Истероидный радикал личности

Пост в Лигу Психотерапии

Поскольку в Лигу записалось после тренинга 18 дней много новичков, хочу попробовать представить серию постов про радикалы характера по Пономоренко (психотипы).

Первым идет у него истероидный радикал. Но чтобы вы представляли какие есть еще, перечислю все семь.

1. Истероидный радикал

2. Эпилептоидный радикал

3. Паранояльный радикал

4. Эмотивный радикал

5. Шизоидный радикал

6. Гипертимный радикал

7. Тревожный радикал

Цитирую по книги В.В. Пономаренко. «Практическая характерология с элементами прогнозирования и управления поведением (методика «семь радикалов»).»

Истероидный радикал

Знакомство с названными ранее семью радикалами мы начинаем с истероидного. Это, как вы поймете несколько позже, весьма распространенный в социуме радикал. Наблюдения показывают, что он — как, впрочем, и все остальные радикалы, — одинаково часто встречается как у мужчин, так и у женщин, независимо от их расовой принадлежности, национальности и т. п.

Это замечание представляется важным, поскольку нам следует с самого начала освободиться от ложных стереотипов и уяснить, что характер — общевидовое явление.

Иными словами, объективно не существует «женского» и «мужского», «негроидного» и «европеоидного», «славянского» и «семитского» и т. д. характеров. Различия в поведении разнополых, молящихся разным богам, имеющих разный цвет кожи, разрез глаз и пр. людей обусловлены лишь формальными — автор настаивает на этом! — особенностями стереотипов поведения, бытующих в мировых культурах и субкультурах. По-разному, например, происходит богослужение.

Но склонность (или не склонность) сопереживать божественному, волноваться, входя в храм, испытывать глубокие религиозные чувства не зависит от перечисленных выше и иных популяционных различий.

Очевидно, тот, кто давал название истерии — психическому заболеванию, поведенческие элементы которого мы наблюдаем в рамках истероидной тенденции (напомню, так мы продолжаем называть характерную стилистику поведения, производную, в данном случае, от истероидного радикала), не разделял эту точку зрения.

Давно это было. Со времен Гиппократа считалось, что истерией болеют только женщины. Слово «истерия» происходит от греческого hystera, что в переводе на русский язык означает «матка». Врачи, изучая проявления истерии, полагали, что матка (по их представлениям, самостоятельное живое существо, обитающее в теле женщины) время от времени начинает «рыскать», перемещаться от одного органа к другому в поисках лучшей доли. Поднимаясь к гортани, она вызывает ее закупорку и, как следствие, приступ удушья. Соприкасаясь с сердцем или печенью, причиняет им боль…

Лечение истерии заключалось тогда в «приманивании» матки с целью возвращения ее в естественное, «исходное» положение. Больной женщине давали пить разную гадость (например, разведенные водой фекалии), хлестали ее по щекам или таскали за волосы, при этом окуривая благовониями и умащивая драгоценными маслами область половых органов. Создавали, так сказать, градиент удовольствия. Так лечили бы истерию и до сих пор, если бы мировая знаменитость — Зигмунд Фрейд — публично не признался в том, что он сам страдает истерией.

Этот выдающийся ученый (усатый и бородатый мужчина) рассеял ложные представления о половой обусловленности этого заболевания. Так, во всяком случае, гласит легенда.

Вернемся, однако, к истероидности и рассмотрим этот радикал по ранее согласованной (см. главу 1) схеме.

Общая характеристика.

В основе истероидного радикала лежит слабая нервная система. В нейрофизиологии силу/ слабость нервной системы принято оценивать по ее способности (или неспособности) длительно выдерживать процесс возбуждения.

Таким образом, одним из ведущих внутренних условий истероидного радикала является неспособность нервной системы выдерживать возбуждение относительно долго. На поведенческом уровне это означает прерывистую, нестабильную работоспособность, повышенную истощаемость энергетического потенциала, быстро развивающуюся потребность в отдыхе, восстановлении душевных и физических сил, склонность, исходя из всего перечисленного, беречь то немногое (в смысле запаса энергии), чем наградила природа.

Зададимся вопросом: какой образ поведения должен сформироваться при таком внутреннем условии? Ответим, исходя из собственных наблюдений и здравого смысла: поиск — всегда и во всем — легких путей. Неспособность и. соответственно, нежелание глубоко погружаться в какую бы то ни было проблему, бороться с реальными трудностями, добиваться осязаемых результатов… Верно. Все верно. Как человек с неразвитой мускулатурой обходит стороной пугающие его тяжеленные гири и штанги, так индивидуум, наделенный истероидный радикалом, старается не связываться с задачами, требующими длительных, сосредоточенных усилий.

Понимаю вашу реакцию на подобное сообщение. Выходит, — спрашиваете вы, — истероидная тенденция в поведении — это леность, поверхностность во всем, уклонение от напряженного производительного труда? Следовательно, этот радикал — социально вредный?

На первую часть вопроса отвечу: да. На вторую: нет. Категорическое «нет»! Как было сказано ранее, каждый радикал выдержал испытание временем, многократно подтвердил и продолжает подтверждать свою полезность для общества. Нам с вами, коллеги, чтобы это как следует осознать, возможно, понадобится пересмотреть некоторые из наших собственных стереотипов оценки различных социальных явлений. Обсудим проблему «глубины» погружения в ту или иную область деятельности, отношений. Всегда ли «глубоко» означает «хорошо»? Представьте себе анекдотическую ситуацию: «муж неожиданно возвращается из командировки». Что лучше — когда он тщательно, методично начинает обследовать каждый уголок и закоулок квартиры в поисках затаившегося любовника или когда он доверчиво обнимает жену и легко, без тени сомнения, удовлетворяется ее путаными, взволнованными объяснениями своего неглиже?

Согласитесь, однозначного ответа нет. Если отбросить шутки в сторону, в других, в том числе имеющих принципиальное значение для общества, вопросах также далеко не всегда необходима глубина проникновения в суть вещей. Подчас она даже вредна. Многие вековые устои (мировоззренческие, нравственные, экономические и т. д.) социума, обеспечивающие его вполне стабильное процветание, были безжалостно разрушены в попытках «копнуть поглубже».

И не факт, что взамен разрушенного предлагалось нечто более эффективное. Нередко эти попытки лишь «умножали скорбь», заставляя людей разочаровываться в основах своего бытия, приносили в общество «не мир, но меч». Так что, друзья, глубина не всегда позитивна, а следовательно, поверхностность не всегда негативна.

Это важно понимать. Как, впрочем, важно понимать и то, что индивидуум, наделенный истероидный радикалом, не выбирает. Он, возможно, и рад быть глубоким и содержательным, но это недоступно для его психики, это слишком большая нагрузка, которая непременно приведет к перенапряжению психической деятельности, к срыву. Образно говоря, к «воспалению мозга». Поэтому поверхностность и прочее, о чем говорилось выше, — его удел.

Однако сказанным общая характеристика истероидного радикала не исчерпывается.

Забегая вперед (поскольку мы условились с вами изучать качества характера в соответствующем разделе), отметим, что у обладателей истероидного радикала вроде бы присутствует (по крайней мере, бросается в глаза окружающим) неистребимая уверенность в высокой социальной значимости, в особом предназначении и ценности собственной личности. Откуда она берется?

Эту поведенческую особенность формирует логика социальной адаптации. Судите сами. Как человеку, с самого раннего возраста неспособному равняться со сверстниками в объемах и качестве любой поведенческой продукции, тем не менее, отвоевать себе место под солнцем? — Только уверенно и неутомимо нахваливая то немногое, что ему удалось сделать (чтобы шевелить во рту языком, сил хватит), а самое главное — себя, любимого.

Представьте себе ребенка, наделенного эпилептоидно-паранояльным сочетанием радикалов (допустим, что вы догадываетесь о связанных с ними свойствах характера), производящего в песочнице свои любимые «куличики». Старательный и аккуратный, он изготовит — если не будет остановлен заботливой матерью — десятки превосходных куличиков: прочных, ровненьких, без единого изъяна. В то время как ребенок с истероидный характером осилит едва ли несколько штук. И все они будут сомнительными с точки зрения качества. В подобной ситуации истероидному ребенку остается либо признать безусловное превосходство соперника и впредь подчиняться его влиянию, либо… Совершенно верно! Принять торжествующую позу и сказать, в переводе на взрослый язык, что-нибудь вроде: «Лепить без остановки и без фантазии любой дурак может, а ты попробуй, как я — сделать пяток, но каждый — шедевр, лучше твоих всех!»

Закреплению этого свойства характера нередко способствуют старшие. Психологи и педагоги не без основания говорят о своеобразном явлении, благоприятствующем развитию истероидности как поведенческой тенденции, — о воспитании по типу «кумира семьи». Что бы ни сделал ребенок, каких бы результатов ни добился, каких бы ошибок ни совершил — его воспитатели (прежде всего родители) оценивают его поведение безусловно положительно. Они выражают (и сообщают ребенку) полную уверенность в его выдающихся способностях и бесспорных заслугах.

Таким образом, в неустойчивую работоспособность, поверхностность обладателя истероидного радикала, в принципе не предполагающего достижения каких-либо серьезных, осязаемых практических результатов, органично вплетается представление о собственной непогрешимости.

Но реальна ли эта самоуверенность? Насколько она прочна, устойчива в различных жизненных обстоятельствах? Не является ли она иллюзией, создаваемой обладателем истероидного радикала для себя самого и окружающих? — Вот важнейшие вопросы, требующие рассмотрения.

В самооценке человека можно выделить, с некоторой долей условности, две составляющие. Одна — это оценка масштабов и значения собственной личности (с этим у обладателей истероидного радикала, как мы знаем, все в порядке). Другая — уверенность в своих силах, в способности решить предлагаемую задачу «здесь и теперь».

Поскольку вы внимательно следили за мыслью автора, коллеги, то легко догадались, что если первая из этих частей самооценки получает в рассматриваемом случае постоянное положительное подкрепление («кумир семьи») к с годами только развивается, то вторая, напротив, время от времени страдает от осознания объективно невысокой результативности.

Возникает конфликт самооценки. Обладатель истероидного радикала постоянно испытывает психический дискомфорт, воспринимая себя неординарной, богато одаренной личностью, и одновременно переживая постыдную для высоко ценимого собой человека неуверенность, боязнь спасовать перед реальными трудностями.

Единственным выходом из создавшегося неприятного положения для него становится поиск социального окружения, которое безоговорочно согласилось бы воспринимать его таким, каким он хочет казаться — ярким, значительным, успешным.

Иными словами, истероид*

* Автор устал называть его «индивидом, обладающим истероидным радикалом». Давайте условимся, коллеги, терминами «истероид», «шизоид» и т. л. здесь и далее обозначать людей, у которых в характере эти радикалы явно доминируют над остальными.

в течение всей жизни воспроизводит модель межличностных отношений, аналогичную той, семейной, модели, в которой он играл роль «кумира». Не имея полноценной возможности справиться с реальностью, истероид создает иллюзию. Иллюзию благополучия и успеха. При этом все, что противоречит этой иллюзии, удаляется (вытесняется) из его сознания. Все те, кто не желает верить в иллюзию, удаляются им из его социального окружения.

Пример 1

Вы, конечно, помните, как в известном комедийном фильме «Пятый элемент» «мегазвездный» радиоведущий после каждого выхода в эфир требовательно обращался к своему близкому окружению: «Ну, и как я выступил?» Ответом было многоголосое: «Ты был бесподобен! Ты превзошел самого себя!!» Иной реакции этот эгоцентричный человек просто не потерпел бы. Разумеется, это шарж. Однако в реальности истероиды ведут себя практически так же. Попробуйте-ка, скажите известному эстрадному вокалисту, что в его репертуаре слишком много неоригинальных песен. Отповедь будет впечатляющей: оскорбленный артист нелицеприятно пройдется и по вашей внешности, и по вашей генетике… Ему необходимо, чтобы зритель видел в нем исключительно талант, гениальность. Он и выступать-то старается только в благожелательно настроенной аудитории, от остальных отгораживается плотным кольцом охраны. А знаменитая Эллочка-Людоедка из «Двенадцати стульев»? Как благосклонно встретила она Оста-па Бендера! А он всего-то похвалил ее «мексиканского тушкана», то есть согласился поддержать создаваемую ею примитивную иллюзию богатства и шика. Мужу-инженеру, не понявшему и не оценившему ее «имитаторских» усилий, досталось совершенно другое — «развод и девичья фамилия»… Истероидность одинаково, по сути, проявляет себя и в характерах «звезд», и в характерах домохозяек.

Таким образом, имеющийся в его распоряжении психический потенциал истероид употребляет не на производительный труд и упорное преодоление препятствий, а на создание и сохранение (в собственном психическом пространстве и в сознании окружающих) иллюзорного благополучия, что становится основной тенденцией его поведения.

Создается впечатление, что в нервной системе истероида вначале формируется некий рабочий коллектив нейронов (нервных клеток), нацеленный на решение поведенческой задачи. Однако при столкновении с трудностями или просто когда решение оказывается более долгим и утомительным, чем казалось, этот нейронный «коллектив» теряет интерес к процессу работы и пытается сразу, откуда ни возьмись, сбрести ее результат… Как если бы войско двинулось на неприятеля, но, увидев, как силен враг и как много нужно еще сделать для победы над ним, побросало бы оружие, взяло в руки трубы, литавры и переносные походные арфы и вообразило себя военным оркестром, исполняющим победный марш… Поскольку в реальном мире подобные трюки, как правило, невозможны — действие переносится в психическое пространство, где позволитель но оперировать иллюзиями.

Можно предположить, что для осуществления такого способа адаптации слабость нервной системы должна сочетаться с достаточно высокой внут ренней динамикой (подвижностью) нервных процессов, обеспечивающей гибкую перестройку «войска» в «оркестр».

Внешний вид.

Истероидный радикал никак не связан по крайней мере, в представлении автора, с особенностями телосложения. Поэтому сразу перейдем к оформлению внешности.

Вы спросите, можно ли на групповой фотографии разглядеть человека, наделенного выраженным истероидным радикалом (то есть истероида)? Отвечу, коллеги: нельзя не разглядеть!

Истероид, желая обратить на себя благожелательное внимание (а иначе ему не создать искомой — см. выше — модели отношений), принимает все меры к тому чтобы не затеряться в толпе. Он хочет выделиться. Говоря языком гештальтпсихологии, он стремится предстать перед окружающими «фигурой» и ни в коем случае не слиться с фоном.*

*Такой стиль поведения называется демонстративным, соответственно, второе название истероидного радикала — демонстративный.

В этой связи, основной особенностью оформления внешности, свойственной истероидному радикалу, является яркость.

Яркость, насыщенность красок одежды, яркость косметики, обилие и яркость украшений, иных аксессуаров Помните, как Пушкин в «Арапе Петра Великого» описывает процесс одевания щеголя Корсакова: «Француз камердинер подал ему башмаки с красными каблуками, голубые бархатные штаны, розовый кафтан, шитый блестками; в передней наскоро пудрили парик, его принесли, Корсаков..- потребовал шпагу и перчатки, раз десять перевернулся перед зеркалом и объявил Ибрагиму, что он готов».

Яркость дополняется претензией на оригинальность. Именно «претензией», а не истинной оригинальностью (которая, скажем, забегая вперед, является уделом шизоидов). Истероид, выбирая одежду и т. д., отдает безусловное предпочтение моделям, наиболее оригинальным из общеупотребительных, общепризнанных. Он следует-моде, но не творит моду.

Истероид по сути своей не творец, а подражатель, имитатор. Подумайте, а как же иначе? Ведь, решая задачу выделиться из общей «серой» массы, истероид делает лишь первый шаг к обретению своего внутреннего психологического благополучия. Ему еще только предстоит расположить к себе окружающих, заставить их поверить в его необыкновенные способности, редкие душевные качества и т. д. А этого добиться невозможно, не оставаясь понятным и близким большинству. Излишняя оригинальность здесь может только помешать, оттолкнуть людей.

Пример 2

Рассказывают, что Сергей Есенин при встрече с представителем одного из многочисленных в то время эксцентрично-«революционных» направлений в искусстве, ходившим по улице нагишом, поспешно ретировался. Великий поэт сам обладал выраженной истероидностью, очень любил быть на виду, оригинальничать на публике, порождал о себе масштабные слухи, однако он сознательно избегал всего, что «чересчур», знал и чувствовал границы дозволенного. Он не хотел, чтобы его отождествляли с клоунами от литературы.

Вообще, истероиды, боясь нелестных для себя сопоставлений, избегают общества шизоидов.

Продолжая тему имитаторства истероидов, отметим их удивительную способность к социальной мимикрии, что в области оформления внешности проявляется в склонности переодеваться в самые различные наряды, приобретать характерный внешний облик той социальной группы, в которую они в данный момент включены (или тешат себя иллюзией, что включены). И не просто переодеваться, но преображаться! Формально-поведенчески и, что самое интересное, внутренне тоже.

В такие минуты истероид не просто выглядит, как типичный (даже наиболее яркий, узнаваемый) представитель этой группы, но и ощущает себя им. Сама личность его существенно трансформируется. Один и тот же человек, щедро наделенный истероидными качествами, одинаково легко и комфортно чувствует себя и во фраке, на высочайшем приеме, и в телогрейке, сидя на деревенской завалинке, и в военном мундире, щеголевато прохаживаясь вдоль строя…

При этом, будучи одетым во фрак, он (специально не настраиваясь, не заставляя себя!) размышляет о благе Отечества, о преимуществах монархии перед демократией и об иных высоких материях; телогрейка настраивает его на домотканно-лирический лад. «Инда взопрели озимые, — думает он, лениво щурясь. — «Рассупонилось красно солнышко, растолдыкнуло свои лучи по белу светушку ..».

Мундир заставляет его беспрестанно чертыхаться, врать напропалую о былых боях и походах, бранить в голос подчиненных, сквозь зубы — начальство, и мечтать о прибавке к жалованью*…

* Любопытно, что истерия как психическое заболевание не имеет, по сути, специфических симптомов (болезненных проявлений). Больной истерией имитирует (неосознанно) признаки других — самых разнообразных — заболеваний: внезапно развившейся глухоты, немоты, паралича конечностей, бронхиальной астмы, даже эпилептического припадка… При этом имитирует так, как сам представляет эти заболевания (в собственной интерпретации). Подчеркнем, это не симуляция, это именно неосознаваемая имитация, очень даже неприятная и разрушительная для самого больного истерией (истерика). Заметьте, как много общего с истероидностью. Разница в том, что истерик имитирует различные болезни, а истероид — различные характеры, социальные роли, результаты поведения.

Чтобы так преображаться, знаете, кем надо быть? — Правильно. Никем. Чем более в реальном характере выражена истероидная тенденция, тем больше личность напоминает некий конструктор, который легко разбирается и собирается вновь, но всякий раз — в совершенно иной конфигурации.

Сколько-нибудь устойчивого ядра личности просто не существует. Постоянно присутствует только одно — эгоцентризм. Личность становится изменчивой, как форма жидкости, зависящая исключительно от формы сосуда, в который ее наливают. Для истероида таким сосудом становится социальное окружение.

Интересный пример. Очень известная (если не сказать, выдающаяся) певица на одном из своих концертов сказала, обращаясь к публике: «Не путайте меня с героинями моих песен. Я не такая, как они». И добавила (внимание!):

«Я вообще не знаю, какая я». Очень откровенная и психологически точная самооценка истероида!*

*Разумеется, одной истероидности для того, чтобы стать выдающимся артистом или вообще кем-либо, состоявшимся в жизни, мало. Для этого в реальном характере должна обязательно присутствовать паранояльная тенденция. Но об этом позже.

Добавив эти штрихи к общей характеристике истероидного радикала, мы не уклонились в сторону, а попутно обосновали еще одну важную особенность истероидной внешности — изменчивость. Никто так часто не меняет свой внешний вид (посредством прически, макияжа, одежды и т. п.), как истероиды.

В некоторых случаях изменчивость приобретает характер контрастности. Истероид любит быть ярким. Но что делать, если вокруг много ярких, нарядных людей? Как выделиться на их фоне? Остается одно — прийти на праздник жизни в отчетливо затрапезном одеянии. Убрать любые проявления радости из собственной внешности: волосы в пучок и под серый плат, румяна, помаду, серьги и бусы — долой, на ноги — боты «прощай молодость»… И вот оно — вожделенное внимание окружающих!

Для истероида нет более драматичной ситуации, чем встреча где-нибудь в общественном месте с человеком, нарядившимся в точно такое же платье! Обостренно реагируют истероиды и в тех случаях, когда оказывается, что они — из-за каких-то нелепых случайностей — одеты неподобающим образом.

Помните, у Саши Черного: «Зачем же индивид удрал с концерта вспять? — Забыл в рассеянности галстук повязать!»

К сказанному добавим, что любой человек, уделяющий внимание собственной внешности, имеет в характере истероидный радикал.

При этом его выраженность, «процентное содержание» относительно других радикалов, определяется не в последнюю очередь тем, насколько человек внимателен к своей внешности, сколько времени, сил и средств он тратит на ее оформление. Если забота о внешности является основным занятием индивидуума, ради которого он часто пренебрегает всеми остальными, следовательно, он — истероид.

В оформлении пространства (жилья, рабочего кабинета и т. д.) истероидный радикал проявляется практически теми же свойствами, что и в оформлении внешности. Яркостью, претензией на оригинальность, изменчивостью, склонностью имитировать предметную субкультуру социальной группы, к которой он принадлежит (или, чаще, хотел бы принадлежать) в этот период его жизни.

Пример 3.

Имитация предметной культуры

И снова вспоминается Эллочка-Людоедка. Ей так хотелось выглядеть не хуже дочери голландского миллионера, что она тратила все свое «воображение дятла» и все небольшие семейные финансы на приобретение вещей, хотя бы приблизительно имитирующих роскошь. Знаменитые стулья, приобретенные Эллочкой на аукционе под носом у опростоволосившегося Великого Комбинатора, были данью этой самой мотивации. В обыденной жизни мы также нередко наблюдаем нечто подобное. Человек, сидящий на антикварном стуле, за антикварным столовым прибором, наверняка — хоть чуть-чуть! — воображает себя отпрыском и наследником богатого и знатного рода. Обратите внимание, истероид по-разному произносит тосты, закусывает, рассказывает застольные истории и т. п., когда он пьет вино из пластикового стаканчика и когда — из старинного хрустального бокала с монограммой.

Свойством истероидности является также нескрываемый эгоцентризм. Собственные фотографии: соло, в окружении семьи и — на почетном месте — в обществе известных персон, дипломы, кубки, призы, именные значки и пр. убедительно свидетельствуют, что у хозяина этого интерьера самое любимое слово — «Я». Попадая в интерьер, созданный истероидом и принадлежащий ему, даже неискушенный наблюдатель сразу же и без труда получает максимум позитивной информации о личности его обитателя.

Конец цитаты

Как вам, уважаемые новички и завсегдатаи Лиги, продолжать ли посты по радикалам характера, интересно ли вам было это прочитать?

ИСТЕРОИДНЫЙ РАДИКАЛ, ИЛИ ТЕАТР ОДНОГО АКТЕРА

Общая характеристика

В основе этого радикала — слабая нервная система. В психофизиологии силу нервной системы принято оценивать по тому, как долго она способна выдерживать процесс возбуждения.

Таким образом, одним из ведущих внутренних условий истероидного радикала является неспособность нервной системы относительно долго выдерживать возбуждение. На поведенческом уровне это означает прерывистую, нестабильную работоспособность, повышенную истощаемость, быстро развивающуюся потребность в отдыхе, восстановлении сил, склонность беречь то немногое (в смысле запаса энергии), чем наградила природа.

Какой образ поведения должен сформироваться при таком внутреннем условии? Поиск – всегда и во всем – легких путей. Неспособность и, соответственно, нежелание глубоко погружаться в какую бы то ни было проблему, бороться с трудностями, добиваться реальных результатов… Все верно. Как человек с неразвитой мускулатурой обходит стороной пугающие его гири и штанги, так индивидуум, наделенный истероидным радикалом, старается не связываться с задачами, требующими длительных, сосредоточенных усилий.

Выходит, истероидная тенденция в поведении – это леность, поверхностность во всем, уклонение от напряженного производительного труда? Следовательно, этот радикал – социально вредный? На первый вопрос ответим «да». На второй – «нет». Категорическое «нет»! Как уже было сказано, каждый радикал выдержал испытание временем, многократно подтвердил и продолжает подтверждать свою полезность для общества.

Однозначного ответа нет. Это важно понимать. Как, впрочем, важно понимать и то, что индивидуум, наделенный истероидным радикалом, не выбирает. Он, возможно, и рад быть глубоким и содержательным, но это слишком большая нагрузка, которая непременно приведет к перенапряжению психики, к срыву.

Вторым по значению внутренним условием истероидного радикала является неистребимая уверенность в высокой социальной значимости, в особом предназначении и ценности собственной личности. Это свойство формирует логика социальной адаптации. Судите сами. Как человеку, с самого раннего возраста неспособному равняться со сверстниками в объемах и качестве любой поведенческой «продукции» отвоевать себе место под солнцем? Ответ: только уверенно и неутомимо нахваливая то немногое, что ему удалось сделать (чтобы шевелить во рту языком, сил хватит).

Закреплению этого свойства характера способствуют взрослые, воспитывая ребенка как кумира семьи. Какие бы ошибки он ни совершал, его воспитатели (прежде всего, родители) оценивают его поведение как безусловно положительное. Они выражают и сообщают своему чаду уверенность в его выдающихся способностях и бесспорных заслугах.

Таким образом, истероидный радикал складывается, с одной стороны, из неустойчивой работоспособности, поверхностности, в принципе не предполагающих достижения каких-либо серьезных, осязаемых практических результатов. С другой – из представления о собственной непогрешимости в любых обстоятельствах.

Есть еще и третье. Самооценка человека складывается, с одной стороны, из отношения к масштабу и общественному значению собственной личности, с другой – из уверенности (или неуверенности) в своих реальных силах, в способности решить предлагаемую задачу «здесь и сейчас». У обладателя истероидного радикала первая из этих частей самооценки получает постоянное положительное подкрепление (кумир семьи) и с годами только развивается, вторая же, напротив, время от времени страдает от осознания объективно невысокой результативности.

Итак, третье внутреннее условие возникновения истероидной тенденции, являющееся производным от первых двух, – конфликт самооценки. Обладатель истероидного радикала постоянно испытывает психический дискомфорт, воспринимая себя неординарной, одаренной личностью и одновременно переживая стыдную для высоко ценящего себя человека неуверенность, боязнь спасовать перед реальными трудностями. Единственным выходом для него становится поиск социального окружения, которое безоговорочно согласилось бы воспринимать его таким, каким он хочет казаться, – ярким, значительным, успешным. Иными словами, истероид в течение всей жизни воспроизводит модель межличностных отношений, аналогичную той, семейной, модели, в которой он играл роль кумира. Не имея полноценной возможности справиться с реальностью, истероид создает иллюзию благополучия и успеха. При этом все, что противоречит этой иллюзии, удаляется (вытесняется) из его сознания. Всех тех, кто не желает верить в иллюзию, он удаляет их своего ближайшего социального окружения.

Внешний вид

У обладателей истероидного радикала нет каких-либо особенностей телосложения. Поэтому сразу перейдем к особенностям внешности и внешнего вида.

Если вы спросите: «Можно ли на групповой фотографии разглядеть истероида? Отвечу: «Нельзя не разглядеть!» Истероид, желая обратить на себя благожелательное внимание, делает все, чтобы не затеряться в толпе. Он хочет выделиться. Говоря языком гештальтпсихологии, он стремится предстать перед окружающими «фигурой» и ни в коем случае не слиться с «фоном». В этой связи основной особенностью внешности, свойственной истероидному радикалу, является яркость.

Для истероидного радикала характерна насыщенность красок в одежде, яркость косметики, обилие и яркость украшений, иных аксессуаров. Помните, как Пушкин в «Арапе Петра Великого» описывает процесс одевания «щеголя» Корсакова: «Француз камердинер подал ему башмаки с красными каблуками, голубые бархатные штаны, розовый кафтан, шитый блестками; в передней наскоро пудрили парик, его принесли, Корсаков… потребовал шпагу и перчатки, раз десять перевернулся перед зеркалом и объявил Ибрагиму, что он готов».

Яркость дополняется претензией на оригинальность. Именно претензией, а не истинной оригинальностью (которая является уделом шизоидов). Истероид, выбирая одежду, обувь, аксессуары, отдает предпочтение наиболее оригинальным моделям из общепризнанных. Ведь в стремлении выделиться из «серой» массы, истероид делает лишь первый шаг к обретению своего внутреннего психологического благополучия. Ему еще только предстоит расположить к себе окружающих, заставить их поверить в его необыкновенные способности, редкие душевные качества и т.д. А этого добиться невозможно, не оставаясь понятным и близким большинству. Излишняя оригинальность здесь может только помешать, оттолкнуть людей. Истероид следует моде, но не творит моду. Он по сути своей не творец, а подражатель, имитатор.

Продолжая тему имитаторства, отметим удивительную способность истероидов к социальной мимикрии, что проявляется в склонности переодеваться в самые различные наряды, приобретать характерный внешний облик той социальной группы, в которую они в данный момент включены (или воображают, что включены). И не просто переодеваться, а преображаться! Формально-поведенчески и, что самое интересное, внутренне тоже. В такие минуты истероид не просто выглядит как типичный (даже наиболее яркий, узнаваемый) представитель этой группы, но и ощущает себя таковым. Сама личность его существенно трансформируется. Человек, щедро наделенный истероидными качествами, одинаково легко и комфортно чувствует себя и во фраке, на высочайшем приеме, и в телогрейке, сидя на деревенской завалинке, и в военном мундире, щеголевато прохаживаясь вдоль строя…

При этом, будучи одетым во фрак, он (специально не настраиваясь, не заставляя себя!) размышляет о благе Отечества, о преимуществах монархии перед демократией и об иных высоких материях; телогрейка настраивает его на домотканно-лирический лад. Мундир заставляет его беспрестанно чертыхаться, врать напропалую о былых боях и походах, мечтать о прибавке к жалованью, бранить в голос подчиненных, сквозь зубы – начальство …

Знаете, кем надо быть, чтобы так преображаться? Правильно: никем. Чем больше в реальном характере выражена истероидная тенденция, тем больше личность напоминает некий конструктор, который легко разбирается и собирается вновь, но всякий раз – в совершенно иной конфигурации. Сколько-нибудь устойчивого ядра личности просто не существует. Постоянно присутствует только одно – эгоцентризм. Личность истероида изменчива, подобно тому как форма жидкости зависит исключительно от формы сосуда, в который ее наливают. «Сосудом» становится социальное окружение.

Интересный пример. Известная певица, обращаясь к публике, как-то сказала: «Не путайте меня с героинями моих песен. Я не такая, как они». И добавила (внимание!): «Я вообще не знаю, какая я». Очень откровенная и психологически точная самооценка истероида!

Добавив эти штрихи к характеристике радикала, мы обосновали еще одну важную особенность истероидной внешности – изменчивость. Никто так часто не меняет свой внешний вид (прическу, макияж, одежду и т.п.), как истероиды. В некоторых случаях изменчивость приобретает характер контрастности. Истероид хочет быть ярким. Но что делать, если вокруг много ярко одетых людей? Как выделиться на их фоне? Остается одно – прийти на праздник жизни в демонстративно затрапезном одеянии. Лишить свою внешность любых проявлений радости: волосы в пучок и под серый плат, румяна, помаду, серьги и бусы – долой, на ноги – боты «прощай, молодость»… И вот оно – вожделенное внимание окружающих!

Для истероида нет более драматичной ситуации, чем встретить где-нибудь в общественном месте человека, одетого точно так же, как он! Обостренно реагируют истероиды и на те ситуации, когда оказывается, что они одеты неподобающим образом.

На самом деле любой человек, уделяющий внимание собственной внешности, имеет в характере истероидный радикал. При этом его выраженность, «процентное содержание» относительно других радикалов определяется во многом тем, насколько человек внимателен к своей внешности, сколько времени, сил и средств он тратит на формирование своего внешнего облика. Если забота о внешности является основным занятием индивидуума, ради которого он готов пренебречь всеми остальными, то он – истероид.

Оформление пространства

В оформлении пространства (жилья, рабочего кабинета и т.д.) истероидный радикал проявляет те же свойства, что и в оформлении своей внешности: яркость, претензия на оригинальность, склонность имитировать предметную субкультуру социальной группы, к которой он принадлежит (или – чаще – хотел бы принадлежать) в конкретный период его жизни, изменчивость.

Показателем истероидности является также эгоцентризм – как правило, не скрываемый. Собственные фотографии (соло, в окружении семьи и – на почетном месте – в обществе известных персон), дипломы, кубки, призы, именные значки свидетельствуют, что у хозяина этого интерьера самое любимое слово – «Я». Интерьер истероида персонифицирован, он используется в интересах самопрезентации. Попадая в него, даже неискушенный наблюдатель сразу же получает максимум полезной информации о личности его обитателя.

Истероиды обожают всевозможные безделушки, отдавая предпочтение ярким, экзотическим, редким экземплярам. Привычки истероида – тоже своего рода безделушки, имеющие привкус имитации реальной деятельности. Истероид нередко подражает коллекционерам, собирая подобие реальной коллекции. История, стоимость и иные качества собираемых вещей ему важны не сами по себе, а лишь постольку, поскольку они способны вызвать широкий социальный резонанс, сделать их обладателя центром всеобщего внимания. И здесь он стремится быть, с одной стороны, оригинальным, с другой – понятным подавляющему большинству потенциальных зрителей… Любопытно, что если истероид курит, то, как правило, трубку или сигары. Это эффектно, элегантно, значительно и… на самом деле – не более чем имитация курения.

Многие из привычек истероида связаны с оформлением внешности. Поэтому среди его вещей особое место занимают специально предназначенные для этого инструменты, украшения и т.д.

Ну и, разумеется, истероида легко узнать по яркости и разнообразию его гардероба. Постоянное его пополнение, приобретение все новых и новых туфлей, шляпок, перчаток, платьев, кофточек, галстуков и т.д. – главная привычка истероидов.

Мимика и жесты

Наличие истероидного радикала проявляется также в характерных мимике и жестикуляции, особенностями которых являются манерность, театральность, претенциозность. Истероид любит красивые, «выигрышные» позы, призванные свидетельствовать о «высоком происхождении», «элитном воспитании». Он принимает их во всех случаях, независимо от содержания происходящего. Выражение его лица часто приобретает характер произвольно надеваемой «мимической маски», формально соответствующей роли (имитируемому психологическому состоянию), которую истероид в данный момент играет. Маска высокомерия, маска недоумения, маска гнева, маска дружелюбия… Именно формально, поскольку при этом отчетливо чувствуется его неискренность, деланность, наличие признаков наигрывания, имитации реальных переживаний. Эти характерные для истероидов феномены гениальными штрихами обозначает Толстой, описывая, в частности, поведение Бориса Друбецкого – персонажа романа «Война и мир»: «Мундир, шпоры, галстук, прическа Бориса, – все это было самое модное и comme il faut… Он сидел немножко боком на кресле подле графини, поправляя правой рукой чистейшую, облитую перчатку на левой, говорил с особенным, утонченным поджатием губ об увеселениях высшего петербургского света и с короткой насмешливостью вспоминал о прежних московских временах и московских знакомых. Но нечаянно… он упомянул, называя высшую аристократию, о бале посланника, на котором он был, о приглашениях к N.N. и к S.S.».

Особенности поведения

Что за характер скрывается за яркой истероидной внешностью? Прежде всего, следует отметить удивительную способность истероидов производить на людей наиболее выигрышное впечатление с первых же минут знакомства. С самого начала они выставляют напоказ лучшее, что в них есть, – поворачиваются к окружающим «фасадом». В дальнейшем это впечатление идет на убыль.

Они много обещают, охотно и широко декларируют масштабные намерения, убеждают – на словах – в наличии у всех присутствующих и прежде всего у них самих больших возможностей и т.п., словом, активно создают иллюзию всеобщего благополучия и гарантированного успеха. На это в основном и уходят их силы. Дальше их поведенческий сценарий просто не прописан.

«Сейчас отсюда вылетит птичка!» – говорят они, завладевая вниманием окружающих. При этом в их собственном психическом пространстве рождается маленькая иллюзия, что птичка все-таки вылетит. Для них такой поворот событий вроде бы даже не исключен, хотя они понимают, что птички нет и взяться ей неоткуда. Иллюзия длится до тех пор, пока истероид и его зрители хотят в нее верить. Перестают – иллюзия рушится, зрители расходятся. Истероид принимается – нет, не за разведение птичек, а за создание новых иллюзий и поиск новых зрителей.

Социальная гибкость, т.е. широкая приспособляемость к самым разнообразным социальным условиям, группам людей, видам деятельности, – еще одон важное свойство истероидов. Они гибки, потому что поверхностны. Попробуйте быть гибким, будучи твердо убежденным в чем-либо, имея собственные устойчивые принципы, правила, взгляды, добиваясь желаемого конкретного результата! Не получится. Придется сталкиваться с противоположным мнением, бороться, негодовать, защищаться, дистанцироваться от оппонентов и злопыхателей… Нельзя быть гибким, занимаясь реальным делом. С легкостью меняться, подстраиваясь под социальное окружение, можно только за счет замены одной иллюзии на другую. Так происходит с истероидом. Главное для него – на любых условиях сохранить благожелательное внимание к своей персоне. Только вниманием он по-настоящему дорожит.

Наличие в характере истероидного радикала определяет и способность к ролевому поведению. Увлеките истероида новой, желательно необычной, неординарной, ролью и вскоре вы его не узнаете. Вам будет казаться, что он полностью, кардинально изменится (разумеется, на самом деле он не приобретет сколько-нибудь устойчивых качеств «новой» личности. Но имитация будет впечатляющей!).

Истероидный радикал наделяет человека способностью к экспромту. Отсутствие заранее определенного алгоритма поведения, пробелы в информации об условиях, в которых ему предстоит проявить себя, истероида не смущают. Напротив, он вдохновляется возможностью заменить скучноватую реальность более яркой иллюзией. Кроме того, в основе экспромта – артистизм, талант гибко приспосабливаться к обстоятельствам за счет быстрого выбора и убедительного исполнения подходящей к случаю роли.

Такова истероидность. Она делает человека заметным, гибким, артистичным. Согласитесь, не самые плохие качества. Не говоря уже о способности творить иллюзию. Иллюзия правит миром, господа!

Мир так устроен, что с приобретением любого позитивного свойства одновременно приобретается и его негативное «второе я». Это проявление диалектики.

В отношении истероидного радикала мы обязаны сказать, что оборотной стороной сопряженной с ним социальной гибкости является беспринципность. Умение и желание истероида производить яркое впечатление на новых людей превращаются в склонность время от времени менять круг друзей, переходить из одного коллектива в другой и т.п. Талант актера, имитатора, «иллюзиониста» ведет к отказу от реальной деятельности в пользу иллюзии, имитации результата. Экспромт оборачивается т.н. псевдологией – вдохновенным враньем, посвященным своим или – реже – чужим успехам.

Говорят, истероиды хорошо чувствуют людей, их настроение. Это не так. Истероидам с их абсолютным эгоизмом, эгоцентризмом окружающие важны только как публика, внимающая и хлопающая в ладоши. Они никого не настроены понимать, никому не сочувствуют, они умеют лишь имитировать психологическое состояние собеседника по типу зеркального отражения, не более. Впрочем, часто и этому бываешь рад.

Посильные задачи

Мы условились, что в этом разделе будут обсуждаться те виды деятельности, которыми обладатель изучаемого радикала способен заниматься с минимальным психическим напряжением, те результаты, на достижение которых он нацелен независимо от внешней (в т.ч. материальной) стимуляции.

Характер рождает наиболее мощную мотивацию к определенному виду деятельности, перед которой бледнеет даже столь ценимое нынче денежное вознаграждение.

Истероид всегда и везде, в чем бы ни заключались его должностные обязанности, занимается почти исключительно самопрезентацией. Никогда глубоко не проникая в содержание деятельности, он искренне убежден, что может справиться с любым заданием, было бы желание. Однако дальше его присутствия во всевозможных президиумах, масштабного публичного прожектерства, обещаний всеобщего непременного процветания, клятв «лечь на рельсы» в случае неуспеха, эффектного позирования перед зрителями и слушателями и т.п. дело не идет.

Следует знать, что истероид:

— любому своему занятию (не важно, поручили ему составлять бухгалтерскую отчетность или заниматься уборкой территории) постарается обеспечить максимум общественного внимания;

— при столкновении с первыми трудностями резко начнет терять к работе интерес и, в конце концов, бросит ее, недоделав;

— на требование дать отчет о полученных результатах мгновенно, экспромтом, нарисует панораму многочисленных ожидаемых и неожиданных успехов (почти сплошь иллюзорных).

Поэтому, если вы намерены использовать качества истероида с пользой для коллектива, ставьте перед ним задачи презентации (товаров, услуг, идей, новых проектов) и формальной отчетности. В первом случае он будет максимально выигрышным способом представлять широкой общественности свой коллектив и созданный им продукт (на самом деле, разумеется, самого себя, как лучшую часть такого замечательного, работоспособного, талантливого коллектива). Во втором – будет изо всех сил стараться «не потерять лицо». И у него получится.

При этом ни проверять его, ни как-то особо стимулировать, ни подсказывать ему не надо. Надо только вовремя его остановить. Словом, выпуская его на сцену, надо придерживать его за фалды, чтобы в нужный момент утащить за кулисы.

Категорически нельзя (и просто бессмысленно) мучить истероида работой рутинной, однообразной, требующей сосредоточенности на деталях, последовательности и настойчивости! Тем более если по окончании ее не ожидается мощного социального резонанса. Оскорбленный, он либо сразу уйдет от вас, либо начнет искать выход из психотравмирующей ситуации, погружаясь то в одну, то в другую объективно легкую, но «долгоиграющую» болезнь (его начнут одолевать бесконечные «простуды», «дистонии», «несварения желудка», «растяжения связок»). Да, можно вступить с ним в войну. Но качество и результативность работы от этого не повысится. Более того, возникший конфликт взбудоражит общественное мнение, а уж манипулировать им истероид, поверьте, умеет.

Лучшего способа управлять людьми, чем сотрудничать с ними, ставить перед ними не просто выполнимые, а наиболее для них легкие – и потому приятные – задачи, не существует. Только так можно обеспечить искомую профессиональную надежность человека – стабильную результативность независимо от внешних условий. Ведь даже «ненадежный» истероид в одном абсолютно надежен – в желании нравиться, привлекать внимание, играть роль за ролью… Сделав это его профессией, вы не будете знать горя.

Особенности построения коммуникации

Если вы хотите сразу понравиться истероиду, поступайте так, чтобы он почувствовал себя «фигурой» на вашем «фоне». Осыпьте его комплиментами, иными знаками вашего расположения и доброжелательного внимания. Не бойтесь переборщить. Истероид, даже очень умный, развитый, конечно, заметит, но непременно простит вам подобный разгул воображения. Он подумает: «Ну, брат, ты хватил. Хотя…» И в его душе разольется теплота, возникнет ответная волна дружелюбия.

Помните, что лучший подарок для истероида – публичное признание его заслуг. Он более всего ценит моральные поощрения. Хотите его отблагодарить, отметить – вручите ему грамоту, повесьте медаль. При всех, под громкие аплодисменты. Не упускайте возможности поздравить истероида с праздниками, с днем его (!) рождения.

Вовсе не обязательны при этом дорогие подарки (истероид не станет, подобно эпилептоиду, пытаться выяснить цену подаренной вещицы). Покажитесь ему на глаза, скажите несколько теплых слов. Этого будет достаточно, чтобы упрочить ваше взаиморасположение. Девиз истероида – внимания много не бывает!

Грубой коммуникативной ошибкой в отношении истероида будет попытка – вольная или невольная – конкурировать с ним за место «фигуры», оттеснить его в «фон», перетянуть одеяло внимания на себя. Он тут же преисполнится к подобному конкуренту недоброжелательством и постарается подпортить его реноме.

В следующем номере мы поговорим о паранойяльном радикале.

Терминами «истероид», «шизоид» и т.п. здесь и далее мы обозначаем людей, в характере которых эти радикалы явно доминируют.

Такой стиль поведения называется демонстративным, отсюда второе название истероидного радикала – демонстративный.

Паранойяльный тип личности

ЗАСТРЕВАЮЩИЙ ТИП ЛИЧНОСТИ

В крайне дезадаптивных проявлениях часто его называют ПАРАНОЯЛЬНЫМ или ПАРАНОИКОМ.

Особенности базового механизма: со временем у нормальных людей чувства затухают, эмоции ослабевают. У застревающих людей этот механизм плохо работает (сильно медленнее, чем у других людей). Если этот механизм плохо работает, то негативные моменты накапливаются, наслаиваются друг на друга. Один негатив еще не затух, а другой уже появился. И третий появился… Они (негативные переживания) аккумулируются (накапливаются). Механизм касается ТОЛЬКО негативных моментов. Они не просто суммируются, но еще суммируются еще ассоциативным (или условно-рефлекторным) путем. Пример: человек едет в метро. Кто-то ему на ногу наступил. В этом случае человек испытывает негативный аффект. Функция негативного аффекта — быть негативным подкреплением и формировать прошлый опыт. О таких ситуациях у нас остается след в эмоциональной памяти. Так мы устроены. Этот след остается для того, чтобы в похожей ситуации мы также себя не вели. Или просто не садились в переполненное метро. Вот для этого нужен нам этот след. След хранится не только в эмоциональной памяти, он еще ассоциативно привязывает саму ситуацию. Когда Вам на ногу наступают, Вы испытываете негативный аффект и если Вы потом попадаете в такую же ситуацию он всплывает как опыт. Сначала эмоция хранится, а потом то, что ее вызвало. Кто-то ситуацию забыл, но негативный след остался. Я не запомню, кто наступил на ногу (кто-то просто стоял рядом), но он попал в поле моего сознания, как фон. И если потом я встречаю такого человека, то ассоциативным путем у меня возникает негативное переживание. Если аффекты накапливаются, то человек (застревающий тип) несет в себе негативный заряд. Другие люди это чувствуют, на это реагируют, он (параноик) это видит. И вот тут замыкается. Ему (параноику) сразу становится понятным на кого и почему он злится (они (люди) что-то не так говорят, смотрят, делают… ) Механизм проекции — базовый, природный, древний. Работает он не только у застревающих, а у всех у нас. У них большая часть становится ведущей.

Мы, свое внутренне состояние фактически проецируем на друго человека. В Библии (механизм проекции) звучит так: «Видит соринку в чужом глазу, не замечая бревна в собственном». Проекция всегда рядом с рационализацией. Мы окружающих создаем во многом проекцией. Образ другого человека — это смесь наших собственных проекций и ожиданий, которые они постоянно подтверждают как бы для нас+ у них есть особенности поведения, которые не от наших проекций. Это у всех. А у застревающих людей — они видят в других причину собственных эмоциональных состояний. У них механизм проекции становится ведущим, основным. Они живут в плохом мире, в котором что-то не то делают, не так делают, не то говорят и еще все против них что-то имеют. И к нормальным людям соответственное отношение. Характерологические особенности застревающего типа1. Злопамятные2. Подозрительные (ожидание подвоха от других)3. ОбидчивыеНо себя они такими не считают. Более того, они думают, что они лучше других. Изменить это их представление о себе невозможно. Таким натурам абсолютно бесполезно объяснять какие они. Иначе Вы будете записаны в стан врагов. В самоописании такой человек будет писать, что он доверчивый и он искренне так думает. На вопрос «Вы злопамятный? «, ЗТЛ ответит «Конечно нет», а если задать вопрос: «Долго ли Вы переживаете, если Вас незаслуженно обидели? » «Да». А это по сути одно и тоже!!! Долго переживать обиду и есть злопамятность и обидчивость. В таком мире — все плохие: я хороший жить плохо. Выход какой? Как сделать так, чтобы ЗТЛ жить было немного лучше? Ведь им плохо эмоционально. Негативный заряд они носят в себе. Он накоплен. Чтобы сделать ЗТЛ хорошо — сделать так, чтобы все вокруг были хоть немного лучше (для него). Учить будут других, писать письма в профкомы, президенту… А может быть более глобально (Гитлер, Сталин).

Уровень «улучшения других» зависит от власти. Начиная от лидерства в подростковых компаниях и кончая политической лестницей. Занять более высокую позицию (дает превосходство над другими и рычаги управления, воздействия на других). Поэтому у этих людей очень сильно развита мотивация достижения. С одной стороны они похожи на тревожных. И те и другие застревающие. Только тревожные на другом застревают (на незначащих деталях, которые для них кажутся важными), а ЗТЛ застревают на другом (у них есть установка выискивать незначащие детали в других людях, чтобы подтверждать свое отношение к ним (какие они плохие).

У них вырабатывается сверхконтроль.

  • Все должно быть под контролем.
  • Скованы, не расслаблены
  • Зажаты

Если это сильно выражено, то это видно. Для нормальных людей нужен повод, а для застревающих он работает постоянно за счет ригидного эффекта из-за которого медленно затухает негатив. Он всегда накоплен. Соответственно человек всегда на взводе. Ревность — классическое паранояльное состояние. Сильные стороны застревающих типов личностей (если в меру выражена). Где они могут быть полезны:

  • Ситуации неопределенности — не будет дергаться. Он будет действовать, примет решение. Чаще это лучше, чем бездействовать.
  • Ситуации опасности — будет всегда эффективнее другого. Он готов к этой ситуации, Мобилизован. Она для него не неожиданна. Он ее все время ожидает. Знает как тамДействовать.
  • Руководитель (ставящий задачи (уверены, что они правы, им просто это делать), контролирующий и требующий их выполнения). У них все для этого есть. Для них это просто.
  • Политика — борьба за власть и использование этой власти.

Каждый из типов личностей по своему искажает мир. А все живут в одном и том же мире. Человек думает и действует не исходя из того, какой мир есть, а исходя из того, как он этот мир воспринимает. У всех у нас есть способность (возможность, механизм) который помогает затуханию сильных аффектов. Переживаем мы сильные негативные эмоции? Если мы его пережили — он рассасывается. Для того, чтобы этот аффект рассасывался или затухал, работает специальный механизм. Есть механизм вполне адаптивный, он нужный, он предохраняет нашу психику от перегрузки негативными эмоциями, просто перестраивается некая химическая активность веществ, что аффекты затухают. Есть процессы возбуждения, а есть — торможения. Но есть люди, у которых механизм затухания негативного аффекта, работает хуже чем у других. Или совсем плохо работает. Есть ситуации, которые провоцируют негативный аффект. Человек попал в такую ситуацию, переживает аффект и это вызывает эмоции. Например, в автобусе на ногу наступили. Негативный аффект взбадривает нас, чтобы мобилизовать организм к двум основным типам реагирования: либо он трансформируется в агрессию, либо в избегание и убегание. Этот аффект запускает некие физиологические и нейрохимические процессы, которые нас взбадривают. Срабатывает этот механизм. Потом происходят другие события.

Еще

Через полдня нам не на ногу наступили, а обругали как-то. Получается, что прошлый аффект еще не успел затухнуть, а человека уже обругали. Остаток от прошлого аффекта еще не затих, к нему добавляется следующий. И в таком случае аффекты имеют тенденцию копиться, то есть аккумулироваться. Через какое-то время сама ситуация уходит из сознания. Но остается эмоциональный след. Негативное переживание — опасная штука. Оно предупреждает, что есть признак опасной ситуации. Это реально работает и работает всегда. Такой человек находится по отношению к другим на некоем эмоционально-повышенном негативном взводе. Если залезть внутрь такого человека — он будет испытывать что-то тяжелое и неприятное внутри. Это не тревожность. Это более широкий энергетический заряд. Если я пребываю в таком состоянии — окружающие это во мне чувствуют? Чувствуют. Они на это реагируют? Реагируют. Я вижу как они на это реагируют? Вижу. И у меня замыкается цепочка: я сразу вижу, что они что-то не то по отношению ко мне делают. И у меня сразу замыкается. И мне становится сразу понятен мой аффект. Для меня это звучит так, что он что-то не то говорит и не то делает. И я злюсь. А на самом деле я злюсь, потому что мне на ногу наступили когда-то. Это называется механизм проекции. В самом общем виде проекция это когда человек видит в другом человеке то, что есть в нем самом. Мой аффект никуда не девается. Он постоянно подпитывается. Я постоянно на взводе. Я постоянно вижу в других людях, что они что-то не то и что-то не так. Для меня все понятно, что по большей части люди вокруг меня какие то не такие и не хорошие. Он видит в других людях, что они плохие. Он во всех видит, что что-то не то и видит потенциальную угрозу. Застревающая личность всегда исходит из фактов: «Он же на меня не так посмотрел, я же это вижу, для меня это факт! » Поэтому если вы мне начнете говорить, что дело не в нем, а во мне — вы моментально попадаете в категорию врага. Мир несладкий для человека. Потому что это мир потенциально угрожающих людей.

И этот человек на фоне всех окружающих представляет себя умным, добрым, отзывчивым, доверчивым и вообще — замечательным. Реально, у этих людей присутствует поведенческая триада: это люди обидчивые, злопамятные и подозрительные. Но они живут в таком мире и он вынуждает их такими быть. Если им объяснять, что происходит на самом деле — ты моментально будешь записан во враги. И его самооценку это никак не изменит. На фоне этих людей он считает себя доверчивым, может быть даже и наивным, добросердечным и замечательным. В таком мире жить тяжело. Любое сознание пытается объяснить что-то. И он объясняет — каждый в силу своего разумения. Это концепции, которые объясняют, как устроен мир. Получается, у него есть это ощущение, есть энергетика, есть концепция и у него есть внутреннее ощущение, что он лучше всех. И поскольку ему жить в этом мире тяжело — какой выход из этой ситуации? Надо изменить окружающих людей так как они плохие и сами не ведают что творят. И для того, чтобы изменить свой мир, мне надо сделать их лучше. У меня есть чувство собственной правоты и энергетика: я могу это делать в семье, на службе, в профессии. И мне не будет казаться, что это «не так», невозможно. Такие люди действуют исходя из тезиса: «Это моя точка зрения и я ее полностью разделяю». А все остальные — не понимают, время нехорошее и т. п. Тем более — я исхожу из фактов. Как это у них уживается в голове? Очень хитро. Когда он одновременно считает себя супердоверчивым и при этом он реально подозрительный. Например: В одной и той же фразе человек пишет «я слишком доверяю людям», а с другой — что люди не заслуживают доверия. Это значит, что он такой тип.

Литература:

«Психология и психоанализ характера»;

  • Карл Леонгард «Акцентуированные личности»;

Окружающие определенным образом реагируют на то, что они имеют перед собой такого напряженного человека, человек это видит и тогда ему сразу становятся понятны причины его негативного аффекта. Этот механизм называется механизмом проекции, когда человек то, что у него внутри видит в других людях. Такого человека окружают люди какие-то не такие, не очень хорошие, «что-то имеющие против меня, а если они имеют что-то против меня, я должен быть на чеку». «Быть на чеку» означает подозрительность. Это запускает определенный цикл механизмов.

У таких людей более пристальное восприятие, потому что если окружающие что-то против меня имеют, я должен выискивать признаки. У меня есть ищущая установка, а если она есть, то я постоянно фокусируюсь на каких-то проявлениях окружающих и замечаю многое то, что другие на замечают. То есть ожидаю от других каких-то негативных отношений и действий по отношению к себе. А поскольку люди это во мне замечают, то они тоже в данной ситуации на чеку. Ищущее восприятие всегда находит, за что зацепиться. И лишний раз подтверждает, что что-то не то. Ищущее восприятие, детализированное на окружающих людей в моем присутствии или по отношению ко мне (что бы люди не делали, всегда это воспринимается на собственный счет, а не так, что «человек проявляет себя так в моем присутствии»). Кто ищет, тот всегда найдет. У таких людей всегда готова интерпретация, что они что-то против меня имеют. И эта интерпретация очень вписывается в мое внутренне состояние. Интерпретация такова: «Меня окружают такие люди и в никаком другом состоянии я не могу находиться». Таким образом, данный стиль восприятия других людей зацикливается и сам себя подпитывает: «Чем больше я смотрю, тем больше вижу, а чем больше я вижу, тем больше я должен быть на чеку».

Кроме того, такие люди, наряду с тем, что считают других по большей части нехорошими людьми, дальше дело в концепции, это каждый застревающий по-своему объяснит. Кроме этого, у них есть особенности самооценки и образа «Я»: «Если окружающие по большей части нехорошие и не такие и что-то против меня имеют, то сам я — человек замечательный, особенно на их фоне». Потому что, если другие пытаются дать мне понять, что я из себя представляю, а представляю я человека подозрительного, злопамятного и обидчивого, я моментально их записываю в круг врагов, так как они хотят меня обидеть. И тогда, зачем их слушать. Поэтому, у них нет информации о том, какие они есть на самом деле. Механизмы рационализации бывают грубыми, а бывают более тонкими: «Я слишком доверяю людям! » То есть про себя он думает, что он доверяет людям, а людям при этом доверять нельзя. То есть он одновременно и недоверчивый и супер доверчивый. И тогда такого рода рационализации приводят к тому, что и образ Я и самооценка становятся консервативны и ригидны, потому что нет обратной связи извне. И тогда: «Я весь хороший и замечательный, а они плохие и мне ничего не остается делать, как сделать их лучше». Что такие люди и пытаются сделать, опять же в силу собственного разумения. Они могут пытаться улучшать ближний круг, могут пытаться улучшать людей в профессиональной сфере. В основном такие люди гнобят нижестоящих, как-то сопротивляются людям одного уровня и унижаются и пресмыкаются перед вышестоящими. При этом, если у таких людей, в силу разумения (а это зависит от личностного развития, образования, окружения), возникают идеи, которые иногда приобретают характер сверхценных либо по отношению к одному человеку, либо по отношению ко всему человечеству. А сверх-ценная идея, она потому и сверх-ценная, что она имеет крайне важную идею для этого человека. И человек считает себя вправе и у него есть на это внутренняя решимость и внутренне право эти идеи реализовывать. Поэтому можно улучшать жену, а можно улучшать все человечество. Что мы и наблюдаем в истории, как в глобальном масштабе, так и в частном случае. Классический пример такого паранояльного застревающего механизма — ревность. Что такое ревность? Ревность это болезненные сомнения в верности. Довольно часто, для большинства людей это болезненное сомнение запускают соответствующий механизм. Что значит «болезненное»? Ты не можешь с ним жить, с ним тяжело. Тебе надо разрешить это сомнение. А что для этого нужно делать? Более пристально вглядываться. Запускается механизм сверх-концентрированного внимания по отношению к другому человеку, и вы начинаете замечать то, что раньше не замечали. Или замечаете то, что раньше замечали, но в силу этой установки начинаете интерпретировать это в силу данной установки. А если долго вглядываться, то всегда можно что-то, да найти. Это замечается и моментально интерпретируется в другом русле. И как только это интерпретируется, это моментально подпитывает установку. Фактически, ревность это то же самое зацикленное кольцо: чем больше смотришь, тем больше видишь, чем больше видишь, тем больше начинаешь сомневаться. И другой человек может делать чего угодно. Потому что для другого человека, когда его ревнуют это тоже тяжелая ситуация. Предположим, она перестала встречаться с подругами, чтобы он меньше ревновал. И это будет работать на ту же установку: он будет думать, что она прикидывается и дурит ему мозги.

Любое поведение будет интерпретироваться определенным образом. С внешней стороны сделать ничего нельзя. Это воспринимается как: «Оправдывается, значит виноват». Поэтому, это приводит к определенному и эмоциональному и измененному состоянию сознания. Другое дело, что условно говоря обычные люди или люди, у которых нет предпосылок к такому реагированию, в такие состояния впадают иногда. А застревающие личности всегда в таком состоянии. Вообще, с такими людьми тяжело что в плане межличностных, что в плане профессиональных отношений. Другое дело, что степень выраженности бывает очень разной. Пример: Начальник дает мне задание и от этого много зависит. А я его не выполнил. У меня есть два варианта: либо подставиться и сказать что я его не выполнил и получить тумаков или сказать начальнику что я это уже сделал. Я сказал начальнику, что я это сделал, но я не сделал. А предположим завтра я тоже не сделал. В каком я состоянии? Я знаю, что начальник и окружающие думают, что все окей и исходят из этого. Но я знаю, что это не так и у меня возникает болезненное сомнение: «А они знают или не знают? А это выплывет или не выплывет? » Я более пристально вглядываюсь в их поведение и начинаю замечать в окружающих людях то, что я раньше не замечал. Я нахожу много поводов для того, чтобы понимать, что Иван Иваныч знает или догадывается. А главное, я начинаю это интерпретировать в силу этой установки. В этом состоянии я начинаю вести себя по-другому. Они это видят и как-то на это реагируют. И когда они реагируют, я также вижу, что они стали себя вести по-другому. Таким образом можно также зациклиться в это состояние. Или, например, начальник. Любой начальник, если он хороший, он принимает решение и контролирует выполнение задания. Если надо — поощряет, если надо — наоборот. Это нормальное состояние начальника. Но теперь, когда он так себя ведет, я начинаю видеть это по-другому. Думаю, что он ко мне цепляется? Чего ему от меня нужно? Причем, у меня полное ощущение, что он это делает только по отношению ко мне. Хотя он до этого вел себя также. Но я вижу совершенно другое. Такие штуки могут привести к неврозам, могут рассосаться. Лучше, чтобы вскрылось. А если это не вылезло и я все время с этим живу? И тогда у меня есть большие предпосылки все время вкручиваться в такие вещи. Это ситуативные штуки, в которые все мы можем попасть. Застревающие люди все время так живут. Когда это в ярких проявлениях — это хорошо видно. Когда не в ярких — тоже видно, некоторые характеристики поведения связаны с застреванием аффекта и проекцией. Такие люди, если это сильно выражено, очень невнятные. Поскольку постоянно живут во враждебном окружении и постоянно им нужно быть на чеку (в том числе значит, что пытаться держать ситуацию и других людей под контролем чтобы не было ничего спонтанного), этот контроль превращается в сверхконтроль и в том числе обращается на собственную личность — сверх-самоконтроль. У тревожных тоже есть самоконтроль, но там источники другие. Такой человек постоянно вынужден себя контролировать, он боится подставиться, потому что если кругом нехорошие люди, то нужно не подставляться. А как можно подставиться? Если ты просчитал поведение, то ты действуешь по расчету.

А если у тебя спонтанные (не контролируемые) проявления? Все, что не контролируемо, потенциально может быть использовано другими против меня. У застревающих людей есть внутренняя скованность и большие проблемы со спонтанным поведением. Мы это уже обсуждали: состояние радости, расслабления — спонтанные состояния. А если я не могу это допустить, то я не могу ни радоваться, ни расслабляться, ни искренне проявлять собственные чувства. И в речи тоже это проявляется: он вроде как отвечает на вопрос, а вроде как про другое говорит. Он вроде как вокруг вопроса, но на вопрос он не отвечает. Ты ему о своем — а он тебе о своем. Да еще и так, что непонятно, что он ответил «да» или «нет». Он вроде ответил, но что он ответил, это непонятно. Довольно часто, у таких людей, если это сильно выражено, бывает такой стиль поведения. «Адьютант его превосходительства», Павел Андреевич Кольцов и мальчик Юра. Думал-думал и в лоб его спрашивает: «Вы шпион? » А он: «Знаете ли Юра… » Это примерно из этой оперы. С такими людьми жить трудно. Надо просто понимать механизмы и не пытаться в чем-то убедить и сильно менять свое поведение. А вообще, если с таким человеком хочется ужиться, надо с ним соглашаться. Даже если человек начинает аргументы по этому поводу приводить, для такого человека это не аргумент. Если такой начальник и он проводит совещание. А начальники часто такие, так как у такого типа куча качеств, чтобы быть начальником (решительность, энергичность, убежденность в своей правоте, умение воспитывать людей). Но там есть и обратная сторона: если это человек с довольно сильными проявлениями застревающей личности, то довольно тяжело его сбить с толку и что-то ему посоветовать. Если находится человек, который четко знает, что то, что предлагает начальник, не самый оптимальный способ, пытаться спорить бесполезно, так как сразу будешь записан во враги. Пытаться приводить рациональные аргументы — тоже бесполезно, так как когда мне приводят аргументы, я это воспринимаю, что со мной спорят и возражают. И я постараюсь, чтобы он больше в совещаниях не участвовал. А еще лучше — чтобы в компании не работал. Если спросить: «Вы человек обидчивый? » — человек ответит «нет». А если: «Долго ли вы расстраиваетесь, когда вас обижают? » Это другое. Поэтому такому человеку что лучше сделать? Похвалить и сказать: «Это гениально. И из этого вытекает это и это. А еще — это и вот это». И если в такой форме, тогда он это воспримет.

А дальше — ему решать, лучше чем он думал или не лучше. Тем более, для него нет этого вопроса. Потому что то, что ему предлагают, это он думал. И тогда если в этом есть рациональное зерно, тогда он это примет. Но вы заведомо должны распрощаться с авторством этой идеи. Потому что если вы скажете, что это вы придумали, он вам не поверит. И не просто не поверит, а еще и подумает о вас в силу собственной установки. Лучше всего такие люди себя чувствуют в так называемых иерархически-адаптивных структурах. В основном, это силовые структуры: армия, МВД и т. п. Тогда они себя очень хорошо чувствуют в таких рамках. Они им позволяют с еще большей уверенностью гнобить нижестоящих, конкурировать с наравне стоящими и угождать начальству. У таких людей очень сильно развита мотивация достижений. И тревожные и паранояльные, они похожи. И те и те застревающие, только застревают на разном. У тревожных только доминирует мотивация избегания неудач. А у паранояльных доминирует мотивация достижений. Почему? Потому что основная установка — изменить окружающих. А где больше всего возможностей их менять? Высоко на иерархической лестнице. Такие люди все время пытаются обскакать других и у них есть на это все ресурсы и основания. Они решительные, у них есть чувство собственной правоты. Довольно часто такие люди могут делать реально полезное дело. И у них получается это довольно часто лучше, чем у других. Тем не менее, они все время конкурируют. Иногда это открытая агрессия. Иногда, особенно с вышестоящими, путем каких-то интриг. Но тем не менее всегда конкурируют. И в движении по какой-то иерархии, у них больше личностных предпосылок и ресурсов для того, чтобы добиваться чего-то. Именно поэтому среди начальников высокого ранга таких людей много. Такой человек может «сожрать окружающих». Что он с успехом и делает. Если брать еще одну сферу, где им комфортно, это сфера политики. Так как это среда, где постоянно плетутся интриги и все время идет борьба идей, за власть. И тут застревающие натуры чувствуют себя наиболее комфортно и им там наиболее успешно. Опять же, если посмотреть, до вершин политики доходят именно такие люди. Так как это среда потенциально опасная и враждебная: все против тебя плетут интриги.

Если у тебя есть установка смотреть, что думают другие, ты сможешь противостоять и готов к этой ситуации. А если человек с другой натурой попадает в эту ситуацию, он или пытается изменить свою натуру (а любая попытка изменить натуру губительна, разрушительна и приводит к неврозам), либо их просто оттуда выталкивают. И потом уже конкурируют между собой примерно такие люди. Если это не сильно выражено, если человек нашел свою стезю примерно в этой сфере, он будет адаптивен и успешен. И это касается проявлений любых типов. Если это ярко и сильно, тогда он в половине ситуаций будет успешнее других, а в другой — менее успешным. А если жизнь складывается таким образом, что человек чаще попадает в дезадаптивные ситуации, тогда мы будем иметь не просто застревающую, но и еще паранояльную или параноидную натуру. Такой человек всегда исходит из фактов. Его невозможно в этом смысле опровергнуть. Другое дело, что он по-своему интерпретирует эти факты. Реальность у него, конечно, искаженная, но тем не менее, он опирается на эту реальность. А когда он начинает видеть то, чего нет, это уже психотические состояния и бред. Чистых типов нет и такие люди могут быть или агрессивно-застревающими, а бывают — агрессивно-ханжескими, писать письма и бороться за мораль и за нравственность. Они разные, но механизм там один и тот же и проявляется в силу особенностей немного по-другому. Застревающий человек в ситуации, когда надо уступать, как будет восприниматься? Как упертый и упрямый. А в ситуациях, когда реальная потенциальная опасность, будет восприниматься как предусмотрительность. То есть, в каких-то ситуациях это качество будет восприниматься нами как подозрительность, а в других — как предусмотрительность. Качество одно и то же, но в зависимости от ситуации, оно либо положительно, либо отрицательно оценивается. Поэтому в языке и есть куча нюансов обозначения проявления человека в разных ситуациях. В примере «ветерок подул», как будет себя вести застревающая натура? Он должен оценить это, что это, угрожающее или нет? Тревожный скорее оценит как угрожающее, но стиль реагирования — избегание.

А застревающий — скорее возьмет ружье и сядет под соседний куст и будет всю ночь сидеть. Его поведение адаптивное или дезадаптивное? Если это ветер — дезадаптивное. А если это нехорошие люди — тогда адаптивное. А если это несколько нехороших людей с автоматами? Тогда его поведение тоже дазадаптивное, потому что это угроза жизни. И проблема жизненная наша состоит в том, что мы почти никогда не знаем, какая ситуация есть на самом деле. Узнаем мы, какова наша натура и какова ситуация, чаще всего, задним числом. И таким образом мы узнаем, смелый или не смелый мы человек. И тому подобное. Пока не произошла ситуация, мы и про себя не можем сказать, какие мы. Поэтому на самом деле, чтобы что-то делать, надо постоянно ставить себя на карту. Такие люди склонны к так называемым сверх-ценным идеям. У него может быть человек, которого он боготворит. Но тогда от имени этого человека он делает то, что ему надо. Они очень ригидные. Застревание это ригидность. Они ригидные не только в плане затухания негативных эмоций, они ригидные, как мы выяснили, и в плане самосознания и образа Я и самооценки. И их натура ригидная она мало меняется. И цели ригидные. И понятно, почему ригидные: с одной стороны — основа, с другой — натура такая, он все время убеждается, что он прав. Это не значит, что он никогда не меняется, все зависит от степени выраженности.

Может быть, что такой человек столкнется с ситуацией, которая его изменит. Но ему это сделать труднее, чем другим.

Внешние признаки и признаки поведения

Террористы-смертники: проблемы противодействия

Журавель В.П., ответственный секретарь журнала «Право и безопасность»

Террористы, когда идут на совершение теракта, стараются вести себя, как все. Главное для них — раствориться в многолюдной толпе и ничем не привлекать к себе внимание. В летнее время это просторная одежда, призванная скрыть «пояс шахида», размещаемый обычно на груди, на бедре, на талии, в том числе имитируя беременность (может размещаться в дамской сумке, видеокамере, барсетке, дипломате, подошвах кроссовок и т.п.). Вес взрывчатого вещества в «поясе шахида» может составлять 2-3 кг в тротиловом эквиваленте.

По мнению экспертов, признаками, по которым можно определить террориста-самоубийцу, являются его «стеклянные глаза», он обычно смотрит в одну точку, взгляд его не выражает никаких чувств, при этом зрачки либо резко сужены, либо резко расширены. Его отличает вялая походка (со стороны даже может показаться, что такой человек слегка пьян), а также полусонное состояние. Это особенно может быть заметно на массовых мероприятиях, когда все вокруг выражают эмоции. Если террорист-смертник находится в наркотическом опьянении, то он обычно испытывает жажду и часто носит с собой бутылку минералки.

2.http://www.victoriya-security.ru/consultation.php?id=37

КАК ПО ВНЕШНИМ ПРИЗНАКАМ ВЫЯВИТЬ ТЕРРОРИСТА-СМЕРТНИКА

Основным оружием террориста-смертника (шахида) является взрывное устройство. Пояс шахида представляет из себя выгнутую пластитную основу. Сверху на нее скотчем крепятся мешочки с шариками от подшипников, обрезками гвоздей или гайками — осколочная начинка. Все это с помощью клеящейся ленты помещается на широком ремне. В действие пояс шахида приводит электродетонатор или радиоуправляемый взрыватель. Могут также использоваться взрывные устройства, переносимые в чемоданах, тюках, пакетах, детских колясках и т.п.

  • Террористы-смертники — это, как правило, молодые мужчины и женщины 20 — 30 лет (старшие по возрасту террористы, как правило, входят в руководящее звено и непосредственно в акциях смертников не участвуют), иногда подростки, могут также использоваться лица с различными увечьями (без руки, ноги, глаза и т.л.). Они стараются не выделяться среди массы людей. При совершении теракта они одеваются как самые обычные горожане (женщины, особенно славянской внешности, могут быть в брюках, шортах, коротких юбках), красят волосы. Тем не менее, в их одежде может присутствовать ряд характерных признаков:
  • Женщины (если они мусульманки) имеют головной убор, при этом возможен не только традиционный глухой платок, но и легкие газовые косынки, бейсболки. Косынка завязывается узлом на затылочной части головы. Одеты они, как правило, в длинные платья или юбки. Могут заматывать вокруг бедер шарфы. Некоторые женщины имитируют беременность, чтобы скрыть утолщение под одеждой.
  • Мужчины-мусульмане чисто выбриты (подготовка к обряду погребения) и имеют чистую обувь.
  • Одежда может не соответствовать погоде и иметь покрой, который позволяет скрыть на теле взрывное устройство. В достаточно теплую погоду террорист может носить пальто или куртку. В летнее время для этого используется просторная одежда из плотной ткани.
  • Если террористка сама должна взорвать пояс, то руки у нее будут находиться на животе.
  • Для привода взрывного устройства в действие может применяться провод, зажатый в руке, или виднеющийся из-под складок одежды (рукава).

Также террористов-смертников можно определить и по тому, как они себя ведут. Однозначно описать манеру поведения шахида невозможно, поскольку существует огромное количество причин, толкающих человека на теракт — от психических заболеваний до религиозных и социальных факторов. Тем не менее, поведение террориста отличается от поведения окружающих его людей. При внешнем спокойствии его характеризует неестественная бледность, некоторая заторможенность реакций и движений, скованное, не выражающее эмоций, серьезное лицо и бегающие глаза. Губы могут быть плотно сжаты или наоборот, чуть заметно двигаться (некоторые террористы шепчут молитвы).


Возможен и другой вариант поведения. Его особенностью является заметное возбуждение, которое может сопровождаться обильным выделением пота. Человек производит резкие движения, повороты головы, оглядывается назад, как бы опасаясь преследования, облизывает губы.

Помимо этих признаков подозрение должны вызывать люди, которые:

  • слишком активно «ввинчиваются» в толпу;
  • избегают милицию или солдат;
  • время от времени ощупывают, придерживают и поправляют части одежды;
  • осторожно относятся к переносимым вещам, прижимают их к себе и периодически непроизвольно ощупывают;
  • избегают встречаться взглядом с кем-либо;
  • уклоняются от камер наружного наблюдения (опускают голову, отвертываются, прикрывают лицо, прячутся за более высоких людей);
  • неоднократно приходят на одно и то же место (не решаясь привести в действие
    взрывное устройство).

При выявлении возможного террориста ни в коем случае нельзя пытаться обезвредить его самостоятельно: почувствовав опасность, смертник может незамедлительно подорвать себя. Поэтому нужно, соблюдая спокойствие и не привлекая внимания подозрительного человека, выйти из предполагаемой зоны поражения, сообщить об опасности в правоохранительные органы и, по возможности, находясь на безопасном расстоянии, держать террориста в поле зрения, чтобы указать на него прибывшим на место оперативным сотрудникам.

3. http://yurpsy.fatal.ru/files/stat/13.htm

Внешние признаки и признаки поведения

Террористы часто выглядят старше своих лет. Мужчины, как правило, чисто выбриты (подготовка к обряду погребения), в безукоризненно чистой обуви. Смертник может иметь отстраненный или, напротив, сосредоточенный взгляд, держаться настороженно, обособленно от других. В целях маскировки женщины-смертницы могут выдавать себя за беременных, могут использоваться лица с различными увечьями (без руки, ноги, глаза и т.п.). Могут иметь место подозрительные (неестественные) выпуклости в районе пояса, носимые объекты, замаскированные под бытовой предмет, рюкзак, сумку, детскую коляску и тому подобное, к которым террорист относится повышенно осторожно. Он обычно прижимает вещи к себе и периодически их непроизвольно ощупывает. Одет, как правило, в одежду, соответствующую местным условиям, стилю, погоде. Но одежда может и не соответствовать погоде для сокрытия на теле взрывного устройства (в зоне проведения может использоваться военная форма одежды). Приводом детонатора взрывного устройства обычно служит шнур или провод, зажатый в руке или виднеющийся из-под складок одежды (рукава).

Характерной особенностью поведения террористов-смертников является заметное немотивированное возбуждение, сопровождаемое обильным выделением пота, а иногда и слюны, повышенным вниманием к окружающей обстановке и людям. Некоторые из них произносят молитвы с переходом на шепот при приближении посторонних лиц.

4. http://www.lrnews.ru/blog/post/15485.htm

ОТЛИЧИТЕЛЬНЫЕ ПРИЗНАKИ ПОВЕДЕНИЯ И ВНЕШНЕГО ВИДА ТЕРРОРИСТА-СМЕРТНИKА

На основе анализа результатов практической работы в сфере противодействия терроризму выделены отличительные признаки поведения и внешнего вида террориста-смертника, позволяющие визуально, с большой долей вероятности определить носителей угрозы.

По классификации специалистов к поведенческим признакам относятся:

1. Сосредоточенность. Повышенный уровень концентрации террориста-смертника может выражаться в отсутствии реакции на попытки установить с ним контакт и на иные внешние воздействия. Kак показывает практика, к месту совершения террористического акта террориста-смертника, как правило, сопровождает пособник.

2. Несоответствие поведения окружающей обстановке.

3. При приближении к месту совершения теракта объект может совершать обряд молитвы, что создает впечатление его разговора с кем-то или шептания. Однако, необходимо учитывать, что некоторые люди имеют привычку разговаривать сами с собой, поэтому в отдельности данный признак существенного значения не имеет. Kроме того, подобное поведение может быть обусловлено разговором по мобильному телефону с использованием переговорного устройства типа «Hands free».

4. Поведение, характеризующееся отсутствием интереса будущему. Например, покупка билета для проезда в один конец, игнорирование сдачи при совершении покупок, оставление ценных вещей.

5. Скованность в движениях вследствие неудобств из-за прикрепления к телу ВУ.

6. При «отправлении в рай» террорист-смертник согласно мусульманским традициям может использовать в качестве предметов гигиены травяные или цветочные ароматы.

7. Нахождение рук в карманах одежды для приведения в действие ВУ. При использовании дистанционных средств инициирования взрыва или таймера руки могут быть свободными.

8. Обильное потоотделение, что может свидетельствовать о потенциальной угрозе со стороны объекта только в совокупности с рядом других признаков.

9. Целеустремленное движение по прямой траектории к какому-либо объекту (цели), часто прокладывая себе путь непосредственно сквозь скопление людей. При визуальном обнаружении цели у террориста-смертника включается т.н. «Туннельное зрение», при котором он перестает видеть происходящее вокруг него.

K признакам, характеризующим внешний вид террориста-смертника, относятся:

1. В целях маскировки взрывного устройства (ВУ), закрепленного на теле, обычно используется неестественно свободная одежда, в результате чего возникают визуальные диспропорции между размерами головы и тела. Kроме того, признаком может служить одежда, явно не соответствующая погоде (например, пальто в жаркий день). Имеет место практика использования террористами-смертниками форменной одежды сотрудников милиции, министерства обороны и т.д. Визуально в таких случаях в форменной одежде могут присутствовать различные нарушения (отсутствие шевронов, несоответствие петличных эмблем и рукавных шевронов, цвета нижних и верхних частей формы, головного убора).

2. В отдельных случаях ВУ может находиться в руках исполнителя теракта, для чего используются рюкзаки и заплечные сумки.

3. Зачастую, среди элементов одежды (брюки, платок, пиджак и т.к.) присутствует белый цвет, который в соответствии с мусульманскими традициями свидетельствует о том, что человек идет на «Самопожертвование».

4. В целях изменения внешности борода может быть сбрита, а волосы подстрижены незадолго до дня предполагаемого теракта, что проявляется в заметном отличии цвета кожи на выбритых участках от цвета остального тела.
ФАKТОРЫ определяющие использование подрывников-смертников в качестве наиболее вероятного способа попыток организации и совершения террористических актов:

1.1. Инициатива в выборе места, времени способа доставки и метода детонации заряда принадлежит террористам, что максимально способствует достижению ими целей преступления.

1.2. При использовании смертников нет необходимости предусматривать и разрабатывать пути отхода для исполнителей, что значительно упрощает задачу.

1.3. Реализация мер выявления и противодействия значительно затруднена в местах массового пребывания людей.

1.4. Исполнители акций могут быть представители практически любых возрастных, расовых и гендерных групп населения.

ПРИЗНАKИ способствующие выявлению в толпе потенциальных подрывников-смертников:

2.1. Общее нервное (нервозное) состояние, выделяющаяся мимика и другие реакции, либо заторможенность, (уход в себя), слабое реагирование на внешние раздражители.

2.2. Попытки раствориться в толпе, несоответствие манеры поведения окружающим условиям.

2.3. Неадекватная реакция на появление представителей органов правопорядка.

2.4. Возможное чтение молитв вполголоса.

2.5. Значительное количество верхней одежды, не соответствующее окружающей температуре и погодным условиям.

Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:

Эмотив: эмотивный психотип

Люди эмотивного психотипа, или, как их называют психиатры, психоастеники, – это удивительные люди, для которых важны гуманизм и гуманистичность.

В основе этого психотипа лежит слабая нервная система и особое функционирование полушарий коры головного мозга. Что значит особое функционирование, мы поговорим чуть позже. Базовая эмоция, в основе которой лежит тенденция воспроизводства, – это радость или спокойствие. Но радость и спокойствие у эмотивов будут сильно отличаться от радости истероида. У последнего радость сенсорная, требует присоединения, поглощения вовнутрь приятных позитивных раздражителей. А радость и спокойствие у эмотива-психоастеника связана с переоценкой поведения в позитивную сторону. Или, как бы описал эту эмоцию Я. Пансеп, это забота, забота о ближнем, о тех, кто тебя окружает, о дальнем круге. Таким образом, забота – это базовый древний поведенческий стереотип, который позволил эмотиву выжить и сохраниться в нашей эволюционной цепочке.

Мимика. Как правило, на лице у человека эмотивного типа всегда написана эмоция заботы, ему свойственно мимическое проявление интереса: чуть более широко открытые глаза для того, чтобы можно было больше взять из внешнего мира, увидеть все самое позитивное. Мимика не очень подвижная, но при этом грусть и печаль, искренность и естественность – основные черты, которые проявляет в данном случае человек эмотивного типа. Мимика не такая активная, как у гипертима, поэтому мимические проявления происходят плавно, без каких-либо резких переходов. На ум приходит персонаж известного мультика, кот Леопольд, который говорит: «Ребята, давайте жить дружно!»

Жестикуляция, пантомимика. Люди эмотивного психотипа используют округлые, плавные движения. Можно сказать, что вся жестикуляция подобна китайской гимнастике тайцзицюань. Жесты округлые, переходящие один в другой, нет грубой диспластики. Несмотря на то что эмотивы склонны к астеническому телосложению, все-таки определенная диспластика им свойственна. Желание никого не задеть, быть максимально корректным, чувствовать свое тело – все это придает жестикуляции эмотива неторопливость и гармоничность.

Система мышления. Психолингвистические особенности эмотивов в большей степени отражают даже не то, что они говорят, а то, как они говорят. Речь у них плавная и негромкая, тону голоса свойственна мелодичность. В речи они используют большое количество слов с позитивной коннотацией. Негативно окрашенные слова меняют на позитивно окрашенные, часто применяют извиняющиеся слова: «простите, пожалуйста», «не были бы вы столь любезны». Отличаются правильностью произношения, в речи чувствуется природная грамотность, четкое проявление культуры. Эти люди знакомы с большим количеством литературных произведений, причем, как правило, классических, и это не может не отражаться на их речи и в целом на ценностях. Естественно, речь соответствует этим высоконравственным критериям. Эмотивы не так много говорят, стараются больше слушать.

Общение и поведение. Основные качества, свойственные эмотиву, – это стеснительность, скромность, самостоятельность и даже во многом загадочность. Можно сказать, что это и есть визитка эмотива. Для некоторых характеров данный тип очень труден для понимания, поскольку все его эмоциональные чувства во многом аутичны и крайне субъективны, а внешне могут проявляться незаметно и даже незначительно. Потому что для эмотива важно не привлекать к себе внимания, а мотивы его поведения могут быть спрятаны очень глубоко в бессознательном.

При сильных эмоциях эмотив старается приглушить их своей сдержанностью, что внешне проявляется в виде некой холодности. В повседневной жизни это выражается в кажущемся безразличии к другим людям, однако на самом деле это не так. Забота является одной из главных черт человека эмотивного типа, поэтому он старается помочь любому, кто к нему обратился. Как правило, эмотив обращен внутрь себя. В поведении демонстрирует неуверенность, стеснительность, занят своими мыслями и внутренними переживаниями.

Особенность эмотива заключается в том, что он много учится, склонен к самообразованию. Великолепно прогнозирует ситуацию, понимает развитие событий, обладает определенной проницательностью и прозорливостью. Эмотив – борец за справедливость, считает главной ценностью в человеке духовность и нравственность. Для него важно соблюдение норм и правил, при этом эмотив может быть внешне достаточно референтным, для него свойственна такая черта, как ведомость. Однако вести эмотива может только тот человек, который предлагает ему высокие нравственные ценности, а низменные ценности, как уже говорилось, эмотиву несвойственны. Еще одними из важных черт в поведении эмотивов являются стыдливость и застенчивость, которые опять же опираются на соблюдение более высоких норм и правил жизни. Нужно понимать, что гуманизм и внимание к людям – главная черта их характера, в связи с этим они не прощают несправедливости и измены, но во всех остальных вопросах уступчивы и терпимы.

Еще одно качество эмотива в силу его рефлексивности и аутичности – замедленность порога реагирования и, естественно, затруднение в принятии решений. С возрастом эта тенденция даже будет повышаться, потому что таким образом будет отражаться более мудрое отношение к жизненным проблемам в противовес беспечности и оптимизму молодости. Зачастую такие люди могут восприниматься окружающими замкнутыми, молчаливыми, застенчивыми, серьезными. Однако тем не менее эти люди нуждаются в глубоких и прочных контактах с окружающими. Иногда именно такое поведение создает из эмотива скрытого лидера коллектива.

Эмотив, как уже говорилось, склонен к самообразованию, умеет настойчиво и твердо работать в коллективе и над собой. Не оказывает давления на других людей, требует оценивать какие-то сенсорные вещи, плохо переносит руководителей волевого стиля. Соблюдая все нормы общения, старается избегать конфликтов, всегда ценит психологический комфорт, как на работе, так и в семье.

Эмоционная направленность данного типа – это избегание неуспеха. Нужно помнить, что стрессоустойчивость у такого человека достаточно низкая. Он проявляет скептицизм, неконформность и недоверчивость, но при определенной покорности. Нужно понимать, что функционирование коры полушарий головного мозга у эмотивов особое, они всегда стремятся к более высоким ценностям, справедливости и идеалу, скептицизм будет проявляться при демонстрации партнером по переговорам или семейной жизни ценностей низкого логического уровня. Эмотивы не принимают жесткой позиции в любых отношениях, тяжело переживают жестокость и грубость в общении.

Любовь и сексуальная сфера. Для эмотива любовь – это глубокое, истинное чувство, которое окрашено реальным романтизмом. Это не показной романтизм истероида, в нем отсутствует показушность. Там есть такие качества, как чувствительность, пылкость, зависимость, жертвенность. Поэтому для эмотивного психотипа важные качества любви являются, наверное, самыми главными. Базовая черта эмотива в сексе – стыдливость, определенная закрепощенность. Могут проявляться определенные мазохистические черты. Как правило, для мужчин сексуальная жизнь может характеризоваться недостатком любви. Эмотивы могут мечтать о женщине, которая могла бы привести в порядок их жизнь. Так, Ван Гог, например, в возрасте 37 лет покончил с собой от неспособности найти себе постоянную спутницу жизни. В связи с этим зачастую происходит формирование внутренней напряженности и неуверенности, снижение настроения и самооценки, пессимистическая оценка перспективы. Могут проявляться такие черты, как обидчивость, недоверчивость, при этом повышенное чувство вины.

В профессиональном плане такие люди тяготеют к гуманистическим видам деятельности, предпочитая взаимоотношения один на один. В глубине кабинетов они формируют гуманные идеи и либеральные тенденции. Людмила Николаевна Собчик по этому поводу написала интересную фразу: «Во власть они не вхожи, но ореол святости им льстит». Это поэтические натуры, владеющие красками языка, поэтому могут быть прекрасными журналистами, писателями, психологами, а также врачами, ветеринарами, воспитателями. Девизы их жизни – «Миром правит доброта», «Браки и разводы совершаются на небесах».

Криминальное поведение. Эти поведенческие стереотипы очень сильно отличаются от всего того, что делают другие психотипы. Люди эмотивного плана крайне неохотно идут на совершение преступлений, поскольку ложь является одним из сильных дезадаптирующих инструментов. В связи с этим любые преступные действия, которые эмотивы совершают, или ложь, на которую они идут, делаются только ради близких или каких-то более высоких ценностей. Слабая нервная система приводит к тому, что человек эмотивного типа, попавший в сложную ситуацию, использует два базовых поведения: отрицание и нейтрализацию. При процедуре проверки он замыкается, старается ничего не говорить либо же использует такую модель, как самооговор. Однако самооговор тоже является плохо подготовленным: в силу того что одним из базовых дезадаптивных механизмов является ложь, люди эмотивного типа очень плохо формулируют и формализуют легенды. Они обладают слабой нервной системой, в связи с чем в ситуации лжи их выдает не только речь, но и ярко выраженные признаки вегетативной нервной системы. Как правило, эмотивам становится стыдно, они испытывают чувство вины, не способны долго сопротивляться. Однако признание у этих людей можно получить только при проявлении так называемой нравственной мотивации.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >