Использование чужого товарного знака

Разрешение на использование товарного знака или бренда

Нарушение исключительных прав на товарный знак (бренд) при продаже в Интернете наиболее распространенное нарушение, после продажи контрафактных товаров.

Интернет магазины, сайты, домены и предприниматели преследуются судами по искам адвокатов, дистрибьюторов, эксклюзивных поставщиков и антимонопольных органов за использование товарных знаков без разрешения.

Практика по таким судебным делам сформировалась не в пользу владельцев сайтов, поэтому вероятность разрешения спора в пользу интернет-предпринимателя крайне низкая (около 15 %), но все же, у каждого спора есть альтернативное решение, кроме удовлетворения иска о защите бренда. Но нужно понимать, многие предприниматели осознано нарушают права и нелегально используют бренды на своих сайтах.

Если вы получили претензию, вы можете обратиться в proright.ru за бесплатной консультацией.

Судебная практика

Суд по интеллектуальным правам рассмотрел дело N С01-569/2018 от 26.07.2018 о нарушении прав на товарный знак. Предприниматель перепродавал товар, маркированный чужим товарным знаком. По мнению Суда по интеллектуальным правам, предприниматель имел возможность и должен был предвидеть последствия использования товарного знака без разрешения правообладателя. Поскольку такое разрешение у правообладателя не было запрошено, предприниматель нарушил исключительные права владельца товарного знака.

Суд взыскал с предпринимателя 500 000 руб за нарушение.

Сумма компенсации может достигать 5 000 000 рублей.

Реальный штраф это не все. Представители правообладателя могут запретить использовать доменное имя сходное с товарным знаком или заблокировать доступ Пользователей к сайту. Из-за одного нарушения прав на товарный знак, владелец может потерять контроль над интернет-магазином, приемом платежей и вложениями в продвижение своего сайта.

Суд по интеллектуальным правам рассматривает сложные дела о защите брендов в России. Участие представителей Proright в спорах и анализ судебной практики по доменным спорам, защите товарных знаков и брендов, позволяет создавать рекомендации и документы для снижения рисков как для правообладателей, так и компаний работающих в интернет-торговле, сайтам и владельцам доменов.

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать
другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или
средства индивидуализации.

Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Если вы покупаете товар для перепродажи :

  • Получите разрешение на использование товарного знака
  • Заключите договор на использование товарного знака
  • Получите лицензию дистрибьютора или владельца бренда

Или оформите один из документов:

  • Договор об отчуждении исключительного права на товарный знак
  • Исключительная лицензия на использование товарный знак
  • Простая (неисключительная) лицензия на товарный знак
  • Договор коммерческой концессии (франчайзинга) на товарный знак

Разрешение на использование товарного знака можно оформить в виде отдельного документа или положения, включенного в основной контракт между контрагентами. Законодательство не предусматривает обязательности оформления согласованного с правообладателем разового использования товарного знака посредством совершения лицензионного или иного договора, но оформление разрешения целесообразно для защиты интересов сторон. Письменное разрешение на использование товарного знака от владельца позволит избежать претензий и споров в будущем.
Разрешение должно содержать:

  • условия и способы допустимого использования товарного знака;
  • срок использования товарного знака;
  • реквизиты товарного знака и правообладателя;
  • гарантии правообладателя.

Оформление документов и получение согласия на использование бренда от правообладателя снижает риск возникновения споров связанных с незаконным использованием товарных знаков и судебного преследования владельцев сайтов. Если вы планируете осуществлять продажу товаров через Интернет и использовать наименование товарного знака в логотипе, доменном имени и URL, тогда вам обязательно понадобиться разрешение владельца товарного знака.

Когда правообладатель товарного знака не сможет взыскать компенсацию за его использование третьими лицами?

Евгений Зяблов

Юрист патентно-адвокатского бюро «Гардиум»

специально для ГАРАНТ.РУ

Компенсация как способ защиты исключительных прав на товарный знак набирает все большую популярность. Вместе с тем ведение судебного процесса связано со значительными издержками, поэтому перед инициированием разбирательства важно понимать перспективы удовлетворения исковых требований.

Рассмотрим случаи, когда у правообладателя может не получиться взыскать компенсацию за использование принадлежащего ему товарного знака с третьих лиц.

Третьи лица использовали товарный знак правообладателя до принятия Роспатентом решения о его регистрации

Срок от подачи заявки на регистрацию товарного знака до принятия Роспатентом соответствующего решения может составить более 12 месяцев. Поскольку процедура регистрации товарного знака достаточно продолжительная, предприниматели задаются вопросом, можно ли взыскать с третьих лиц компенсацию за использование принадлежащих им товарных знаков за тот период, когда заявка уже подана, но Роспатент еще не принял решение о регистрации.

В соответствии с п. 1 ст. 1491 Гражданского кодекса исключительное право на товарный знак действует в течение 10 лет с даты подачи заявки на государственную регистрацию товарного знака в Роспатент.

Исходя из данной нормы, исключительное право на товарный знак возникает после подачи заявки в Роспатент. Следовательно, использование третьими лицами принадлежащего правообладателю обозначения после подачи заявки, но до принятия решения Роспатентом о регистрации товарного знака должно признаваться нарушением его исключительного права. Таким образом, предприниматели полагают, что могут взыскивать компенсацию за несанкционированное использование принадлежащих им товарных знаков в указанный период.

Вместе с тем судебная практика по данному вопросу сложилась неоднозначная. Поэтому рассмотрим случаи, когда при аналогичных обстоятельствах суды приходили к совершенно противоположным выводам.

Так, 2 сентября 2014 года ООО «Студия анимационного кино «Мельница» подало в Роспатент заявку на регистрацию в качестве товарного знака обозначения «Три богатыря. Ход конем». До принятия Роспатентом решения о регистрации студии стало известно, что третье лицо без ее согласия реализует DVD-диски и раскраски под указанным обозначением. Тогда студия произвела закупку контрафактных товаров, чтобы зафиксировать факт нарушения своих исключительных прав.

После принятия Роспатентом решения о регистрации товарного знака студия обратилась в суд с исковым заявлением к ответчику о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на товарный знак. Исковое заявление было удовлетворено. При этом суды отклонили довод ответчика о том, что использование обозначения до его регистрации в качестве товарного знака не может рассматриваться как нарушение исключительных прав правообладателя (постановление Суда по интеллектуальным правам от 7 июня 2017 г. по делу № А08-2700/2016).

В другом деле суды пришли к противоположным выводам.

14 сентября 2012 года ООО «Маша и Медведь» подало заявку на регистрацию двух изобразительных товарных знаков. После подачи указанных заявок, но до даты принятия Роспатентом решения о регистрации компании стало известно, что ее права нарушаются третьими лицами. Чтобы зафиксировать факт нарушения своих прав, компания произвела закупку контрафактных товаров.

Основываясь на п. 1 ст. 1491 ГК РФ, компания посчитала, что ее исключительные права на зарегистрированные товарные знаки действуют с момента подачи соответствующих заявок, а, значит, подлежат защите. Поэтому после принятия решения о регистрации заявленных обозначений в качестве товарных знаков компания обратилась в суд с исковым заявлением о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на товарные знаки по свидетельствам № 505856 и № 505857.

В результате компании не удалось взыскать компенсацию за использование принадлежащих ей обозначений. Судом по интеллектуальным правам было отмечено, что в соответствии со ст. 1484 ГК РФ исключительное право на товарный знак принадлежит лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак. При этом совершенные другими лицами до государственной регистрации товарного знака действия по использованию сходного обозначения не являются нарушением исключительного права и к таким лицам не могут быть применены меры ответственности, предусмотренные гражданским законодательством (постановление Суда по интеллектуальным правам от 17 февраля 2017 года № С01-1271/2016 по делу № А71-990/2016).

Истек срок исковой давности для предъявления требований о взыскании компенсации

Согласно п. 1 ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

В соответствии с Постановлением Президиума ВАС РФ от 2 апреля 2013 года № 15187/12 по делу № А42-5522/2011 законом не установлены иные правила исчисления исковой давности для требований о защите исключительных прав на товарный знак, в связи с чем к требованиям о взыскании компенсации за незаконное использование товарного знака подлежит применению общий срок исковой давности.

Таким образом, требования о взыскании компенсации за незаконное использование товарного знака должны быть заявлены в течение трех лет с момента, когда правообладателю стало известно о нарушении его исключительных прав. В противном случае правообладателю может быть отказано в удовлетворении требований о взыскании компенсации.

Так, ООО «Девелопмент» обратилось в суд с требованием к ОАО «Сбербанк России» о взыскании компенсации за нарушение исключительного права на товарный знак № 335609 «Мы всегда рядом». В процессе судебного разбирательства банк заявил о пропуске срока исковой давности. Поскольку требование компании было заявлено по истечении трехгодичного срока, суд отказал в удовлетворении исковых требований (постановление Суда по интеллектуальным правам от 25 декабря 2013 года № С01-300/2013 по делу № А40-221/2013).

Произошло исчерпание исключительных прав правообладателя на товарный знак

Согласно ст. 1487 ГК РФ не является нарушением исключительного права на товарный знак использование этого товарного знака другими лицами в отношении товаров, которые были введены в гражданский оборот на территории Российской Федерации непосредственно правообладателем или с его согласия.

Данный принцип исчерпания права означает, что предприниматель не может препятствовать использованию знака применительно к тем же товарам, которые введены в гражданский оборот им самим либо с его согласия. То есть он не может осуществлять свое право дважды в отношении одних и тех же товаров, поставляемых на товарный рынок.

Так, истцу принадлежал товарный знак «Русмаш» по свидетельству № 473042, и ему стало известно, что ответчиком реализуется товар, на упаковку которого нанесено изображение, сходное до степени смешения с принадлежащим ему товарным знаком. Истец обратился в суд с иском о взыскании компенсации.

В процессе судебного разбирательства было установлено, что ответчик приобрел данные товары у третьего лица. При этом само третье лицо приобрело указанные товары у Истца. Таким образом, ответчик реализовывал товары, произведенные и введенные в гражданский оборот самим правообладателем спорного товарного знака. Поскольку произошло исчерпание исключительного права, истцу было отказано во взыскании компенсации с ответчика (постановление Суда по интеллектуальным правам от 30 ноября 2018 г. № С01-946/2018 по делу № А03-19009/2017).

Потребители не смогут спутать товары правообладателя и товары третьего лица

Согласно п. 3 ст. 1484 ГК РФ никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.

Исходя из данной статьи, нарушением исключительных прав правообладателя на товарный знак является такое использование, при котором возникает вероятность смешения. То есть необходимо доказать, что потребители могут спутать товары правообладателя и товары третьего лица. В противном случае взыскать компенсацию за использование товарного знака не получится.

Так, ООО «Манго Телеком» принадлежат товарные знаки по свидетельствам № 566451, № 467758, № 467759, № 235044, № 242054, включающие в себя словесные элементы «Манго Телеком», «MangoTelecom», «Mango Tele.com» и «Mango Office». Под данными обозначениями осуществляет свою деятельность одна из крупнейших телекоммуникационных компаний Российской Федерации. Ей стало известно, что другая компания, ООО «Джентельменские решения», в своей рекламе указывает на то, что ее сервис является аналогом сервиса «Манго телеком».

Результатом стал судебный иск с требованием о взыскании компенсации, однако в его удовлетворении суд отказал, ссылаясь на то, что в тексте рекламной ссылки имеется прямое указание на то, что сервис ответчика является аналогом сервиса истца, а не самим сервисом «Манго телеком», в связи с чем указанные сервисы нельзя перепутать (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 9 июля 2018 г. № 09 АП-27975/2018-ГК по делу № А40-81716/17).

Правообладатель использует товарный знак исключительно с целью взыскания компенсации с других участников экономической деятельности

В соответствии с п. 1 ст. 10 ГК РФ не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Суд вправе отказать лицу в защите его права на товарный знак на основании ст. 10 ГК РФ, если по материалам дела, исходя из конкретных фактических обстоятельств, действия по государственной регистрации соответствующего товарного знака могут быть квалифицированы как злоупотребление правом (п. 62 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 5 и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 29 от 26 марта 2009 г. «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Поскольку основной функцией товарных знаков является индивидуализация товаров, то суды признают злоупотреблением правом действия правообладателей по аккумулированию товарных знаков и их использованию исключительно с целью взыскания компенсации с других участников экономической деятельности. Соответственно, в удовлетворении требований о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на товарный знак такому правообладателю будет отказано (постановление Суда по интеллектуальным правам от 24 июля 2018 г. № С01-422/2018 по делу № А28-5685/2017).

Объекты интеллектуальной собственности обретают все большее значение в реалиях российского предпринимательства. Фирменное название, ноу-хау, наименование места происхождения товара, товарный знак – эти понятия у всех на слуху. Но все ли знают нормы законодательства, регулирующие права использования средств индивидуализации и результатов интеллектуальной деятельности, и чем грозит нарушение этих правовых положений?

Право на товарный знак удостоверяет свидетельство

Проезжая по улицам нашего города, в витринах магазинов, на дверях, окнах, вывесках авторемонтных мастерских, салонов красоты и пр. мы зачастую видим известные всем товарные знаки. Так привлекается внимание клиентов. Но давайте посмотрим, что по этому поводу говорит часть 4 Гражданского кодекса.

Товарным знаком признается обозначение, служащее для индивидуализации товаров (п. 1 ст. 1477 ГК РФ). Существует исключительное право на такое обозначение, оно удостоверяется свидетельством. Владелец товарного знака вправе распоряжаться им любыми не запрещенными законом способами. В частности, он может:

📌 Реклама Отключить

– разместить его на товарах;
– использовать логотип в документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот, или в рекламе, на вывесках, в сети Интернет;
– продать его другому лицу либо предоставить такому лицу право на использование товарного знака.

Как использовать чужой логотип

Исключительное право использования товарного знака принадлежит лицу, на имя которого он зарегистрирован, – правообладателю (п. 1 ст. 1484 ГК РФ). При этом зарегистрировать товарный знак можно в Роспатенте. Кроме того, если это предусмотрено международным договором РФ, правовая защита товарному знаку предоставляется и в случае его регистрации за рубежом.

Не будет являться нарушением прав владельца товарного знака его использование другими лицами в отношении товаров, которые были введены в гражданский оборот на территории РФ непосредственно правообладателем или с его согласия (ст. 1487 ГК РФ). То есть наличия договора с правообладателем не требуется, когда товарный знак размещен на самих товарах, но нигде больше. Прочее же использование товарных знаков должно сопровождаться получением у правообладателя разрешения, которое должно быть зафиксировано в лицензионном договоре (ст. 1489 ГК РФ). Указанный лицензионный договор заключается в письменной форме и подлежит государственной регистрации в Роспатенте. В противном случае использование товарного знака незаконно.

📌 Реклама Отключить

Неведение может дорого обойтись

Нарушитель при выполнении им работ или оказании услуг обязан удалить товарный знак или сходное с ним обозначение с материалов, документации, рекламы, вывесок (п. 3 ст. 1515 ГК РФ). Полагаем, что не стоит обольщаться отсутствием в этой норме указания на продажу товаров: у владельца товарного знака есть право требовать от нарушителя возмещения убытков либо выплаты компенсации (п. 4 ст. 1515 ГК РФ):

1) в размере от 10 тысяч до 5 миллионов рублей;
2) в двукратном размере от стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, или в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из сопоставимой цены.

Помимо этого, незаконное использование товарного знака может повлечь за собой административные санкции по статье 14.10 КоАП РФ либо даже уголовную ответственность по статье 180 УК РФ.

📌 Реклама Отключить

О чем говорит арбитражная практика

Следует отметить, что в практике Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа пока встречаются только споры, которые связаны с неправомерным использованием товарных знаков на самих товарах, их этикетках и (или) упаковках, но не на вывесках, в рекламе, в сети Интернет и пр. Однако это не значит, что такие споры не возникают, – решения по ним встречаются в правовых базах, но они основаны на нормах действовавшего ранее Закона РФ от 23.09.92 № 3520-1 «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» (действовавшего до вступления в силу части 4 ГК РФ).

Так, например, в постановлении Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 18.06.09 № А56-14134/2007 рассмотрен спор правообладателя с компанией, неправомерно использовавшей товарный знак истца на витрине и в рекламе своего цветочного магазина. И хотя данный спор был проигран правообладателем, но произошло это исключительно в силу того, что сфера защищенного использования товарного знака не включала в себя продажу цветов.

📌 Реклама Отключить

Постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 16.07.07 № А56-16830/2006 ответчику было запрещено использовать в своем наименовании словесный элемент товарного знака истца.

В постановлении от 21.03.07 № А21-11767/2005 Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа указал на недопустимость использования ответчиком товарного знака истца в рекламе своих товаров.

Итак, для того чтобы избежать риска наступления гражданско-правовой, административной или уголовной ответственности за использование чужого товарного знака на своих витринах, вывесках, в рекламе и т.д., российской организации или предпринимателю необходимо заключить с правообладателем лицензионный договор и зарегистрировать его в Роспатенте.

Для индивидуализации участников гражданского оборота и продукции, производимой такими участниками, используются признанные в установленном законом порядке специальные обозначения, которые выступают своеобразными инструментами для привлечения интереса потребителей к отдельным сегментам рынка товаров и услуг – средства индивидуализации.
В настоящее время действующим законодательством предусмотрены следующие охраняемые средства индивидуализации: фирменные наименования, коммерческие обозначения, товарные знаки (знаки обслуживания), НМПТ.
Условно указанные средства индивидуализации можно разделить на две группы: обозначения, которые индивидуализируют участников гражданского оборота, и обозначения, которые используются участниками хозяйственной деятельности для индивидуализации товаров, работ или услуг. К первой группе обозначений относятся фирменные наименования и коммерческие обозначения.
По смыслу статьи 1474 ГК РФ, фирменное наименование служит средством индивидуализации юридического лица, под которым оно выступает в гражданском обороте. Основная функция фирменного наименования – индивидуализировать (выделять) из всех участников гражданского оборота конкретное юридическое лицо, и, как следствие, формировать у третьих лиц устойчивую ассоциацию с ним.
Согласно статье 1475 ГК РФ, исключительное право на фирменное наименование возникает со дня государственной регистрации юридического лица и действует до момента исключения данного наименования из единого государственного реестра юридических лиц в связи с прекращением юридического лица или в связи с изменением наименования.
Содержание исключительного права на фирменное наименование сводится к возможности правообладателя (юридического лица) использовать свое наименование в качестве средства индивидуализации любым не противоречащим закону способом, в том числе, путем его указания на вывесках, бланках, в счетах и иной документации, в объявлениях и рекламе, на товарах или их упаковках, в сети Интернет (пункт 1 статьи 1474 ГК РФ).
Исключительное право на фирменное наименование носит абсолютный характер, что означает, что третьи лица не вправе использовать тождественные или сходные до степени смешения с ним обозначения. Однако только использование тождественного или сходного до степени смешения обозначения не является достаточным основанием для применения мер гражданско-правовой ответственности.
В законе закреплен ряд условий, при одновременном соблюдении которых, действия юридического лица, могут быть признаны нарушением исключительного права на фирменное наименование.
Так, согласно пункту 3 статьи 1474 ГК РФ, о нарушении исключительного права можно говорить, если одновременно имеют место следующие обстоятельства:

  • Фирменное наименование третьего лица полностью совпадает с фирменным наименованием правообладателя или сходно с ним до степени смешения;
  • Организации ведут аналогичную деятельность (в данном случае принимаются во внимание коды ОКВЭД, содержащиеся в Едином государственном реестре юридических лиц (ЕГРЮЛ);
  • Фирменное наименование компании-правообладателя должно быть включено в ЕГРЮЛ ранее, чем фирменное наименование третьего лица.

В случае если хотя бы одно из обстоятельств отсутствует, исключительное право на фирменное наименование нарушенным не считается: «…сам по себе факт совпадения фирменных наименований, при осуществлении истцами и ответчиком различных видов экономической деятельности, не может являться основанием для полного запрета использовать ответчиком в фирменном наименовании словосочетания» (постановление Суда по интеллектуальным правам от 28.10.2014 по делу №А75-11531/2013).
В случае если все вышеперечисленные обстоятельства установлены, правообладатель вправе предъявить к лицу, допустившему нарушение, требование о запрете использования фирменного наименования в определенных видах деятельности и/или требование о возмещении убытков (а не взыскании компенсации!).
Заявляя требование о запрете использование фирменного наименования правообладателю достаточно доказать только факт нарушения (постановление Суда по интеллектуальным правам от 01.10.2014 по делу №А40-146738/2013, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 23.03.2016 по делу № А40-187312/2015). Запрет использования фирменного наименования может быть реализован путем прекращения использования спорного обозначения в отношении конкретных видов деятельности или путем изменения наименования.
При этом правообладатель не вправе понудить другое юридическое лицо изменить фирменное наименование. Как следует из пункта 5 статьи 1473 ГК РФ, пункта 60 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ № 29 от 26.03.2009 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации», предъявить иск о понуждении к изменению фирменного наименования вправе только регистрирующий орган. Как следует из постановления Суда по интеллектуальным правам от 26.11.2014 по делу № А50-3269/2014, «…такой способ защиты исключительных прав на средства индивидуализации, как обязание внести изменения в учредительные документы, исключив из фирменного наименования спорное обозначение, с последующей государственной регистрацией изменений, законом не предусмотрен».
Заявляя материальные требование о взыскании убытков правообладателю следует руководствоваться общими положениями гражданского законодательства, в частности, статьей 15 ГК РФ.
Согласно статье 15 ГК РФ, под убытками понимается реальный ущерб, который компания-правообладатель понесла вследствие допущенного нарушения, и упущенная выгода, под которой понимаются неполученные доходы, которые в обычных условиях (в отсутствие нарушения) компания могла получить.
При доказывании размера убытков необходимо доказать факт возникновения убытков, причинно-следственную связь между допущенным нарушением и убытками, а также размер убытков. Лицо, взыскивающее упущенную выгоду, должно доказать, что возможность получения им доходов существовала реально, т.е. документально подтвердить, что оно совершило конкретные действия и сделало с этой целью приготовления, направленные на извлечение доходов, которые не были получены в связи с допущенным нарушением.

Анализ судебной практики по данной категории дел показывает, что правообладателям не всегда удается подтвердить наличие причинно-следственной связи и взыскать убытки (дело №А65-25309/2013).
В отличие от фирменного наименования коммерческое обозначение не подлежит государственной регистрации и представляет собой известное на определенной территории средство индивидуализации одного или нескольких предприятий. Зачастую многие отождествляют фирменные наименования и коммерческие обозначения, однако, это неверно, поскольку коммерческое обозначение имеет иную правовую природу и отличительные признаки.
Коммерческое обозначение характеризуется следующей совокупностью признаков:

  • Отсутствует требование об обязательной регистрации;
  • Обозначение должно быть известно в пределах конкретной территории;
  • Обозначение должно использоваться правообладателем для индивидуализации предприятия непрерывно.
  • Обозначение может использоваться для индивидуализации одного или нескольких предприятий;
  • Обозначение не должно вводить в заблуждение потребителя относительно принадлежность предприятия конкретному лицу.

Закон не определяет момент возникновения исключительного права на коммерческое обозначение, при этом обозначение признается коммерческим и охраняется в случае, если оно обладает различительными признаками, является известным и используется правообладателем для индивидуализации предприятия в пределах определенной территории. Не определен в законе и момент прекращения действия исключительного права. Как следует из пункта 2 статьи 1540 ГК РФ, исключительное право на коммерческое обозначение прекращается, если правообладатель не использует данное обозначение непрерывно в течение года. Полагаем, что такой срок неиспользования может быть исчислен в любой период на протяжении действия исключительного права с момента обнаружения такого неиспользования.
По вопросу определения момента возникновения исключительного права на коммерческое обозначение судебная практика выработала подход, согласно которому исключительное право не может возникнуть ранее момента начала фактического использования такого обозначения для индивидуализации предприятия (пункт 64 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ № 29 от 26.03.2009 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации»). При доказывании возникновения и принадлежности исключительного права момент начала использования обозначения является существенным.
При рассмотрении вопроса о нарушении исключительного права на коммерческое обозначение следует также руководствоваться принципом «старшинства права». Однако учитывая специфику возникновения и действия исключительного права на коммерческое обозначение, не каждое использование тождественного или сходного до степени смешения может быть признано нарушением. Нарушением может считаться использование обозначения для индивидуализации предприятия, осуществляющего аналогичную деятельность в пределах одной и той же территории.
Для того чтобы привлечь нарушителя к гражданско-правовой ответственности правообладателю необходимо доказать факт наличия исключительного права на коммерческое обозначение и факт неправомерного использования такого обозначения. Особое внимание следует обратить на то, что из представленных правообладателем документов должно явно следовать: какое обозначение используется; каким образом обозначение используется и в отношении какого предприятия.
Правообладатель вправе потребовать прекратить полностью или частично использование спорного обозначения. При этом под частичным запретом понимается либо запрет на использование обозначения на определенной территории, либо в отношении производства (оказания) определенных товаров (услуг).
Как следует из пункта 3 статьи 1539 ГК РФ, за нарушение исключительного права на коммерческое обозначение правообладатель также вправе потребовать от лица, допустившего нарушения, взыскания причиненных нарушением убытков. В этой связи, можно сделать вывод о том, что для защиты исключительного права на коммерческое обозначение при отсутствии его обязательной регистрации необходимо задействовать больше материальных доказательств, подтверждающих возникновение и действие исключительного права.

ФАС в СМИ: Использование товарного знака без согласия правообладателя запрещено, иначе — штраф

ФАС РОССИИ ЗА ДОБРОСОВЕСТНУЮ КОНКУРЕНЦИЮ. Незаконное использование плодов чужой интеллектуальной собственности — товарных знаков и их элементов, схожих до степени смешения названий и упаковок — среди часто встречающихся нарушений закона о защите конкуренции. Вот недавние случаи, выявленные и рассмотренные Федеральной антимонопольной службой (ФАС) России и её территориальными управлениями (УФАС) (предыдущую подборку на аналогичную тему см. здесь).
Напоминаем читателям «Рекламного совета», что материалы о деятельности антимонопольного ведомства по контролю исполнения рекламного законодательства, закона о защите конкуренции в отношении интеллектуальной собственности можно прочитать на нашем сайте в разделах «Контроль. РФ» и «Авторские права».
ВОРОНЕЖСКАЯ ОБЛАСТЬ. Воронежское УФАС возбудило дело по признакам нарушения индивидуальным предпринимателем (ИП) пункта 2 статьи 14.6 закона о защите конкуренции. Поводом стало заявление ЗАО «Холод», в котором указывалось на то, что ИП ввёл в гражданский оборот на территории Воронежа и области товар — мороженое «Воронежское двухслойное», сходный до степени смешения с другим товаром — мороженое «Мраморное» производства ЗАО «Холод».
Мороженое «Воронежское двухслойное» и мороженое «Мраморное» имеют сходство до степени смешения, в том числе по виду упаковки, цветовому сочетанию, размещению и цвету основных надписей. Кроме того, ЗАО «Холод» и ИП являются конкурентами, поскольку осуществляют аналогичные виды деятельности на рынке реализации мороженого на территории Воронежа и области. Имитация внешнего вида товара представляет собой своеобразное подражание товару конкурента с целью создания у покупателей впечатления о принадлежности таких товаров линейке имитируемых товаров. Подобные действия ИП могут являться формой недобросовестной конкуренции, определённой пунктом 2 статьи 14.6 ФЗ «О защите конкуренции».
Дело назначено к рассмотрению на 11 июня.
МОСКВА. Ассоциация «Некоммерческое партнёрство «Объединение корпоративных юристов» (НП «ОКЮР») пришла к выводу о наличии признаков копирования между упаковками продуктов ООО «Орион интернейшнл Евро» и Biscafun Confectionery Company.
Продукт производства ООО «Орион интернейшнл Евро».
Продукт, поставляемый Biscafun Confectionery Company.
В феврале 2019 года между ФАС России и ассоциацией было подписано соглашение, в соответствии с которым при рассмотрении дел о недобросовестной конкуренции на товарных рынках ведомство может привлекать специалистов НП «ОКЮР» для проведения независимой экспертизы («Рекламный совет» об этом сообщал, см. здесь).
Данное заключение касается дела, возбуждённого Татарстанским УФАС в отношении нескольких компаний-импортёров, которые реализуют на территории РФ продукцию вьетнамской Biscafun Confectionery Company. Документ стал первым заключением, подготовленным специалистами Ассоциации «НП «ОКЮР» в рамках реализации соглашения с ФАС России. Результаты экспертизы будут приобщены к материалам дела и оценены при принятии решения.
САМАРСКАЯ ОБЛАСТЬ. ООО «Самара-экспорт» (ранее ООО «Лада-экспорт») оплатило штрафы, наложенные Самарским УФАС на общую сумму 224 тысячи рублей.
В октябре 2018 года общество было признано нарушившим закон о защите конкуренции. В его отношении были возбуждены два дела. Поводом для этого послужило обращение ПАО «АвтоВАЗ», согласно которому ООО «Лада-экспорт» использовало в доменном имени и адресах электронной почты обозначение «Lada», сходное с товарным знаком, правообладателем которого является ПАО «АвтоВАЗ». Также ООО «Лада-экспорт» использовало в своем фирменном наименовании обозначение «Лада», сходное с товарным знаком, правообладателем которого также является заявитель.
Товарный знак «Lada».
С 31 декабря 2004 года товарный знак «Lada» был признан общеизвестным на территории Российской Федерации. ПАО «АвтоВАЗ» не предоставляло ООО «Лада-экспорт» права на использование товарных знаков «Lada» и «Лада».
Согласно пункту 6 статьи 1252 ГК РФ не допускается использование фирменного наименования, тождественного или сходного до степени смешения с уже зарегистрированными товарными знаками, знаками обслуживания или коммерческими обозначениями при совпадении по видам деятельности без согласия правообладателя. Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным.
ООО «Лада-экспорт» было признано нарушившим закон о защите конкуренции, ему выдали предписание. По результатам рассмотрения административных дел на общество были наложены штрафы на общую сумму 200 тысяч рублей, на директора общества — на общую сумму в 24 тысячи рублей. Штрафы оплачены в полном объёме.
ИП Чурина оплатила штраф в размере 20 тысяч рублей, наложенный на неё Самарским УФАС по факту нарушения закона о защите конкуренции.
Ранее в отношении ИП было возбуждено дело по признакам нарушения антимонопольного законодательства. Поводом послужило заявление АО «Жигулёвское пиво», согласно которому ИП незаконно использует товарный знак, правообладателем которого является АО «Жигулёвское пиво».
Было установлено, что в соответствии с выпиской из ЕГРЮЛ основным видом деятельности ИП является розничная торговля пищевыми продуктами в специализированных магазинах, а одним из дополнительных видов деятельности — розничная торговля пивом.
АО «Жигулёвское пиво» — правообладатель товарного знака, который зарегистрирован по 32-му классу МКТУ (пиво), 3-му классу МКТУ (реклама), 39 и 43-му классам.
Товарный знак, принадлежащий АО «Жигулёвское пиво».
Согласно пункту 6 статьи 1252 ГК РФ не допускается использование фирменного наименования, тождественного или сходного до степени смешения с уже зарегистрированными товарными знаками, знаками обслуживания или коммерческими обозначениями при совпадении по видам деятельности без согласия правообладателя. Правообладатель, в данном случае АО «Жигулёвское пиво», может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием или разрешением на такое использование. ИП использовал товарный знак без согласия правообладателя.
В действиях ИП Самарское УФАС установило нарушение пункта 1 статьи 14.6 закона о защите конкуренции. На него был наложен штраф.
УДМУРТСКАЯ РЕСПУБЛИКА. Удмуртское УФАС наложило административный штраф на КПК «Касса взаимной помощи» за совершение правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 1 статьи 14.33 КоАП РФ.
Ранее комиссия управления действия КПК, выразившиеся в использовании фирменного наименования «Касса взаимной помощи», сходного до степени смешения с фирменным наименованием «Касса взаимопомощи», а также действия по имитации цветовой гаммы, фирменного стиля, отражённого на вывесках, рекламных конструкциях и иных элементах в месте осуществления деятельности КПК, признала актом недобросовестной конкуренции в соответствии с пунктом 1 статьи 14.6 ФЗ «О защите конкуренции». Было возбуждено административное дело по части 1 статьи 14.33 КоАП РФ. По результатам его рассмотрения с учётом финансового положения привлекаемого КПК «Касса взаимной помощи» был оштрафован на 50 тысяч рублей.
ЧЕЧЕНСКАЯ РЕСПУБЛИКА. Чеченское УФАС установило факт распространения на территории Грозного рекламы ресторанов быстрого питания, в которой содержатся признаки нарушения антимонопольного законодательства, выразившиеся в наличии обозначения, тождественного товарному знаку KFC. По данному факту в отношении хозяйствующего субъекта возбуждено дело по признакам нарушения статьи 14.6 ФЗ «О защите конкуренции».