. И в похожей ситуации оказываются очень многие граждане, которые живут не в квартирах , а на дачах и в домах.

На правительственном уровне в конце 2013 года частично был решен вопрос о принадлежности газовых сетей. Постановлением (№ 1314) установлено, что исполнитель, то есть специализированная газовая организация, несет балансовую и эксплуатационную ответственность за элементы газовых сетей до границ земельного участка гражданина. Однако законодательно до сих пор так и не решена сложная проблема балансовой принадлежности газопроводов, появившихся до вступления в силу этого постановления. А это десятки и сотни километров труб и большие проблемы для простых граждан во всех регионах страны. Многие из них подают иски о принятии на баланс «своих» труб газовыми организациями. Но те отказываются — мол, содержите свои трубы сами. При этом забывают про безопасность. Ведь газопроводы — источники повышенной опасности. Но пока наши суды не спешат ответить на вопрос — так чья же у вас труба?

Уточнены полномочия органов местного самоуправления в области газоснабжения

Постановление Правительства РФ от 21.02.2019 N 179 «О внесении изменений в некоторые акты Правительства Российской Федерации»

Федеральным законом от 19.07.2018 N 210-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О газоснабжении в Российской Федерации», помимо прочего, конкретизировались полномочия органов местного самоуправления по организации газоснабжения жителей. К таким полномочиям были отнесены подготовка местных жителей к использованию газа в соответствии с межрегиональными и региональными программами газификации жилищно-коммунального хозяйства, промышленных и других организаций, согласование схем расположения объектов газоснабжения, используемых для обеспечения газом.

В связи с принятием указанного Федерального закона настоящим Постановлением вносятся изменения в Правила разработки и реализации межрегиональных и региональных программ газификации жилищно-коммунального хозяйства, промышленных и других организаций, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 10.09.2016 N 903 «О порядке разработки и реализации межрегиональных и региональных программ газификации жилищно-коммунального хозяйства, промышленных и иных организаций».

Предусматривается, что местные власти должны будут информировать жителей о сроках, порядке, условиях подключения к газораспределительным сетям, о прогнозной стоимости газа, расчете максимальной потребности населенного пункта в газе, выделении земельных участков для размещения объектов газоснабжения. Органы исполнительной власти субъектов РФ должны будут размещать проекты программ газификации на своих официальных сайтах для проведения публичных обсуждений.

Постановлением определен порядок согласования с органами местного самоуправления проектов региональных программ газификации, подготовленных органами государственной власти субъектов РФ, порядок проведения публичных обсуждений проектов таких программ и действия по подготовке жителей к использованию газа. Предусматривается информирование граждан о сроках, порядке, условиях подключения к газораспределительным сетям, о прогнозной стоимости газа, расчете максимальной потребности населенного пункта в газе, выделении земельных участков для размещения объектов газоснабжения.

На органы исполнительной власти субъектов РФ, кроме того, возложена обязанность размещать проекты программ газификации на своих официальных сайтах в сети «Интернет» для проведения публичных обсуждений.

ВС РФ разъяснил, почему использование газораспределительных сетей без договора аренды не образует неосновательного обогащения

Закон о газоснабжении не предусматривает обязанность газотранспортной организации заключить договор аренды газораспределительных сетей с их собственником, не оказывающим услуги по передаче (транспортировке) газа, что исключает возможность взыскания платы с лица, отказавшегося заключить подобный договор.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 23.05.2018 № 310-ЭС17-21530 по делу № А48-4151/2016

Истец

Управление по муниципальному имуществу Мценского района Орловской области

Ответчик

АО «Газпром газораспределение Орел»

Суть дела

В собственности муниципального образования Мценского района Орловской области находятся газораспределительные сети высокого и низкого давления общей протяженностью 71 000 м, 15 газораспределительных подстанций общей площадью 92 кв. м. (далее — имущество, газораспределительные сети).

В марте 2016 г. администрация Мценского района предложила АО «Газпром газораспределение Орел» (далее — общество) заключить договор аренды газораспределительных сетей. Годовую арендную плату администрация определила в размере 470 600 руб. на основании отчета независимого оценщика. Общество сообщило о готовности заключить договор аренды указанного имущества, но с величиной годовой арендной платы, не превышающей размер расходов, учитываемых при расчете тарифа на транспортировку газа, установленный ему Федеральной службой по тарифам. Размер годовой платы за пользование имуществом, по расчетам общества, не должен превышать суммы в 312 200 руб. без НДС или 368 400 руб. с НДС.

Полагая, что в период с 10 апреля по 10 июня 2016 г. муниципальные газораспределительные сети незаконно использовались обществом для транспортировки газа потребителям в отсутствие заключенного договора аренды, Управление по муниципальному имуществу Мценского района Орловской области (далее — управление) обратилось в суд с иском о взыскании с общества 78 400 руб. неосновательного обогащения.

Позиция судов

Суд первой инстанции удовлетворил исковые требования частично. С общества в пользу управления взыскали 52 000 руб.

Апелляция отменила данное решение и удовлетворила требования управления в полном объеме. Решение поддержал суд округа. Суды пришли к выводу о наличии на стороне ответчика неосновательного обогащения, возникшего в результате бездоговорного использования спорных газопроводов, и приняли расчет, произведенный истцом исходя из рыночной стоимости арендной платы за использование имущества.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил акты нижестоящих судов и отказал в удовлетворении иска, исходя из следующего.

В рассматриваемом деле объектом неосновательного обогащения является пользование обществом чужим имуществом (муниципальными газораспределительными сетями, по которым осуществляется поставка газа потребителям) без внесения за это платы, а предметом иска — плата за его использование.

В силу специального назначения спорного имущества к рассматриваемым правоотношениям подлежат применению нормативные акты, регулирующие отношения в сфере газоснабжения.

Согласно ст. 5 Федерального закона от 31.03.99 № 69-ФЗ «О газоснабжении в Российской Федерации» (далее — Закон о газоснабжении) федеральная система газоснабжения — совокупность действующих на территории Российской Федерации систем газоснабжения: Единой системы газоснабжения, региональных систем газоснабжения, газораспределительных систем и независимых организаций.

Для входящих в федеральную систему газоснабжения организаций — собственников Единой системы газоснабжения, региональных систем газоснабжения, газораспределительных систем и независимых организаций действуют единые правовые основы формирования рынка и ценовой политики, единые требования энергетической, промышленной и экологической безопасности, установленные названным федеральным законом и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Пунктом 1 ст. 424 ГК РФ установлено, что в предусмотренных законом случаях для расчетов между сторонами за оказанные услуги применяются цены (тарифы, расценки, ставки и т.п.), устанавливаемые или регулируемые уполномоченными на то государственными органами. Согласно ст. 4, 6 Федерального закона от 17.08.95 № 147-ФЗ «О естественных монополиях», ст. 23 Закона о газоснабжении тарифы на услуги по транспортировке газа по газораспределительным сетям подлежат государственному регулированию.

Принципы регулирования и расчета тарифов на услуги по транспортировке газа по газораспределительным сетям, а также особенности их применения на территории Российской Федерации определены Методическими указаниями по регулированию тарифов на услуги по транспортировке газа по газораспределительным сетям, утвержденными приказом ФСТ России от 15.12.2009 № 411-э/7 (далее — Методические указания).

В соответствии с п. 4 Методических указаний Федеральной службой по тарифам утверждаются тарифы на услуги по транспортировке газа по газораспределительным сетям для организаций, в собственности которых или на иных законных основаниях находятся газораспределительные сети. Расчет розничных цен на газ, реализуемый населению, осуществляется из региональной составляющей розничной цены на газ, которая определяется исходя из установленных ФСТ России тарифов на услуги по транспортировке газа (п. 10, 11, 15 Методических указаний).

Исходя из изложенного, ВС РФ заключил, что истец входит в систему газоснабжения в силу принадлежности ему на праве собственности газораспределительных сетей. Следовательно, выручка истца от использования объектов газоснабжения должна определяться исходя из регулируемого тарифа. Иное означало бы возможность получить плату за пользование газораспределительными сетями и компенсировать затраты на их содержание и эксплуатацию в обход действующего законодательства.

Вместе с тем истец в уполномоченный орган для установления тарифа по транспортировке газа по его объектам не обращался, тариф на транспортировку газа по газораспределительным сетям для него не утвержден. Вопреки выводам судов ответчик не извлек дохода в связи с использованием имущества истца и не получил экономически необоснованной выгоды от такого использования.

Кроме того, ВС РФ отметил, что предложенный истцом доходный метод определения величины арендной платы за пользование газораспределительными сетями не соответствует действующей методике расчета тарифов на услуги по транспортировке газа по газораспределительным сетям, не учитывает специального назначения имущества, фактически направлен на обход действующего законодательства по ценообразованию.

Закон о газоснабжении не предусматривает обязанность газотранспортной организации заключить договор аренды газораспределительных сетей с собственником этого имущества, не оказывающим услуги по передаче (транспортировке) газа, что исключает взыскание платы с лица, отказавшегося заключить подобный договор.

Анализ представленной информации, норм действующего законодательства и судебной практики по изучаемому вопросу позволяют сделать следующие выводы.
В соответствии со ст. 217 Гражданского кодекса Российской Федерации имущество, находящееся в государственной или муниципальной собственности, может быть передано его собственником в собственность граждан и юридических лиц в порядке, предусмотренном законами о приватизации государственного и муниципального имущества. При приватизации государственного и муниципального имущества, предусмотренные Гражданским кодексом Российской Федерации положения, регулирующие порядок приобретения и прекращения права собственности, применяются, если законами о приватизации не предусмотрено иное.
Отношения, связанные с приватизацией государственного и муниципального имущества в Российской Федерации регулируются нормами Гражданского кодекса Российской Федерации, а также нормами Федерального закона от 21 декабря 2001 года № 178-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества» (Далее – «Закон о приватизации»).
Статьей 1 Закона о приватизации, приватизация определена как возмездное отчуждение имущества, находящегося в собственности Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, в собственность физических и (или) юридических лиц. Способы приватизации государственного и муниципального имущества в Российской Федерации определены в ст. 13 указанного Федерального закона.
Статьей 30 Закона о приватизации установлены особенности приватизации объектов социально-культурного и коммунально-бытового назначения.
Из абз. 6 п. 1 ст. 30 Закона о приватизации следует, что объекты социально-культурного назначения (здравоохранения, культуры и спорта) и коммунально-бытового назначения могут быть приватизированы в составе имущественного комплекса унитарного предприятия, за исключением используемых по назначению, в том числе: объектов транспорта и энергетики, предназначенных для обслуживания жителей соответствующего поселения.
Вместе с тем, п. 3 данной статьи установлено, что объекты социально-культурного и коммунально-бытового назначения, разрешенные для приватизации, но не включенные в подлежащий приватизации имущественный комплекс унитарного предприятия, могут приватизироваться отдельно в соответствии с настоящим Федеральным законом. При этом, согласно п. 4 приведенной статьи, обязательным условием приватизации объектов социально-культурного и коммунально-бытового назначения является сохранение их назначения в течение срока, установленного решением об условиях приватизации таких объектов.
Таким образом, системное толкование ст. 30 Закона о приватизации дает основания полагать, что объекты социально-культурного и коммунально-бытового назначения можно разделить на объекты, оборот которых запрещен (не подлежащие приватизации, следовательно, такие объекты могут находиться только в государственной или муниципальной собственности), и на объекты, ограниченные в гражданском обороте, то есть не изъятые из оборота полностью, а такие, которые могут быть предметом отчуждения, но с соблюдением предусмотренных законодательством условий и процедур.
Если объекты социально-культурного и коммунально-бытового назначения разрешены для приватизации, но не включены в подлежащий приватизации имущественный комплекс унитарного предприятия, то они приватизируются самостоятельно в соответствии с общими правилами приватизации, установленными Законом о приватизации. При этом исключением из общих правил приватизации является обязательное условие сохранять назначение объектов социально-культурного и коммунально-бытового назначения в течение определенного срока после приватизации.
Для объектов энергетики, в свою очередь, запрет на их приватизацию действует при условии, если они используются для обслуживания жителей соответствующего муниципального образования.
Таким образом, при совершении сделки по отчуждению газораспределительных сетей, находящихся в собственности муниципальных образований в пользу физических и (или) юридических лиц, при условии признания имущества объектом энергетики, который используется для обслуживания жителей муниципального образования, существует риск признания такой сделки недействительной, с применением двухсторонней реституции, поскольку приватизация таких объектов прямо запрещена Законом – ст. 30 Закона о приватизации.
В силу ст. 12 Гражданского кодекса Российской Федерации признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности, применение последствий недействительности ничтожной сделки являются способами защиты нарушенного права. Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено стороной сделки или иным лицом, указанным в законе (п. 2 ст. 166 Гражданского кодекса Российской Федерации).
В соответствии со ст. 168 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.
О том, что подобные сделки запрещены в силу закона, а, следовательно, ничтожны, свидетельствует и судебная практика.
Так, Федеральный Арбитражный суд Волго-Вятского округа, в Постановлении от 16 апреля 2013 года по делу № А79-9788/2012 по иску заместителя прокурора Чувашской Республики о признании недействительным договора купли-продажи недвижимого имущества (электроснабжение улицы) указал: «…При условии признания спорного имущества объектом электроэнергетики суды первой и апелляционной инстанций на законных основаниях удовлетворили требования Прокурора, поскольку приватизация таких объектов прямо запрещена законом – статьей 30 Закона о приватизации…».
Федеральный Арбитражный суд Уральского округа, в Постановлении от 13 февраля 2014 года № Ф09-14334/13 также указал: «…На основании абз. 6 п. 1 ст. 30 Закона о приватизации государственного и муниципального имущества объекты социально-культурного назначения и коммунально-бытового назначения могут быть приватизированы в составе имущественного комплекса унитарного предприятия, за исключением используемых по назначению, в том числе: объектов транспорта и энергетики, предназначенных для обслуживания жителей соответствующего поселения. Данной нормой права установлен запрет на приватизацию используемых по назначению объектов транспорта и энергетики, предназначенных для обслуживания жителей соответствующего поселения, а также указано, что эти объекты должны находиться в муниципальной собственности, что соответствует правовой позиции, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 10.04.2012 № 16662/11…». Высший Арбитражный суд Российской Федерации согласился с позицией судов нижестоящих инстанций, следствием чего явилось Определение от 14 мая 2014 года № ВАС-5260/14 об отказе в передаче дела в президиум ВАС РФ.
Указанная позиция также находит свое отражение в Постановлении Четырнадцатого Арбитражного апелляционного суда от 10 марта 2016 года по делу № А44-7368/2015, в Постановлении Первого Арбитражного апелляционного суда от 28 июня 2013 года по делу № А79-9488/2012, и в Постановлении Первого Арбитражного апелляционного суда от 28 октября 2013 года по делу № А79-9489/2012. Следует отметить и правовую позицию Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенную в Постановлении от 10 апреля 2012 года № 16662/11: «Федеральный закон № 178-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества» не разрешает приватизацию используемых по назначению для нужд населения объектов, указывая, что эти объекты должны находиться в муниципальной собственности. Указанные в ст. 30 объекты относятся к тем объектам, приватизация которых на основании положений Федерального закона № 178-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества» не допускается».
Вместе с тем, в соответствии с п. 2 ст. 30 Закона о приватизации объекты социально-культурного и коммунально-бытового назначения, не включенные в подлежащий приватизации имущественный комплекс унитарного предприятия по основаниям, указанным в п. 1 ст. 30 Закона о приватизации, подлежат передаче в муниципальную собственность в порядке, установленном законодательством.
Согласно п. 3 ст. 30 Закона о приватизации объекты социально-культурного и коммунально-бытового назначения, разрешенные для приватизации, но не включенные в подлежащий приватизации имущественный комплекс унитарного предприятия, могут приватизироваться отдельно в соответствии с настоящим Федеральным законом.
Таким образом, установленное в п. 1 ст. 30 Закона о приватизации ограничение оборотоспособности объектов энергетики, в том числе и газопроводов касается случаев включения указанного имущества и его приватизации в составе имущественного комплекса унитарного предприятия и исключает приватизацию лишь отдельных объектов социально-культурного и коммунально-бытового назначения при их нахождении в имущественном комплексе неспециализированного унитарного предприятия и предназначенных для обслуживания жителей соответствующего поселения.
Отвечая на вопрос Общества о том, могут ли газопроводы быть объектами приватизации, следует отметить Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 05 июля 2018 года № Ф07-5003/2018, в котором суд, отказывая Прокуратуре в удовлетворении требований о признании недействительным договора купли-продажи недвижимого имущества, указал, что поскольку спорные газопроводы не входили в состав имущественного комплекса унитарного предприятия, а находились каждый обособленно в казне муниципального образования как отдельные объекты, они могли являться объектами приватизации.
На основании изложенного можно сделать вывод о том, что если сети не входят в состав имущественного комплекса унитарного предприятия, находятся обособленно в казне муниципального образования как отдельные объекты, и не являются единственными объектами электроэнергетики на территории конкретного поселения, предназначенными для обслуживания (поставки газа) населения, такие объекты могут являться объектами приватизации в силу приведенных выше норм действующего законодательства Российской Федерации. Обязательным условием приватизации объектов социально-культурного и коммунально-бытового назначения является сохранение их назначения в течение срока, установленного решением об условиях приватизации, но не более чем пять лет с момента приватизации.
Запрет на приватизацию объектов энергетики, в силу абз. 6 п. 1 ст. 30 Закона о приватизации, действует при условии, если они используются для обслуживания жителей соответствующего муниципального образования.