Ленивы и нелюбопытны

Кто сказал выражение «Мы ленивы и нелюбопытны»?

«Мы ленивы и не любопытны», так написал Алексадр Сергеевич Пушкин в записках о своем путешествии на русско-персидскую войну — «Путешествие в Арзрум» в 1829 году.

На тифлисской дороге Пушкин увидел скорбную церемонию: два вола впряженные в арбу, завернутое тело и сопровождающие люди. Это было обезображенное тело Александра Грибоедова. Персы взбунтовались и разгромили русское посольство. «Тело посла таскали по улицам и выкрикивали:»Дорогу русскому послу, он идет идет представляться шаху».

Грибоедов был назначен послом в Персию(Иран) летом 1828 году. Едет в Грузию, женится на княжне Нине Чавчавадзе и едет в Персию. На могиле вдова поставила ему памятник с надписью:»Ум и дела твои бессмертны в памяти русской, но для чего пережила тебя любовь моя!».

Александр Сергеевич вспоминал как познакомился с Александром Грибоедовым, знал его как дипломата, поэта, композитора, пианиста…

«Как жаль, что Грибоедов не оставил своих записок! Написать его биографию было бы делом его друзей; но замечательные люди исчезают у нас, не оставляя по себе следов. Мы ленивы и нелюбопытны».

А вот у этого выражения автор известен. И это не кто иной, как Пушкин Александр Сергеевич.

Тут как бы в скобках замечу, что для русской культуры характерно иронично-критическое отношение к самим себе, своей истории и достижениям. С одной стороны, это неплохое качество, своеобразная гигиена души, благодаря которой делается прививка от зазнайства, спеси и мании величия. Но, как известно, лекарство от яда отличается дозой.

Самокритику не надо доводить до самобичевания. Сказал как-то Пушкин: «Мы ленивы и нелюбопытны» — и мы эти слова приняли как приговор. Да, поганый народец. Ленивый, нелюбопытный — ни тяги к знаниям тебе, ни ума. Этому печальному диагнозу вторит из-за границы мощная группа поддержки: «Ну, граждане алкоголики, хулиганы, тунеядцы… Кто хочет сегодня поработать?!» И мы все дружно, потупив глаза, шагаем. Они не клевещут, просто цитируют «наше все». Тут мы и повесили носы, сгорбились от стыда — лентяи. А еще припомнили и Емелю, и Ивана-дурака, и работу, которая «в лес не убежит»…

Ну, полно, господа, убиваться! Александр Сергеевич, конечно, «наше все», достояние отечественной и мировой культуры, но далеко не каждое его высказывание было историческим и объективным. Ведь он и с женой разговаривал, и с друзьями, и с детьми. Деловые переговоры вел с издателями, при этом раздражался непременно и спорил о гонорарах — кормилец большой семьи, куда деваться. О ком говорил Пушкин — «мы»? Кого имел в виду? Арина Родионовна оплошала или придирчивый цензор довел? Может быть, просто паршивое настроение случилось, и все вокруг стало «и кюхельбекерно, и тошно»?

Да нет, все проще. Сетовал Пушкин, что некому написать биографию Грибоедова. Вот цитата целиком: «Как жаль, что Грибоедов не оставил своих записок! Написать его биографию было бы делом его друзей; но замечательные люди исчезают у нас, не оставляя по себе следов. Мы ленивы и нелюбопытны…»

Вполне конкретная ситуация, а выводы из этих слов сделали сами знаете какие… Масштабные.

Депутат Госдумы Владимир Мединский: Кто придумал, что русские — лодыри и пьянчуги?

Депутат Госдумы Владимир Мединский продолжает развенчивать мифы о России в своей новой книге, — подробности сообщает «Комсомольская правда «.
Мифы о России часто создаются одной фразой. Сказал: «Ленивы мы и нелюбопытны» — и вот ярлык: русские ленивы и нелюбознательны. Но стоит копнуть — и выясняется, что за каким-то выражением нет автора, которому приписывают фразу. Или автор есть, но имел он в виду что-то совсем другое, иногда прямо противоположное.
Депутат Госдумы профессор МГИМО Владимир МЕДИНСКИЙ, автор нескольких книг о мифах, придуманных о России и русских (среди них лень, пьянство, неопрятность, глупость), развенчивает очередные сказки о нас в готовящейся к печати книге «Скелеты из шкафа русской истории».

Публикуем отрывки из книги и интервью с автором.
«ВЕСЕЛИЕ РУСИ ЕСТЬ ПИТИ»
Родную историю мы по большей части знаем плохо. Издалека всплывает что-то вроде «…Веселие Руси есть пити…» и прочее «гой-еси». Если мы ищем корни пьянства во временах Владимира Святого, как зафиксировали летописцы якобы его слова: «Веселие Руси есть пити, и нельзя без этого быти», — то все, приехали — всеобщая алкоголизация населения и полное вырождение русского народа не за горами.
В русском законодательстве нет никаких ограничений пьянства и не предусмотрены наказания для пьяниц. Ни в «Поучениях» Мономаха, ни в святоотеческой религиозной литературе, ни в других книгах Древней Руси нет осуждения этого порока, рассказов для детей о его вреде. Нигде нет упоминаний о пагубных последствиях пьянства.
Да просто потому, что наши предки пили мало, пьянство не представляло собой общественной проблемы!
В государствах, где были распространены пьянство и запои, появлялись различные правила и ограничения. Известна общая суровость ранних римских нравов. Но и на их фоне законы о винопитии очень строги. По законам Ромула мужчинам до 35 лет вообще запрещалось употреблять вино, не разрешалось пить вино женщинам. Если римлянка допускала до себя пьяного мужа, ее закапывали живой (!).
«ВОРУЮТ-С»
Князь Горчаков: И что же происходит в России?

Карамзин: Как обычно… Воруют-с…

Исторический анекдот-с.
Скажу сразу: нет никакой уверенности, что диалог состоялся именно между Горчаковым и Карамзиным. То такой же вопрос задает князь Барятинский князю Гагарину и тоже в Париже. В другой версии этого исторического анекдота разговор происходит в Петербурге, а беседуют то ли граф Орлов с князем Куракиным, то ли князь Гагарин с графом Бобринским.

Фраза есть. Целая идеология, построенная на ней, есть. Автора — нет.
Есть люди, иногда непонятливые иностранцы, а иногда разобиженные на жизнь соотечественники, которые сказали о нашей стране и нашем народе некие обобщенные гадости. И есть другие люди, которые их с большим мазохистским удовольствием повторяют, постепенно превращая чужую злобную остроту или литературный анекдот в истину в последней инстанции.
«ЛЕНИВЫ МЫ И НЕЛЮБОПЫТНЫ»
Сказал как-то Пушкин: «Мы ленивы и нелюбопытны», — и мы эти слова приняли как приговор. Да, поганый народец. Ленивый, нелюбопытный — ни тяги к знаниям тебе, ни ума.
Ну полно, господа, убиваться! Александр Сергеевич, конечно, «наше все», достояние отечественной и мировой культуры, но далеко не каждое его высказывание было историческим и объективным. Ведь он и с женой разговаривал, и с друзьями, и с детьми. О ком говорил Пушкин «мы»? Кого имел в виду? Арина Родионовна оплошала или придирчивый цензор довел? Да нет, все проще. Сетовал Пушкин, что некому написать биографию Грибоедова. Вот цитата целиком: «Как жаль, что Грибоедов не оставил своих записок! Написать его биографию было бы делом его друзей; но замечательные люди исчезают у нас, не оставляя по себе следов. Мы ленивы и нелюбопытны…»
Вполне конкретная ситуация, а выводы из этих слов сделали сами знаете какие… Масштабные.
«ПРОЩАЙ, НЕМЫТАЯ РОССИЯ»
Здесь тоже автор хорошо известен: Лермонтов Михаил Юрьевич.
Эта строка знаменитого стихотворения, рожденного поэтом в первой половине XIX века перед отъездом в ссылку на Кавказ, стала одним из аргументов и художественной метафорой «мифотворцев» в пользу подтверждения тезиса о грязи и неопрятности русских.
Если заняться «скучным» анализом, быстро выясняется: это оскорбительно-дерзкое, экспрессивное определение лирический герой относит скорее к вполне конкретной, «официальной» России. То есть никак не ко всему русскому народу, а только к тем, кто обвинил и сослал поэта. Строки, в которых поэт признается в любви к Родине, проникновенно пишет о своих патриотических переживаниях, у нас практически не цитируются. А определение «немытая Россия» было подхвачено и приклеено ярлыком ко всем русским, ко всей стране.
«СТРАНА РАБОВ»
Из одного стихотворения Лермонтова создали сразу два устойчивых негативных клише. «Страна рабов», — любят у нас бездумно повторять про «немытую Россию». Конечно, поэт, говоря «Страна рабов, страна господ», явно имел в виду близкий и понятный ему высший свет и царившие там нравы.
Зверюга Салтычиха была, кстати, приговорена к смертной казни. Но окончила жизнь не на плахе, а в тюрьме — смертная казнь вполне в духе сегодняшних гуманных времен была заменена пожизненным заключением. В тюрьме она провела 33 года. Умудрилась даже нажить ребенка от тюремщика.
«НАШ БУНТ, БЕССМЫСЛЕННЫЙ И БЕСПОЩАДНЫЙ»
«Не приведи Бог видеть русский бунт, бессмысленный и беспощадный…» А. С. Пушкин, «Капитанская дочка», черновая редакция. Снова Пушкин! Все-таки он недаром «наше все». За последние двадцать лет эти слова цитировали столько, что они уже стали народной поговоркой. «Не приведи Бог…» Не принимает наша душа бунта. Отметим это.

А чтобы сравнить «наши» бунты и бунты европейцев, посмотрим: а как в те же времена бунтовали в Европе?
Широко известно восстание Спартака 73 (или 74) — 71 годов до н. э. До 60 тысяч рабов участвовали в восстании, 40 тысяч из них погибли в сражениях и были истреблены победителями, 6 тысяч (!) рабов были распяты вдоль Аппиевой дороги и висели, пока их истлевшие и разложившиеся тела не попадали с крестов по частям.
В России известны восстания, сравнимые по масштабу с восстанием Спартака. До 40 тысяч человек вел за собой Степан Разин. До 60 тысяч было в армии Пугачева. Но большая часть из них дожила до конца восстания. Никогда ни Суворову, ни графу Панину не пришло бы в голову поставить вдоль Московской или Смоленской дороги 6 тысяч виселиц.
Собирая материал для своей «Истории пугачевского бунта», А. С. Пушкин и через 50 лет после казни Пугачева встречался со стариками, которые открыто рассказывали о своем участии в восстании. Римский историк не имел бы такой возможности.
ЗВОНОК АВТОРУ
Мы любим заниматься самобичеванием
— Владимир Ростиславович, чем мешают скелеты в историческом шкафу?
— Это мертвечина, опасно забивающая голову враньем и галиматьей. Уровень хлама, который хранится в нашем чердачке, как говорил Шерлок Холмс, стуча себя по голове, настолько колоссален, что неудивительно, что мы еще помним, как нас зовут. Порочное представление о собственной истории вреднее, чем отсутствие знаний о ней. А у нас отсутствие знаний накладывается на порочное знание.
— Развенчиваются ли мифы о России, учитывая нашу теперешнюю открытость, или появляются новые, связанные с активным распространением россиян по миру, их поведением?
— И так, и так. Создана масса новых мифов, связанных с поведением наших нуворишей за рубежом. Но мы все-таки все гиперболизируем. Имидж русских за границей лучше, чем то, что мы думаем об имидже русских за границей. Нам достаточно негативного отзыва провинциальной австрийской газеты из альпийской деревни, чтобы переписывать это миллионными тиражами и заниматься самобичеванием. На самом деле русский турист — самый желанный в любом европейском городе, он не мелочится и не жадничает.
— Как вы полагаете, много ли скелетов в шкафу новейшей русской истории и когда наступит время для их извлечения?
— Я боюсь, там сплошные скелеты, но они еще не истлели, и если начинать дверцы открывать и проветривать, то такая вонища пойдет, что безопаснее пока держать их герметично закупоренными, чтобы не отравиться этими газами.
Рис. Валентина ДРУЖИНИНА

Скелеты из шкафа русской истории (18 стр.)

Наши предки, говоря современным языком, всегда стремились к экономической эффективности. Заметьте, это показатель правильности и оригинальности мышления, а не лени. Смекалистость, творчество и трудолюбие — это то, что досталось нам от наших предков. Поистине надо быть не только ослепленным и враждебно настроенным по отношению к России, написав следующее: «Национальным героем по-прежнему остается сказочный Емеля. Этот лежебока получил все, о чем мечтал, не вставая с печи — «по щучьему велению, по моему хотению», а не добыл упорным трудом, как герои немецких сказок» (Газета. ру, 21 марта 2006 г.).

«Прощай, немытая Россия»

Здесь тоже автор хорошо известен: Лермонтов Михаил Юрьевич. Эта строка знаменитого стихотворения, рожденного поэтом в первой половине XIX века перед отъездом в ссылку на Кавказ, стала одним из аргументов и художественной метафорой «мифотворцев» в пользу подтверждения тезиса о грязи и неопрятности русских.

Как всегда в таких случаях не учитываются ни обстоятельства написания стихов, ни кому именно адресовал автор слово «немытая». Если заняться «скучным» анализом, быстро выясняется: это оскорбительно-дерзкое, экспрессивное определение лирический герой относит скорее к вполне конкретной, «официальной» России. То есть никак не ко всему русскому народу, а только к тем, кто обвинил и сослал поэта.

Но, как и водится, в этом никто не стал разбираться. И строки, в которых поэт признается в любви к Родине, проникновенно пишет о своих патриотических переживаниях, у нас практически не цитируются. А определение «немытая Россия» было подхвачено и приклеено ярлыком ко всем русским, ко всей стране.

М. Ю. Лермонтов. Акварель Е. Тремера.

«Прощай, немытая Россия…» — бросил в сердцах молодой офицер Лермонтов, уезжая из столицы на Кавказ. И мы до сих пор соглашаемся: «Да, мы такие, мужичье сиволапое, борода во щах, грязь под ногтями…»

Теперь это очередной аргумент в пользу традиционной русской нечистоплотности. «Вот видите? Даже патриот Лермонтов так полагал!» Итак, что есть Россия? Деревня. Лапотник-мужик.

Что есть мужик? Грязь, вонь, вши. Спят вповалку, не раздеваясь на полу. Совокупляются в грязной общей и единственной комнате в деревенской избе. Сальные волосы, всклоченные бороды.

Этот миф оказался настолько глубоко внедренным, что даже тогда, когда русский путешественник сталкивался с особенностями европейской «гигиены», у него не возникало соблазна уличить европейцев в нечистоплотности. В книгах, написанных русскими о Западе, есть много просто устрашающих описаний антисанитарии и грязи. Но нигде вы не найдете и тени сомнения по поводу чистоплотности европейцев в целом.

В свое время меня поразило описание, сделанное русским эмигрантом Борисом Завадским. Пять лет провел он в Северной Америке, с 1927 по 1932 год. Работал там и грузчиком, и поломойкой, слесарем, механиком, пекарем, и в числе прочего — ковбоем. Итак, конец рабочего дня…

«Джек вынес ведро, табуретку, большой таз, мыло и полотенце. Первый из подоспевших ковбоев насосом… накачал ведро воды, напился из него, наполнил таз, основательно вымыл в тазу руки и затем этой же, уже грязно-серой водой умыл свое пыльное лицо и вспотевшую шею. За ним подошел второй, потом сразу трое. Умывались все вместе, не меняя воду, вытирались общим мокрым и серым полотенцем. После ковбоев умылся Джек.

— Ну что же ты? — обратился он ко мне, приглашая последовать общему примеру.

Я выплеснул грязную воду, ополоснул таз и, наполнив его свежей водой, умылся. Взгляды окружающих, тяжелые и насмешливые, как бы говорили презрительно: «Эх ты, чистюля!»».

Спать парню пришлось положив носовой платок на серую от грязи наволочку, не раздеваясь: тут так полагается. Стоит ли тратить время на то, чтобы снимать и надевать одежду? Во сне парень видел ковбоев, «умывающихся черной водой из грязного таза». Утром он достал зубную щетку и пасту, мыло и полотенце, пошел умываться и чистить зубы.

«Хозяин смотрел на меня неодобрительно. Будто я занимался колдовством.

— Ты чего это до работы умываться вздумал?.. Все равно сейчас вымажешься.

— А я тогда еще раз умоюсь.

— Вздумал! Это у нас не принято! Еще зубы чистить — подумаешь, лорд какой».

Представляю, какие далеко идущие выводы сделал бы иностранец, наблюдая такого рода сцены в России. И как долго его цитировали бы, в том числе сами русские. А вот у Завадского нет ни малейших попыток анализа и обобщения. И никто в США не цитирует его книгу, повторяя: «Видите! Видите, какая она грязная, эта наша дикая страна, отсталая от России — образца чистоплотности!» Кстати, нет ничего более далекого от реальности, чем ковбой из кино, символизирующий свободный дух Америки. Похоже, про них придумано просто все.