Нетерпимость к коррупционному поведению

Формирование в обществе нетерпимости к коррупционному поведению (в рамках полномочий органов местного самоуправления)

В соответствии со статьей 3 Федерального закона от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» , одним из основных принципов противодействия коррупции назван принцип приоритетного применения мер по предупреждению коррупции. Таким образом, предупреждение (профилактика) коррупции приз­нается законодателем центральным элементом системы противодействия коррупции.

В криминологической литературе термин «профилактика преступлений , обычно исполь­зуется в качестве синонима предупреждения пре­ступлений. Целью профилактических мер является выявление и устранение причин преступлений, условий, способствующих их совершению, а также оказание предупредительного воздействия на лиц, склонных к противоправному поведению.

Как показывает отечественный и зарубежный опыт, в борьбе с преступностью решающую роль играет не тяжесть наказания, а его неотвратимость. С учетом высочайшего уровня латентности коррупции (что обусловлено, прежде всего, тем, что коррупционная связь выгодна обеим сторонам в ней участвующим), обеспечение неотвратимости наказания является весьма трудной задачей. Кроме того, карательные меры не приводят к существенной минимизации распространения коррупции без применения системы профилактических мер.

Проблема коррупции не столько правовая, сколько социально-политическая. Ясно, что и стратегия превенции должна ориентироваться на меры экономические, социальные, политические . При этом следует понимать, что «ликвидировать» коррупцию, как и любое иное социальное зло, имеющее прочные основы в экономическом, политическом, социальном устройстве общества, – невозможно. Речь должна идти лишь о значительном ограничении масштабов явления, введении его в «цивилизованные рамки», защите массы населения от тотальных поборов на всех уровнях.

Перечень мер по профилактике коррупции содержится в ст. 6 антикоррупционного Закона. Указанные меры сформулированы в качестве основных направлений деятельности и напрямую применяться не могут, соответственно, для их реализации потребовалось принятие ряда законода­тельных и подзаконных актов, внесение изменений в существующие, что частично было реализовано.

Так, если такая мера профилактики коррупции, как антикоррупционная экспертиза правовых актов и их проектов, предусмотренная п.2 ст. 6 Федерального закона «О противодействии коррупции», достаточно подробно регламентирована и системно применяется не только на федеральном уровне, но и на местном в муниципалитетах, тем самым данный институт становится обязательным атрибутом правотвор­ческой и правоприменительной деятель­ности, что исключает его недооценку и применение от случая к случаю, то до настоящего времени остается открытым вопрос о реализации п.1 ст.6 Федераль­ного закона «О противодействии коррупции», а именно не совсем ясно к чьей компетенции относится, и в каком порядке необходимо проводить «формирование в обществе нетерпимости к коррупционному поведению» (п.1).

Действительно, сформировав в обществе нетерпимость к коррупционному поведению, можно обеспечить ее надежную минимизацию, не только значительно сократив ее социальную базу, но и повысив уровень неотвратимости за коррупционные правонарушения за счет активного информирования граждан о ставших им известными фактах коррупции или попытках их склонения к ней .

Реализация данной меры связана с повышением уровня правовой культуры, что достигается осуществлением правового воспитания.

Под правовым воспитанием понимается целее­направленная деятельность органов госу­дарственной власти и местного самоуправления, а также общественных структур, средств массовой информа­ции, трудовых коллективов по формированию высокого правосознания и правовой культуры граждан. Данное понятие включает в себя также получение и распространение знаний о праве и других правовых явлениях, усвоение правовых ценностей, идеалов.

Антикоррупционная направленность правового воспитания основана на повышении в обществе, в целом позитивного отношения к праву, его неукоснительное соблюдение, повышение уровня правовых знаний, в том числе о коррупционных формах поведения и мерах по их предотвращению, формировании у государственных, муниципальных служащих и у граждан представления о мерах юридической ответственности, которые могут применяться в случае совершения коррупционных правонарушений.

Основными формами реализации правового антикоррупционного воспитания могут являться:

  1. Антикорруционное образование, т.е. формирование нетерпимости к коррупционному по­ведению в рамках обучающих программ школьного, высшего, послевузовского и дополни­тельного образования. Также, антикоррупционное образование основывается на дополнительных образовательных программах и реализуется путем профессиональной переподготовки и повышения квалификации специалистов в целях обучения навыкам выявления и профилактики коррупционных правонарушений, формирования нетерпимого отношения к проявлениям коррупции в обществе, повышения уровня правосознания и правовой культуры.
  2. На федеральном уровне, в первой редакции Национального плана противодействия коррупции, утв. указом Президента РФ от 31 июля 2008 г. N Пр-1568, в качестве одного из направлений противо­действия коррупции было названо усиление антикоррупционной составляющей при преподава­нии учебных дисциплин, предусматривающих изу­чение правовых и морально-этических аспектов управленческой деятельности в федеральных государственных образовательных учреждениях высшего и послевузовского профессионального образования.

  3. Антикоррупционная пропаганда, прежде всего через средства массовой информации, в том числе с использованием социальной рекламы. Антикоррупционная пропаганда представляет собой целенаправленную деятельность средств массовой информации, содержанием которой является просветительская работа в обществе по вопросам противостояния коррупции в любых ее проявлениях, воспитание в населении чувства гражданской ответственности за судьбу реализуемых антикоррупционных программ, укрепление доверия к власти.

То есть применительно к пропаганде можно говорить о формировании антикоррупционного общественного сознания, при помощи следующих мер:

  • информирование общества о проводимых мероприятиях по реализации антикоррупционных мер и об их результатах (в СМИ);
  • проведению публичных информационных мероприятий с участием общественных объединений и предпринимателей для обсуждения проблем противодействия коррупции, мер по предупреждению коррупционных правонарушений, обобщения и распространения позитивного опыта антикоррупционного поведения среди субъектов предпринимательской деятельности;
  • организации «телефона доверия» для получения сообщений о фактах коррупции и последующего реагирования;
  • создание и постоянное обновление интернет-страниц для информирования общественности о фактах коррупции и принятых по ним мерам, мероприятиях по противодействию коррупции, ходе реализации программы.
  • проведение различных мероприятий (слушаний, совещаний, семинаров, конференций и др.) антикоррупционной направленности.

В п.4. ч.1 ст.5 Федерального закона «О противодействии коррупции» закреплена норма о том, что органы местного самоуправления осуществляют противодействие коррупции в пределах своих полномочий.

Полномочия органов местного самоуправления определяет Федеральный закон от 06.10.03 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации.

Вопрос противодействия коррупции – это не вопрос местного значения (согласно пункта «б» статьи 72 Конституции РФ вопросы обеспечения законности, правопорядка и общественной безопасности отнесены к предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации), но это «вопрос жизни или смерти государства», поэтому органы местного самоуправления могут быть наделены какими-либо существенными полномочиями по противодействию коррупции, а точнее по профилактике коррупции, в первую очередь, в своих рядах, а также на территории муниципального образования.

Органы местного самоуправления, как наиболее близкая к народу власть, могут и должны принять участие в осуществлении профилактики коррупции, реализации, в том числе и слов Президента Российской Федерации: «Коррупция должна быть не просто незаконной. Она должна стать неприличной» .

Актуальные проблемыэкономики и права

DOI: 10.21202/1993-047X.13.2019.1.1007-1026

скачать PDF
Авторы : 1. Павел Александрович Кабанов, доктор юридических наук, доцент, профессор кафедры криминологии; профессор кафедры юридических дисциплин
Нижегородская академия МВД России; Набережночелнинский институт (филиал) ФГАОУВО «Казанский (Приволжский) федеральный университет»

Формирование нетерпимости к коррупционному поведению как юридически не определенная правовая категория и ее содержание

Цель: оценка правовой категории «формирование нетерпимости к коррупционному поведению» на соответствие ее требованиям, предъявляемым к правовым дефинициям.

Методы: методологической основой проведенного исследования является диалектический метод познания и основанные на нем общенаучные (исторические, логические, системные) и частнонаучные методы (группировка, анализ, синтез, сравнение, интерпретация и др.).

Результаты: на основе анализа федеральных, региональных, муниципальных и ведомственных нормативных правовых актов, регулирующих различные стороны жизнедеятельности, автором исследуется термин «нетерпимость к коррупционному поведению», смежные и производные от него правовые категории. Выяснилось, что словосочетание «нетерпимость к коррупционному поведению» широко распространено не только в российском антикоррупционном законодательстве, но и в других отраслях законодательства, в различном правовом значении, что свидетельствует о многовариантности его смысловой нагрузки, т. е. о его лингвистической неопределенности. Можно утверждать, что российские правотворческие органы нарушили принцип однозначности юридической терминологии, для устранения данного противоречия требуется замена этой правовой категории на другой термин, соответствующий смыслу антикоррупционного законодательства. Таким словосочетанием, соответствующим требованиям, предъявляемым к правовым дефинициям, является термин «антикоррупционное мировоззрение».

Научная новизна: заключается в том, что впервые в российской юридической науке было обосновано положение о том, что словосочетание «нетерпимость к коррупционному поведению» является юридически не определенной правовой категорией. Автором внесено предложение об исключении ее из действующего законодательства.

Практическая значимость: заключается в предложении законодательным органам России исключить лингвистически не определенный термин «нетерпимость к коррупционному поведению» из действующего российского законодательства и заменить его другим, более точным по значению и содержанию термином – «антикоррупционное мировоззрение».

Ключевые слова :

теория права игосударства; коррупция; профилактика коррупции; юридическая неопределенность; антикоррупционное мировоззрение; коррупционное поведение; нетерпимость

Cписок литературы :

15. Разумовская А. А., Провоторова В. А. Проблема обеспечения единства терминологии в нормативных правовых актах субъектов РФ: сравнительно-правовой анализ // Glossa: Вестник студенческой науки. Издание кафедры теории и истории государства и права Курского государственного университета. 2018. № 2. С. 110–115.
16. Шмагина Я. А. Проникновение сомнительной терминологии в российское законодательство и возможное негативное влияние этого процесса на гражданское общество и правовую систему в целом // Научная дискуссия: вопросы юриспруденции. 2016. № 12 (51). С. 38–49.
17. Горшенков Г. Н. «Противодействие» и «коррупция» как научно не проработанные понятия // Противодействие коррупции на федеральном, региональном и муниципальном уровнях: материалы Международной научно-практической конференции, посвященной 112-летию Юридического института Томского государственного университета и необходимости разработки программы противодействия коррупции на муниципальном уровне. Томск: Изд-во Томского ун-та, 2010. С. 25–29.
18. Зеленов М. Ф. Некоторые проблемы в определении и понимании термина «коррупция» // Философия социальных коммуникаций. 2011. № 4. С. 36–42.
19. Морозов Г. Б., Нургалиева Г. Ф. Терминологическая нечеткость антикоррупционного законодательства России как фактор усиления коррумпированности общества // Политическая лингвистика. 2014. № 3. С. 248–255.
20. Забавко Р. А. Терминология ведомственного антикоррупционного законодательства МВД России // Вестник ВосточноСибирского института Министерства внутренних дел России. 2015. № 3 (74). С. 8–14.
21. Комаров А. А., Крупницкая В. И., Ференец А. С. К вопросу о терминологии в области противодействия коррупции // Развитие территорий. 2016. № 3–4 (6). С. 67–73.
22. Дамм И. А. Противодействие коррупции: вопросы понятийно-категориального аппарата // Вопросы безопасности. 2018. № 3. С. 22–33. URL: http://nbpublish.com/library_read_article.php?id=26684 (дата обращения: 21.12.2018). DOI: 10.25136/2409-7543.2018.3.26684
23. Кондратьева О. Н. Лексикографическая интерпретация политических терминов (на примере термина «коррупция») // Вопросы когнитивной лингвистики. 2018. № 2 (55). С. 112–120.
24. Арямов А. А., Руева Е. О. Формирование юридических дефиниций (на примере антикоррупционного законодательства РФ) // Lex Russica. 2017. № 8 (129). С. 90–100.
25. Четвертакова Е. Ю. Проблемы унификации понятийного аппарата в сфере борьбы с коррупцией в рамках Содружества независимых государств // Международное уголовное право и международная юстиция. 2016. № 4. С. 18–22.
26. Рутман М. И. Нетерпимость к коррупции? Весьма проблематично! // Защита и безопасность. 2015. № 1. С. 13–15.
27. Горшенков Г. Н. Концептуальная власть и антикоррупционное движение в стране // Актуальные проблемы экономики и права. 2013. № 2 (26). С. 225–232.
28. Соломин В. П. Формирование антикоррупционной культуры как фактор восприятия нетерпимости к коррупции в гражданском обществе // Universum: Вестник Герценовского университета. 2013. № 4. С. 110–116.
29. Ефремов А. Ю., Бредихин К. В. Психологические особенности нетерпимости коррупции // Воспитание и обучение: теория, методика и практика: сборник материалов VI Международной научно-практической конференции. Чебоксары, 2016. С. 20–22.
30. Сучков М. А. Формирование у сотрудников органов внутренних дел нетерпимости к проявлениям коррупции // Актуальные проблемы борьбы с преступностью: вопросы теории и практики: материалы XXI Международной научнопрактической конференции: в 2 ч. / отв. ред. Н. Н. Цуканов. Красноярск, 2018. С. 212–214.
31. Тепляшин И. В. К вопросу о формировании негативного отношения к коррупции со стороны молодежи современной России // Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сибирcком регионе: сборник материалов XIV Научнопрактической конференции: в 2 частях / отв. ред. Д. Д. Невирко. Красноярск, 2011. С. 211–216.
32. Корнаухов А. С., Казарова Д. С. Психологические аспекты негативного отношения обучающих к коррупции // Технологии формирования правовой культуры в современном образовательном пространстве: материалы II Всероссийской научно-практической конференции с международным участием. Волгоград, 2017. С. 115–119.
33. Нескородов Б. Н. Формирование в обществе нетерпимого отношения к коррупционному поведению и защита граждан, сообщивших о фактах коррупции // Правовая политика и правовая жизнь. 2016. № 3. С. 122–128.
34. Клышева А. Е. Формирование в обществе нетерпимости к коррупционному поведению (в рамках полномочий органов местного самоуправления) // Вопросы управления. 2012. № 2 (19). С. 391–393.
35. Гарбатович Д. А. Проблемы формирования нетерпимости к коррупционному поведению в руководящих разъяснениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия: Право. 2015. Т. 15, № 1. С. 18–22.
36. Пищулин В. Г., Клышева А. Е. Формирование нетерпимости к коррупционному поведению как мера профилактики коррупции // Аграрное и земельное право. 2012. № 9 (93). С. 113–115.

37. Марголина Ж. С. Формирование нетерпимости к коррупционному поведению – основная мера профилактики коррупции // Противодействие преступлениям коррупционной направленности: материалы Международной научно-практ. конференции, посвященной выдающемуся российскому ученому Николаю Сергеевичу Алексееву / под общ. ред. А. И. Бастрыкина. М., 2016. С. 128–132.
38. Пестова Т. П. Формирование в обществе нетерпимости к коррупционному поведению как мера по профилактике коррупции // Актуальные вопросы науки. 2018. № 35. С. 56–58.
39. Тороков Д. А. Формирование нетерпимости к коррупционному поведению, как способ преодоления коррупции в государственном управлении // Современные научные исследования и инновации. 2015. № 12 (56). С. 1076–1077.
40. Бикеев И. И., Кабанов П. А., Никитин С. Г. Проблемы финансовой поддержки органами публичной власти Российской Федерации антикоррупционной деятельности социально ориентированных некоммерческих организаций (аналитический доклад к заседанию рабочей группы президиума Совета при Президенте Российской Федерации по противодействию коррупции по взаимодействию со структурами гражданского общества 26.06.2018). Казань: Познание, 2018. 14 с.
41. Шапкина Е. А., Яресько А. И. Общественный контроль как инструмент формирования нетерпимости к коррупционному поведению // Право и государство: теория и практика. 2017. № 12. С. 37–41.
42. Трофимов Е. В. Эффективность правового (антикоррупционного) просвещения целевой аудитории в контексте формирования нетерпимости к коррупции // Современные тенденции развития частного права, исполнительного производства и способов юридической защиты: материалы III Всероссийской научно-практической конференции / отв. ред. Е. В. Трофимов. СПб., 2017. С. 138–142.
43. Пропагандирование нетерпимости к коррупции в обществе и выработка механизмов правовой защиты граждан, сообщивших о коррупционных проявлениях, совершаемых в отношении их // Сборник выступлений на заседании Общественного Совета при Главном следственном управлении Следственного комитета Российской Федерации по городу Санкт-Петербургу. СПб., 2013. 49 с.
44. Соколова О. В., Дмитриева М. А. Пути взаимодействия органов государственной власти и институтов гражданского общества по вопросам правового просвещения граждан и в формировании в обществе активного негативного отношения к коррупции: региональный аспект // Право как эффективный инструмент регионального развития: проблемы и перспективы, барьеры и возможности: сборник трудов XIII Всероссийских декабрьских юридических чтений в Костроме к 220-летию именного Указа Павла I от 12 декабря 1796 года об учреждении Костромской губернии. Кострома, 2017. С. 211–215.
45. Кабанов П. А. Антикоррупционное образование как правовая категория регионального антикоррупционного законодательства: опыт критического анализа // Полицейская деятельность. 2014. № 1. С. 81–92.
46. Кабанов П. А. Антикоррупционная пропаганда как инструмент противодействия коррупции в Республике Татарстан: вопросы повышения качества правового регулирования // Право и политика. 2013. № 9. С. 1130–1138.
47. Васильев С. А., Зенин С. С. Формы, направления и способы формирования антикоррупционного мировоззрения // Юридический мир. 2015. № 3. С. 20–25.
48. Жмуров Д. В., Поклад В. И. Новые термины в криминологии // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. 2015. Т. 9, № 3. С. 460–465.

Цитирование :
Тип статьи : Научная статья
Дата поступления статьи :

Обращение директора ГКОУ СО «Ревдинская школа» Н.А. Феронской о нетерпимости коррупционных проявлений.

Президент России В. В. Путин, выступая на расширенном заседании коллегии Генеральной прокуратуры России 5 марта 2013 г., подчеркнул, что безопасность людей, защита их прав, подавление криминальных угроз для экономики, очищение власти от коррупции — это важнейшие условия развития нашей страны.

Антикоррупционная культура каждого человека и общества в целом отражает гражданскую активность и содействует реализации прав, безопасности и правовой защиты. Воспитание такого типа культуры приведет к формированию уважения к демократическим правовым институтам, строгому соблюдению законности.
В соответствии с Федеральным законом «О противодействии коррупции» от 25.12.2008 N 273-ФЗ одной из мер профилактики коррупции является формирование в обществе нетерпимости к коррупционному поведению.

В школе принят кодекс этики и служебного поведения работников организации, разработана антикоррупционная политика, целью которой является обеспечение работы по профилактике и противодействию коррупции.

Работники школы обязаны:

— воздерживаться от поведения, которое может быть истолковано окружающими как готовность совершить или участвовать в совершении коррупционного правонарушения в интересах или от имени учреждения;

— незамедлительно информировать директора о случаях склонения работника к совершению коррупционных правонарушений;

— незамедлительно информировать руководителя о ставшей известной работнику информации о случаях совершения коррупционных правонарушений другими работниками или иными лицами;

— сообщить руководителю учреждения о возможности возникновения либо возникшем у работника конфликте интересов.