Ликвидация дочерней компании

Ликвидация дочернего предприятия: отражение в учете материнской компании

ИА ГАРАНТ
Предприятие «А» (общая система налогообложения) было единственным учредителем Предприятия «Б» (ООО). Предприятие «Б» ликвидируется и рассчитывается с учредителем своим имуществом. Акт приема-передачи имущества есть. Каков порядок бухгалтерского и налогового учета у предприятия «А»?
Согласно п. 1 ст. 105 ГК РФ дочерним признается хозяйственное общество (акционерное, с ограниченной или дополнительной ответственностью), если другое (основное) хозяйственное общество в силу преобладающего участия в его уставном капитале, либо в соответствии с заключенным между ними договором, либо иным образом имеет возможность определять решения, принимаемые таким обществом.
Ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода в порядке универсального правопреемства его прав и обязанностей к другим лицам (п. 1 ст. 61 ГК РФ).
Порядок распределения имущества ликвидируемого общества с ограниченной ответственностью (далее также — общество, ООО) между его участниками установлен ст. 58 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон N 14-ФЗ).
Согласно п. 1 ст. 58 Закона N 14-ФЗ оставшееся после завершения расчетов с кредиторами имущество ликвидируемого общества распределяется ликвидационной комиссией между участниками общества в очередности, установленной данным пунктом. При этом распределение имущества ликвидируемого общества между участниками общества осуществляется пропорционально их долям в уставном капитале общества.

Налог на прибыль

В соответствии с п. 2 ст. 277 НК РФ при ликвидации организации и распределении имущества ликвидируемой организации доходы налогоплательщиков — участников ликвидируемой организации определяются исходя из рыночной цены получаемого ими имущества на момент получения данного имущества за вычетом фактически оплаченной (вне зависимости от формы оплаты) соответствующими участниками этой организации стоимости долей.
На основании пп. 4 п. 1 ст. 251 НК РФ для целей налогообложения прибыли организаций не учитываются, в частности, доходы в виде имущества, которое получено в пределах вклада (взноса) участником хозяйственного общества при распределении имущества ликвидируемого хозяйственного общества между его участниками.
Иными словами, при передаче налогоплательщику имущества ликвидируемого общества в порядке, установленном ст. 58 Закона N 14-ФЗ, доход налогоплательщика определяется как разница между рыночной стоимостью получаемого имущества на момент его получения и стоимостью оплаченной доли в уставном капитале ООО.
Доходы в виде имущества, полученного сверх суммы вклада в уставный капитал, признаются безвозмездно полученными (п. 2 ст. 248 НК РФ) и учитываются при определении налоговой базы в составе внереализационных доходов (п. 8 ст. 250 НК РФ). Причем норма пп. 11 п. 1 ст. 251 НК РФ в данном случае не применяется (смотрите письма Минфина России от 17.03.2006 N 03-03-04/2/81, УФНС России по г. Москве от 15.07.2008 N 20-12/066881).

Если стоимость полученного имущества оказалась ниже стоимости внесенного вклада в уставный капитал, то полученная разница убытком не признается и не учитывается для целей налогообложения прибыли, так как в силу п. 3 ст. 270 НК РФ при определении налоговой базы не учитываются расходы в виде взноса в уставный капитал ООО (письма Минфина России от 06.11.2008 N 03-03-09/141, от 17.03.2006 N 03-03-04/2/81, УФНС России по г. Москве от 22.06.2007 N 20-12/059641.2@).
В рассматриваемой ситуации к организации переходит право собственности на объекты основных средств (ОС) и материально-производственные запасы (МПЗ).
В письме Минфина России от 24.06.2008 N 03-03-06/1/367 финансовое ведомство пришло к выводу, что стоимость ОС и МПЗ, полученных учредителем при распределении имущества ликвидируемой организации, должна признаваться равной нулю, поскольку учредитель не несет расходов на приобретение данного имущества.
В письмах Минфина России от 05.04.2011 N 03-03-06/1/212, от 25.08.2010 N 03-03-06/1/564 специалисты финансового ведомства разъясняли, что первоначальная стоимость имущества, принимаемого налогоплательщиком-участником от ликвидируемой организации, в целях налогового учета определяется исходя из рыночной цены получаемого им имущества на момент получения данного имущества за вычетом фактически оплаченной (вне зависимости от формы оплаты) соответствующими участниками этой организации стоимости долей в уставном капитале. Данный вывод был сделан на основании п. 2 ст. 277 НК РФ.
Однако норма п. 2 ст. 277 НК РФ отражает порядок определения дохода организации-участника, учитываемого в целях налогообложения прибыли при получении имущества ликвидируемого дочернего общества. На наш взгляд, к определению налоговой стоимости полученного имущества данная норма не применима.
Порядок определения первоначальной стоимости объектов основных средств в налоговом учете регламентируется нормами ст. 257 НК РФ. А стоимость материально-производственных запасов определяется согласно положениям п. 2 ст. 254 НК РФ.
В общем случае первоначальная стоимость основного средства определяется как сумма расходов на его приобретение (а в случае, если основное средство получено налогоплательщиком безвозмездно либо выявлено в результате инвентаризации, — как сумма, в которую оценено такое имущество в соответствии с п.п. 8 и 20 ст. 250 НК РФ), сооружение, изготовление, доставку и доведение до состояния, в котором оно пригодно для использования, за исключением НДС и акцизов, кроме случаев, предусмотренных НК РФ (абзац второй п. 1 ст. 257 НК РФ). Стоимость материально-производственных запасов, включаемых в материальные расходы, определяется исходя из цен их приобретения (без учета НДС и акцизов, за исключением случаев, предусмотренных настоящим НК РФ), включая комиссионные вознаграждения, уплачиваемые посредническим организациям, ввозные таможенные пошлины и сборы, расходы на транспортировку и иные затраты, связанные с приобретением материально-производственных запасов (п. 2 ст. 254 НК РФ).
Однако указанный порядок, на наш взгляд, равно как и другие положения ст.ст. 257 и 254 НК РФ, касающиеся порядка определения первоначальной стоимости ОС и МПЗ, не может напрямую применяться в рассматриваемой ситуации.

В своих более поздних разъяснениях финансовое ведомство пришло к выводу, что при принятии имущества ликвидируемого дочернего общества к налоговому учету необходимо исходить из того, что право на получение данного имущества возникло в связи с приобретением налогоплательщиком доли в уставном капитале общества, вследствие чего такое имущество не может рассматриваться как безвозмездно полученное.
Исходя из принципа экономической обоснованности налогов, предусмотренного п. 3 ст. 3 НК РФ, стоимость получаемого имущества ликвидируемого общества должна определяться исходя из стоимости оплаченной участником доли в уставном капитале общества, с учетом отраженного в налоговом учете по дату получения имущества дохода в виде превышения рыночной стоимости имущества над стоимостью такой доли. В связи с этим, учитывая установленный ст. 277 НК РФ порядок оценки стоимости распределяемого ликвидируемым обществом имущества, налогоплательщик вправе принять указанное имущество к налоговому учету по стоимости (первоначальной стоимости), равной рыночной стоимости имущества на дату его получения (смотрите письма Минфина России от 09.08.2013 N 03-03-06/1/32297 (п. 3), от 02.11.2011 N 03-03-06/4/125, от 11.10.2011 N 03-03-10/99, от 17.12.2007 N 03-03-06/1/865).
С данной позицией соглашаются и арбитражные суды (смотрите, например, определение ВАС РФ от 17.05.2012 N ВАС-5633/12, постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 16.01.2012 N Ф04-7310/11 по делу N А03-13090/2010, ФАС Дальневосточного округа от 13.10.2009 N Ф03-5230/2009). Также судами отмечено, что амортизация по полученным объектам основных средств начисляется в общеустановленном порядке.
Как видим, порядок принятия к налоговому учету имущества, получаемого при распределении имущества ликвидируемого общества, законодательно не определен. При этом все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика (плательщика сборов) (п. 7 ст. 3 НК РФ).
Принимая во внимание позицию Минфина России, изложенную в последних письмах, и позицию судов, считаем, что в рассматриваемой ситуации организация-участник при ликвидации дочернего предприятия и получении имущества ликвидируемого общества вправе принять указанное имущество к налоговому учету по стоимости, равной рыночной стоимости имущества на дату его получения. Рыночная стоимость имущества должна быть подтверждена документально (в данном случае — отчетом независимого оценщика). Применение данного подхода, на наш взгляд, необходимо отразить в учетной политике для целей налогообложения.
В то же время напомним, что организация вправе воспользоваться правом налогоплательщика и обратиться в Минфин России или в налоговый орган по месту учета организации за соответствующими письменными разъяснениями (пп. 1, 2 п. 1 ст. 21 НК РФ). При возникновении спора наличие персональных письменных разъяснений финансового ведомства и налоговых органов исключает вину лица в совершении налогового правонарушения на основании пп. 3 п. 1 ст. 111 НК РФ.

НДС

Согласно пп. 1 п. 1 ст. 146 НК РФ объектом обложения НДС признается, в частности, реализация товаров (работ, услуг) на территории РФ, в том числе осуществленная на безвозмездной основе. Вместе с тем не признается объектом обложения НДС передача имущества в пределах первоначального взноса участнику хозяйственного общества при распределении имущества ликвидируемого хозяйственного общества или товарищества между его участниками (пп. 5 п. 3 ст. 39, пп. 1 п. 2 ст. 146 НК РФ).
Следовательно, если стоимость имущества, передаваемого участнику хозяйственного общества при ликвидации общества, превышает первоначальный взнос участника, то сумма указанного превышения облагается НДС (письмо Минфина России от 02.11.2011 N 03-03-06/4/125). При этом плательщиком НДС в данном случае является сторона, передающая имущество (дочернее предприятие) (п. 1 ст. 146, смотрите также письмо Минфина России от 14.05.2012 N 03-07-11/144).
На разницу между стоимостью передаваемого имущества и размером первоначального взноса дочернему предприятию необходимо выставить счет-фактуру (ст. 168 НК РФ).
В то же время принять к вычету указанные суммы НДС организации-участнику нельзя, поскольку получателем счета-фактуры (в том числе корректировочные, исправленные), полученные при безвозмездной передаче товаров (выполнении работ, оказании услуг), включая основные средства и нематериальные активы, в книге покупок не регистрируются (п. 19 Правил ведения книги покупок, применяемой при расчетах по налогу на добавленную стоимость, утвержденных постановлением Правительства РФ от 26.12.2011 N 1137 «О формах и правилах заполнения (ведения) документов, применяемых при расчетах по налогу на добавленную стоимость»).

Бухгалтерский учет

В соответствии с п. 8 ПБУ 19/02 «Учет финансовых вложений» (далее — ПБУ 19/02) финансовые вложения принимаются к бухгалтерскому учету по первоначальной стоимости. Первоначальной стоимостью финансовых вложений, внесенных в счет вклада в уставный (складочный) капитал организации, признается их денежная оценка, согласованная учредителями (участниками) организации (п. 12 ПБУ 19/02).
Выбытие финансовых вложений признается в бухгалтерском учете организации на дату единовременного прекращения действия условий принятия их к бухгалтерскому учету, приведенных в п. 2 ПБУ 19/02 (п. 25 ПБУ 19/02). На наш взгляд, при ликвидации дочерней организации указанные условия прекращают действовать, поэтому стоимость финансового вложения подлежит списанию в бухгалтерском учете.
Согласно п. 27 ПБУ 19/02 вклады в уставные капиталы ООО при выбытии оцениваются по их первоначальной стоимости.
При получении от ликвидируемого общества объектов основных средств и МПЗ организация-участник должна отразить их оприходование в бухгалтерском учете.
Согласно п. 7 ПБУ 6/01 «Учет основных средств» (далее — ПБУ 6/01) основные средства принимаются к бухгалтерскому учету по первоначальной стоимости. Материально-производственные запасы принимаются к бухгалтерскому учету по фактической себестоимости (п. 5 ПБУ 5/01 «Учет материально-производственных запасов», далее — ПБУ 5/01).
В бухгалтерском учете существует несколько методов определения первоначальной стоимости основных средств и фактической себестоимости МПЗ, зависящих от способа их поступления в организацию (п.п. 8, 9, 10, 11 ПБУ 6/01 и п.п. 6, 7, 8, 9, 10 ПБУ 5/01).
При этом способ поступления объектов ОС и МПЗ в результате их передачи, вследствие ликвидации дочерней организации, прямо не предусмотрен ни в ПБУ 6/01, ни в ПБУ 5/01. Следовательно, не предусмотрен и метод определения первоначальной стоимости объектов ОС и фактической стоимости МПЗ в таких случаях.
Согласно п. 7 ПБУ 1/2008 «Учетная политика организации» (далее — ПБУ 1/2008), если по конкретному вопросу в нормативных правовых актах не установлены способы ведения бухгалтерского учета, к которым относятся и способы оценки фактов хозяйственной деятельности (п. 2 ПБУ 1/2008), то при формировании учетной политики осуществляется разработка организацией соответствующего способа, исходя из ПБУ 1/2008 и иных положений по бухгалтерскому учету, а также Международных стандартов финансовой отчетности. При этом иные положения по бухгалтерскому учету применяются для разработки соответствующего способа в части аналогичных или связанных фактов хозяйственной деятельности, определений, условий признания и порядка оценки активов, обязательств, доходов и расходов.
Таким образом, в данной ситуации организация вправе самостоятельно определить и зафиксировать в учетной политике для целей бухгалтерского учета способ оценки стоимости основных средств, полученных при ликвидации дочернего общества с учетом положений п. 7 ПБУ 1/2008.
Напомним, что одной из основных задач бухгалтерского учета является формирование полной и достоверной информации о деятельности организации и ее имущественном положении (пп. «в» п. 4 Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации, утвержденного приказом Минфина России от 29.07.1998 N 34н).
Поэтому порядок бухгалтерского учета ОС и МПЗ должен способствовать достижению указанных задач, и отражаемая в учете стоимость имущества должна соответствовать реальным (достоверным) данным.
С учетом изложенного, на наш взгляд, при оценке стоимости получаемых ОС и МПЗ следует исходить из данных о рыночной стоимости данного имущества на дату их передачи организации. Аналогично определяется стоимость активов, полученных безвозмездно (п. 10.3 ПБУ 9/99 «Доходы организации» (далее — ПБУ 9/99)). При этом отметим, что, по нашему мнению, полученное имущество не является безвозмездно полученным.
При поступлении имущества от ликвидируемого общества организация должна отразить в бухгалтерском учете доход (п. 2 ПБУ 9/99).
Поскольку поступление указанных активов не является выручкой от продажи продукции и товаров или поступлением, связанным с выполнением работ, оказанием услуг организацией, то в бухгалтерском учете признается прочий доход (п.п. 4, 5 ПБУ 9/99).
Полагаем, что операции, связанные с выбытием финансового вложения (доли в уставном капитале ООО) и получением ОС и МПЗ, в рассматриваемой ситуации, с учетом положений Плана счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности организаций и Инструкции по его применению (утверждены приказом Минфина России от 31.10.2000 N 94н), могут быть отражены на счетах бухгалтерского учета следующим образом:

Дебет 91, субсчет «Прочие расходы» Кредит 58
— отражен расход в виде стоимости выбывшего финансового вложения (п. 11 ПБУ 10/99 «Расходы организации» (далее — ПБУ 10/99);
Дебет 76, субсчет «Расчеты с дочерним обществом» Кредит 91, субсчет «Прочие доходы»
— признан доход в виде рыночной стоимости полученных объектов ОС и МПЗ при распределении имущества ликвидируемого общества;
Дебет 08 (10) Кредит 76, субсчет «Расчеты с дочерним обществом»
— отражена операция по формированию первоначальной (фактической) стоимости полученных при распределении имущества ликвидируемого общества основных средств (материально-производственных запасов);
Дебет 01 Кредит 08
— приняты на учет объекты основных средств по первоначальной стоимости.
Отметим, что некоторые специалисты придерживаются несколько иного подхода к отражению данных операций в бухгалтерском учете*(1).
Данная точка зрения основана на том, что доход организации-участника определяется только в случае превышения рыночной стоимости полученного имущества над стоимостью вклада в уставный капитал ООО, то есть по аналогии с налоговым учетом.
Расход признается в том случае, если рыночная стоимость получаемого имущества меньше ранее оплаченной доли в уставном капитале. Однако, на наш взгляд, такой подход представляется спорным, поскольку подменяет понятие финансового результата от хозяйственной операции на понятия доходов и расходов.
Напомним, что порядок учета имущества, распределенного при ликвидации дочернего общества, законодательно не установлен, поэтому организации необходимо принять собственное решение и разработать порядок учета данных операций для целей бухгалтерского учета.
Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Вахромова Наталья
Контроль качества ответа:
Рецензент службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Королева Елена

Ликвидация дочернего предприятия

Как инициируется ликвидация дочернего предприятия? Как происходит этот процесс? Из-за ряда причин данные вопросы могут возникнуть у любого предпринимателя, у которого есть данная юридическая единица. Ввиду взаимосвязи дочерней фирмы с материнской, процесс закрытия осложняется. Многие сравнивают такую ликвидацию с закрытием филиала материнского учреждения, и общие принципы очень схожи.

Как происходит ликвидация дочернего предприятия?

Решение по инициализации данного процесса принимается учредителем организации. Или к закрытию приводят причины, указанные в Гражданском кодексе Российской Федерации. Среди них можно выделить следующие:

  • Акт о создании дочернего предприятия был признан недействительным в судебном порядке.

  • «Дочка» обанкротилась.

  • Деятельность фирмы противоречит действующему законодательству или отсутствует лицензия на нее.

  • Деятельность предприятия идет вразрез с установленными целями.

Многих интересует вопрос: «Если ликвидируется учредитель, то что будет с дочерними предприятиями?» Ведь данные юридические единицы тесно взаимосвязаны. И в этом случае многое зависит от структуры всего комплекса. В моментах, где для дочерних фирм прописано правопреемство или они были проданы, предприятия могут не прекращать свою деятельность. В противном случае в 95% «дочки» будут ликвидированы вместе с компанией-учредителем.

Необходимые документы для закрытия дочерней фирмы

Чтобы инициировать закрытие ДП, необходимо подготовить пакет документов, который состоит из следующих юридически значимых бумаг:

  • Решение учредителя о ликвидации.

  • Заявления формы Р13001 и Р13002, касающиеся изменений в уставных документах.

  • Устав с внесенными поправками.

  • Квитанция об уплате госпошлин.

Данный пакет документов иногда расширяется ввиду некоторых нюансов, которые могут присутствовать у той или иной фирмы. В практике встречалось, что для некоторых ОАО были необходимы разрешения от акционеров.

Отдельный момент – бухгалтерский учет у учредителя, ведь компания вложила свои средства в дочернее предприятие, и теперь данный факт нужно отобразить в бумагах. Необходимо это не только для чистоты фирмы при проверках, но и для контроля ликвидации, чтобы головная компания не терпела чрезмерных убытков.

Судьба «осиротевшей» доли ООО

В 2017 году возросла активность регистрирующего органа в реализации права на исключение из ЕГРЮЛ недействующих юридических лиц (https://www.nalog.ru/rn77/news/activities_fts/6793337/). Следствием данного факта явился рост числа обществ, участники или акционеры которых были исключены из ЕГРЮЛ. Многие ООО, столкнувшиеся с исключением участника из ЕГРЮЛ, получили уведомления о необходимости представления в регистрирующий орган достоверных сведений. В случае непредоставления доказательств достоверности имеющихся в ЕГРЮЛ сведений или несообщения достоверных сведений, регистрирующий орган уведомлял о том, что в ЕГРЮЛ будет внесена запись о недостоверности сведений о юридическом лице. Помимо неблагоприятных последствий появления подобной записи в ЕГРЮЛ, наличие у общества «выпавшего» участника или акционера мешает вести деятельность. Некоторые решения невозможно принять из-за недостаточности голосов, вызванной наличием «осиротевших» доли или акций. Проведение общих собраний требует бόльших затрат времени, ограничивается выбор вариантов подтверждения принятия общим собранием хозяйственного общества решения, усложняется распоряжение долями или акциями, появляется ряд иных неудобств. В действующем законодательстве отсутствует регулирование судьбы имущества, принадлежавшего прекратившему деятельность и исключенному из ЕГРЮЛ юридическому лицу, если заинтересованное лицо не обратилось в суд или вовремя не обнаружилось.

Исключение недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ влечет правовые последствия, предусмотренные применительно к ликвидированным юридическим лицам (п. 2 ст. 64.2 ГК РФ). Ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода в порядке универсального правопреемства его прав и обязанностей к другим лицам (п. 1 ст. 61 ГК РФ). Ликвидация юридического лица считается завершенной, а юридическое лицо — прекратившим существование после внесения сведений о его прекращении в ЕГРЮЛ (п. 9 ст. 63 ГК РФ). Более никаких последствий в отсутствие активности со стороны кредиторов, иных заинтересованных лиц, закон не предусматривает.

В авторской консультации (статья О.В. Болотовой (ЗАО ТЛС-Груп) от 24.11.2009г., размещенная в К+) предлагается на основании ст. 10 Закона Об ООО и ст. 67 ГК потребовать исключения из числа участников ООО недействующего и исключенного из ЕГРЮЛ участника ООО. Учитывая, что участник общества прекратил свое существование, открытым остается вопрос о том, кто выступит ответчиком.

В статье Микрюкова В.А. «Можно ли избавиться от «спящих» и «потерянных» акционеров с помощью процедуры преобразования?» (Законодательство и экономика. 2015. №9) рассматривается вариант избавления от прекративших деятельность акционеров при помощи принудительного выкупа акций и исключения такого акционера из общества. Другим вариантом в статье обозначается процедура реорганизации в форме преобразования АО в ООО с «потерей» ненужных акционеров (п. 4 ст. 9 и п. 1 ст. 20 Закона об АО). Тем не менее, указывается, что избавление от корпоративного балласта путем проведения преобразования АО и невключения «спящих» и «потерянных» акционеров в состав создаваемого ООО по существу предстает как незаконный принудительный выкуп акций или как внесудебное исключение участника из корпорации.

К тому же вариант реорганизации не работает для ООО из-за необходимости принятия решения единогласно (п.8 ст. 37 Закона Об ООО). Для полумеры в виде «размытия доли» нужно минимум 2/3 голосов участников ООО (п.8 ст. 37 и п. 2 ст. 19 Закона Об ООО) и нотариальное удостоверение (п.3 ст. 17 Закона Об ООО).

Если доля «спящего» участника или акции «спящего» акционера все же «потеряются» в ходе корпоративных и регистрационных процедур, остается не разработанным вопрос о возможности применения защиты в виде восстановления корпоративного контроля и определении надлежащего истца по подобному иску.

В 2017 г. появилась надежда на СКЭС ВС РФ, взявшую на пересмотр спор, в котором мог быть разрешен вопрос судьбы доли в уставном капитале ООО, записанной на лицо, исключенное из ЕГРЮЛ. Верховный суд отправил дело на новое рассмотрение (http://kad.arbitr.ru/PdfDocument/b4418392-699d-4b6f-930d-333540e11b63/A40-186993-2015_20170418_Opredelenie.pdf), отметив в определении, что «прекращение деятельности общества с ограниченной ответственностью «Ярд» как участника общества порождает определенные правовые последствия, предусмотренные статьями 23, 24, 58 Закона об обществах, в связи с чем на момент проведения внеочередного общего собрания не подлежали учету при голосовании доля в размере 50 процентов в уставном капитале общества, принадлежавшая прекратившему свою деятельность обществу с ограниченной ответственностью «Ярд». Ясности, что делать с такой долей, не появилось, ВС разрешил не учитывать ее при определении кворума.

АС ДО постановлением от 19 сентября 2016г. отправил на новое рассмотрение в суд первой инстанции дело А37-2141/2015. Суд не посчитал полноценным участником ООО участника, исключенного из ЕГРЮЛ как недействующего, применил запрет на выход второго участника ООО из общества.

АС МО (к) 18 апреля 2016г. принял постановление по делу А41-879/2014, не признал за участниками общества, исключенного из ЕГРЮЛ, прав на долю в ООО, принадлежавшую исключенному из ЕГРЮЛ обществу. АС МО (к) 6 июля 2015г. в постановлении по делу А40-105374/14 и АС СЗО в постановлении от 16 июня 2016г. при рассмотрении дела А56-41635/2015 сделали аналогичный вывод. В судебных актах приведена ссылка на п. 5.2. ст. 64 ГК, сказано, что в случае обнаружения имущества лица, исключенного из ЕГРЮЛ, заинтересованное лицо или уполномоченный государственный орган вправе обратиться в суд с заявлением, о назначении процедуры распределения обнаруженного имущества среди лиц, имеющих на это право. В этом случае суд назначает арбитражного управляющего, на которого возлагается обязанность распределения обнаруженного имущества.

Ранее, до появления п. 5.2. ст. 64 ГК суды считали возможным признать права участников исключенного из ЕГРЮЛ ООО на имущество такого ООО (например, постановление АС СЗО от 23 апреля 2015г. по делу А66-12991/2013: «Согласно п. 7 ст. 63 ГК (в редакции, действовавшей в рассматриваемый период) оставшееся после удовлетворения требований кредиторов имущество юридического лица передается его учредителям (участникам), имеющим вещные права на это имущество или корпоративные права в отношении юридического лица, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или учредительным документом юридического лица. Учредители (участники) ликвидированного юридического лица, имеющие вещные права на его имущество или обязательственные права в отношении этого юридического лица, вправе осуществлять права и нести обязанности участника общества с ограниченной ответственностью, участником которого являлось ликвидированное юридическое лицо. Положения п. 5.2 ст. 64 ГК не подлежат применению, поскольку указанная норма введена Федеральным законом от 05 мая 2014г. №99-ФЗ «О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации», тогда как основанием иска являются обстоятельства, имевшие место в 2012, 2013 годах»; постановление АС ЗСО от 16 января 2017г. по делу А45-6522/2015; постановление АС ЦО от 11 октября 2016г. по делу А54-6664/2015). 31 октября 2016г. АС ЗСО в постановлении по делу А45-26957/2015 указал, что участник общества, исключенного из ЕГРЮЛ как недействующее, владевшего долей в уставном капитале ООО, может обратиться за внесением в ЕГРЮЛ записи о принадлежности такому участнику доли в уставном капитале ООО, ранее принадлежавшей обществу, исключенному из ЕГРЮЛ как недействующее. Обстоятельства дела относятся к периоду до введения п. 5.2 ст. 64 ГК РФ. Вторая кассация отказалась пересматривать дело. 25 февраля 2014г. ФАС УО принял постановление по делу А76-4664/2013, в котором указал, что исключение из ЕГРЮЛ недействующего общества не прекращает прав на имущество, принадлежавшее такому обществу, права переходят к участникам общества. В постановлении АС МО (к) от 20 октября 2015г. по делу А41-3777/15 суд отметил, что исключение из ЕГРЮЛ недействующего юридического лица не прекращает право собственности на принадлежавшее ему имущество, такое имущество передается участникам исключенного общества.

Тем не менее, в постановлении АС ПО от 20 апреля 2016г. по делу А65-6572/2015 довод кассатора о том, что к спорным правоотношениям не применимы положения п. 5.2 ст. 64 ГК, отвергнут. Норма вступила в силу 01 сентября 2014г., ООО исключено из ЕГРЮЛ 02 апреля 2013г. Суд отметил, что дата исключения юридического лица из ЕГРЮЛ не имеет правового значения для цели применения п. 5.2 ст. 64 ГК. Определением от 25 июля 2016 г. в передаче кассационной жалобы на постановление АС ПО от 20 апреля 2016г. по делу А65-6572/2015 для рассмотрения в судебном заседании СКЭС ВС отказано. Аналогичным образом действие п. 5.2 ст. 64 ГК во времени понимается в постановлении АС ДО от 5 июля 2017г. по делу А04-8871/2016. Говорить о единообразии практики не приходится.

Примером успешного практического применения п. 5.2. ст. 64 ГК могут служить дела А40-161808/14 (http://kad.arbitr.ru/Card/b37191c1-3851-4ee2-a9b3-16f0cbe8ea99) и А40-14171/2015 (http://kad.arbitr.ru/Card/7f3e7547-7239-462b-8d7d-bdec7e740f45). Даже в этих судебных актах нет единства понимания процессуального положениями общества, имущество которого распределяется, и правил определения лица, которое должно выступать ответчиком. Рост числа обществ, которые столкнулись или в ближайшее время столкнутся с обозначенной проблемой, требует более детального регулирования судьбы «осиротевшей» доли или хотя бы разъяснений порядка применения п. 5.2. ст. 64 ГК на уровне высшей судебной инстанции.

К какой ответственности могут привлечь учредителя после закрытия ООО

Ответственность учредителя за деятельность ООО ограничена его долей в уставном капитале. Однако норма о том, что учредитель не отвечает по долгам своей организации, имеет исключения. И одним из таких исключений является статья 3 Федерального закона от 08.02.1998г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», которая гласит, что в случае несостоятельности (банкротства) общества по вине его участников, на указанных лиц, в случае недостаточности имущества общества может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам. Ранее в статье: «Уголовная и имущественная ответственность генерального директора и учредителя по долгам Общества» мы уже рассказывали об ответственности учредителя ООО. Как известно, если компания успешно работает и вовремя рассчитывается с бюджетом и кредиторами, то предъявить претензии к учредителю невозможно. В данной статье речь пойдет об ответственности учредителя, если ООО оказывается в ситуации банкротства или ликвидируется с долгами по налогам.

Итак, к какой ответственности может быть привлечен учредитель после закрытия ООО? Ответственность учредителя ООО по долгам общества возникает в случаях банкротства, а также в случаях, предусмотренных ст. 61.19 и 61.20 Федерального закона от 26.10.2002г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». При этом необходимо наличие виновной связи между действиями (бездействием) учредителя и финансовой несостоятельностью организации. При создании ООО необходимо помнить о двух видах ответственности:

  • по долгам ООО, которая возможна только в пределах имущества самой организации;
  • субсидиарная (дополнительная) ответственность учредителя за счет личного имущества, которая возникает, если компания доведена до банкротства по его вине.

Привлечение учредителей к субсидиарной ответственности чаще всего происходит в процедуре банкротства организации. Кроме того, учредитель может быть признан виновным в совершении налогового преступления еще до того, как станет ясно, что организация не имеет возможности самостоятельно перечислить налоги в бюджет (см. Постановление Конституционного Суда РФ от 08.12.2017г. № 39-П).

Важно! В соответствии со ст.49 Налогового кодекса РФ, если денежных средств ликвидируемой организации недостаточно для исполнения в полном объеме обязанности по уплате налогов и сборов, пеней и штрафов, остающаяся задолженность должна быть погашена участниками указанной организации.

Ответственность учредителя по долгам ООО перед государством тоже предусмотрена законом. Так, если размер задолженности по налогам превышает 300 000 рублей, а срок погашения более 3 месяцев, то организация находится в так называемой «зоне риска». Чтобы избежать последствий, необходимо предпринять все меры для погашения налоговой задолженности или заявить о признании организации банкротом, иначе инициатором банкротства ООО выступит налоговый орган, но уже с требованием признать виновными руководителя и/или учредителей. Привлечь учредителя ООО по долгам его компании сложнее и дольше, чем индивидуального предпринимателя, ведь процедура банкротства довольно продолжительна.

Важно! Вывод активов из организации, с целью уклонения от уплаты налогов – не выход (см. Решение Арбитражного суда Республики Башкортостан по делу № А07-7955/2009).

Но с 2015 года у налоговых органов появился ещё один инструмент взыскания налоговой недоимки в рамках возбуждения уголовного дела по ст. 199 УК РФ. Подробнее о привлечении к ответственности по ст. 199 УК РФ читайте в статье: «Статья 199 УК РФ – Уклонение от уплаты налогов, сборов, подлежащих уплате организацией».

Так, в Определении Верховного Суда РФ от 27.01.2015г. № 81-КГ14-19 суд признал ответственным руководителя и единственного учредителя ООО за неуплату НДС в крупном размере, и подтвердил законность взыскания с физического лица ущерба государству в размере неуплаченной суммы налога. Это решение, по сути, стало судебным прецедентом, после которого все подобные дела рассматриваются проще и быстрее. Учредитель же, кроме обязанности выплаты самой задолженности по налогам, получил ещё и судимость.

Основания для привлечения учредителя к ответственности после закрытия ООО

Исключение компании из ЕГРЮЛ как недействующего, влечет последствия, предусмотренные Гражданским кодексом РФ, для отказа основного должника от исполнения обязательства (ст. 399 Гражданского кодекса РФ). Подробнее о том, какие компании налоговая исключает из реестра, читайте в нашей статье: «Чистка» ЕГРЮЛ: какие компании налоговая исключает из реестра?».

Итак, если основной должник отказался удовлетворить требование кредитора или кредитор не получил от него в разумный срок ответа на предъявленное требование, это требование может быть предъявлено лицу, несущему субсидиарную ответственность (см. абз. 2 п. 1 ст. 399 Гражданского кодекса РФ). Согласно п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 года № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица», истец должен доказать наличие обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности или неразумности действий (бездействия) директора, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица. Данный вывод основан на положениях п. 5 ст. 10 Гражданского кодекса РФ. Таким образом, можно выделить необходимые условия для возложения субсидиарной ответственности:

  • факт причинения убытков кредиторам общества;
  • недобросовестные и неразумные действия лица, имеющего фактическую возможность определять действия общества;
  • наличие причинно-следственной связи между действиями указанного лица и причиненными убытками.

Из анализа судебной практики мы видим, что само по себе оставление юридического лица с задолженностью уже является достаточным основанием для возложения субсидиарной ответственности на контролирующих компанию-должника лиц. В таких случаях учредители несут ответственность за несоблюдение процедур ликвидации ООО или доведения ее до банкротства. Действия директора и единственного участника, повлекшие исключение компании из ЕГРЮЛ, лишили истца возможности взыскать задолженность в порядке исполнительного производства, а при недостаточности имущества – возможности участвовать в деле о банкротстве (см. Решение Арбитражного суда Тверской области от 29.01.2019г. по делу № А66-7045/2018).

Если после прочтения данной статьи у Вас остались вопросы или необходима консультация, Вы можете позвонить или написать нам. Мы поможем разобраться в любой сложной ситуации. «ТЕОРИЯ ПРАВА»
Евгения Булатова
89134323913

Порядок привлечения учредителя к ответственности после закрытия ООО

Напомним, что с 28 июня 2017 года налоговая ответственность за уже несуществующую ООО всем своим имуществом, стала реальностью. Если кратко, то после изменений, внесенных Федеральным законом от 28.12.2016г. № 488-ФЗ, в течение трех лет после ликвидации организации налоговый орган вправе «вспомнить» про компанию и решить, что она недоплатила налоги. Современные технические системы, которыми сегодня оснащена служба ФНС России (вроде АСК НДС-2), позволяют запоминать информацию о сделках и контрагентах, выявлять все цепочки по сделкам и обеспечивать проведение налоговой проверки уже несуществующей компании. Подробнее о принципах работы программы АСК НДС-2 читайте в нашей статье: «Как программа АСК НДС-2 выявляет «расхождения» и «разрывы» по НДС. Цепочки контрагентов: почему они больше не работают». Выявить «фирмы-однодневки» (или компании, которые ФНС ошибочно посчитает однодневками), отследить деловые связи, весь пусть товара от одной компании к другой – все это ФНС может уже сейчас.

Теперь рассмотрим другой вопрос, который будоражит сознание собственников бизнеса. Раз компания исключена из ЕГРЮЛ, её больше нет, то с кого же взять эти якобы неуплаченные налоги, пени и штрафы? С лиц, указанных в части 1 статьи 53.1 Гражданского кодекса РФ, в число которых входят учредители ООО. И в этом вопросе есть смысл обратиться к разъяснениям вышестоящих судов. Так, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2017 года № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» разъясняется, что привлечение контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности является ключевым механизмом восстановления нарушенных прав кредиторов в рамках процедуры банкротства компании. Указанное постановление так же содержит выводы, согласно которым, по общему правилу, необходимым условием определения контролирующего должника лица является наличие у него фактической возможности давать должнику указания по управлению обществом, или иным образом определять его действия, либо возможности осуществлять фактический контроль над должником. Иными словами, суд устанавливает некую степень вовлеченности лица, привлекаемого к субсидиарной ответственности, в процесс управления должником. Это говорит о том, что личная ответственность взаимозависимых лиц и бенефициаров (учредителей, участников) компании серьёзно возрастает. Эти лица будут отвечать по налоговым обязательствам уже закрытого ООО, своим личным имуществом.

Что касается непосредственно привлечения учредителя к ответственности после закрытия ООО, прежде всего, отметим, что споры о привлечении к субсидиарной ответственности и взыскании с субсидиарного должника задолженности компании, возникшей в период исполнения им функций единоличного исполнительного органа общества, вытекают из корпоративных отношений, их рассмотрение отнесено законом к подведомственности арбитражного суда (см. Апелляционное Определение Новосибирского областного суда от 02.09.2019г. по делу № 33-9299/2018). Далее стоит отметить, что необходимым основанием в привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц – наступление момента возникновения убытков, который следует считать с момента исключения юридического лица из ЕГРЮЛ (см., Решение Арбитражного суда Новосибирской области от 05.02.2019г. по делу № А45-43556/2018, Арбитражного суда г. Москвы от 09.01.2019г. по делу № А40-148305/2018, Арбитражного суда Брянской области от 28.01.2019г. по делу № А09-15134/2017).