Оценка рид

Практические трудности при реализации исключительных прав на программы для ЭВМ, созданных в формате служебных произведений

Согласно ст. 1261 ГК РФ: «Авторские права на все виды программ для ЭВМ (в том числе на операционные системы и программные комплексы), которые могут быть выражены на любом языке и в любой форме, включая исходный текст и объектный код, охраняются так же, как авторские права на произведения литературы. Программой для ЭВМ является представленная в объективной форме совокупность данных и команд, предназначенных для функционирования ЭВМ и других компьютерных устройств в целях получения определенного результата, включая подготовительные материалы, полученные в ходе разработки программы для ЭВМ, и порождаемые ею аудиовизуальные отображения.»

Программы для ЭВМ являются результатами интеллектуальной деятельности, а автором результата интеллектуальной деятельности признается гражданин, творческим трудом которого создан такой результат.

Интеллектуальные (авторские) права на программы для ЭВМ включают в себя в том числе исключительное право. Исключительное право является в некотором роде аналогом права собственности на вещи и состоит в возможности его обладателя (правообладателя) использовать произведение в любой форме и любым не противоречащим закону способом и разрешать или запрещать его использование другим лицам (согласно п.1. ст. 1229 ГК РФ).

В случае, когда программа для ЭВМ или база данных создана по договору, предметом которого было ее создание (по заказу), исключительное право па такую программу или такую базу данных принадлежит Заказчику, если договором между Разработчиком и Заказчиком не предусмотрено иное.

Однако, на практике, вопрос принадлежности права не только может быть не однозначным, но может приводить к гораздо более сложным ситуациям для Разработчика.

Так, к нам обратилась крупная компания, в штате которой долгое время работала группа разработчиков. В результате многолетнего сотрудничества, был создан программно-технический комплекс, который успешно использовался некоторыми их клиентами на крупных энергетических объектах.

Однако, по истечении определенного времени произошел конфликт между Заказчиком и IT- командой, в результате которого разработчики покинули компанию и организовали отдельную фирму, прихватив с собой все исходные коды программ, входящие в программно-технический комплекс (ПТК).

Поскольку Разработчику в дальнейшем было затруднительно самостоятельно осуществлять обслуживание и модернизацию комплекса, они заключили гражданско-правовой договор с прежними разработчиками. Далее, с процессе модернизации ПТК возникали новые программные продукты, при этом сами разработчики, являясь гораздо более подкованными специалистами, незамедлительно дополнительно фиксировали авторские и имущественные права.

В результате, компания-Заказчик обратилась к нам за помощью на том этапе, когда оказалась на грани ситуации, при которой почти утратила исключительные права на ПТК, т.к. в результате «обновлений и модернизаций» все элементы ПТК, на базе старых исходных кодов, практически без каких-либо существенных изменений были заменены иными, авторами и обладателями имущественного права на которые являлись физические лица, не имеющие к компании-Заказчику никакого отношения.

По итогам анализа ситуации и документов оказалось, что доказать и восстановить принадлежность исключительных прав на элементы ПТК не так- то просто, как казалось.

В итоге справедливость восторжествовала, однако необходимо обратить внимание, что на практике вопрос возникновения авторских и имущественных прав на программы для ЭВМ не настолько прост как кажется.

В некоторых случаях возникают вопросы – кто будет являться автором модуля программы для ЭВМ: непосредственно разработчик, специалист, который пишет техническое задание, разработчик руководства пользователя или группа авторов?

Или, есть ли необходимость выплаты заказчиком дополнительно вознаграждения автору, либо можно ограничиться выплатой заработной платы?

Авторами программы для ЭВМ, безусловно, должны признаваться работники, непосредственно разрабатывающие ее. Права на результат интеллектуальной деятельности, созданный совместным творческим трудом двух и более граждан (соавторство), принадлежат соавторам совместно (п. 4 ст. 1228 ГК РФ). При этом граждане, создавшие произведение совместным творческим трудом, признаются соавторами независимо от того, образует ли такое произведение неразрывное целое или состоит ли из частей, каждая из которых имеет самостоятельное значение ( п. 1. ст. 1258 ГК РФ). Следует также учитывать, что в силу п. 1 ст. 1228 ГК РФ не признаются авторами результата интеллектуальной деятельности граждане, не внесшие личного творческого вклада в создание такого результата, в том числе оказавшие его автору только техническое, консультационное, организационное или материальное содействие или помощь либо только способствовавшие оформлению прав на такой результат или его использованию, а также граждане, осуществлявшие контроль за выполнением соответствующих работ. Таким образом, авторами должны признавать IT-разработчики.

В тоже время, оказание содействия или помощи автору не исключает возможность внесения творческого вклада. Поэтому специалисты, которые готовили техническое задание вполне могут быть признаны соавторами. Данная позиция подтверждается решением СИПа по делу№ СИП-136/2015 от 26.11.2015 г..

В свете же анализа вышеуказанной конфликтной ситуации необходимо отметить, что на практике создание служебного произведения конкретным работником может подтверждаться в совокупности с другими доказательствами наличием в должностной инструкции автора обязанности по написанию программы, фактом ее включения в индивидуальный план разработки, включения в план разработок, подписанный работодателем и т.д. Поручение работнику создания служебного произведения может оформляться приказом и/или служебным заданием, либо дополнительным соглашением между работником и работодателем.

Обращаем особое внимание на необходимость данных документов. Не стоит полагаться лишь на трудовой договор, и считать это панацеей от дальнейших спорных ситуаций. Необходимо и крайне желательно подписание дополнительных документов, конкретизирующих создание продукта, наличие которых позволит в дальнейшем исключить перспективу долгого судебного разбирательства по доказыванию компанией-заказчиком возникшего у нее имущественного права на программу для ЭВМ.

Сергей Середа | Источник: Открытые системы

Нанимая на работу сотрудника, результатом деятельности которого станут объекты интеллектуальной собственности (авторского или патентного права), необходимо учитывать специфичные для этой области аспекты.

Кроме вопросов, касающихся соблюдения Трудового кодекса, в типовом трудовом договоре с такими сотрудниками, как программисты, дизайнеры, технические писатели, аналитики, необходимо обязательно отразить принадлежность авторских или патентных прав на продукт труда, указать условия упоминания имени автора в продуктах компании, определить принадлежность прав и механизм их перехода при досрочном расторжении договора, оговорить возможность использования графических или текстовых объектов, созданных сотрудником, в качестве средства индивидуализации продукции (товарного знака). Необходимо также определить условия сохранения конфиденциальности данных, полученных, найденных или произведенных сотрудником во время работы в компании.

Работа над ошибками

Одной из самых частых ошибок при составлении трудовых договоров является отсутствие четкого описания схемы распределения прав на результаты интеллектуальной деятельности между сотрудником и компанией-работодателем. С одной стороны, вопросы принадлежности неимущественных и исключительных прав при создании объектов интеллектуальной собственности наемными сотрудниками в отечественном законодательстве отражены (ГК РФ, ст. 1295 «Служебное произведение» и ст. 1370 «Служебное изобретение, служебная полезная модель, служебный промышленный образец»). В соответствии с положениями обновленного Гражданского кодекса имущественные (исключительные) права на объекты авторского или патентного права по умолчанию (если в договоре не указано иное) принадлежат работодателю. Однако если полагаться на общую формулировку закона, то впоследствии придется решать возникшие споры в судебных инстанциях.

Закон, разумеется, не может учесть все возможные ситуации в процессе трудовых отношений компании и сотрудника. Простейший пример — доказательство того, что данный результат интеллектуальной деятельности действительно создан сотрудником в рамках служебного задания. В подавляющем большинстве случаев это задание не оформляется в письменном виде и далеко не всегда можно найти незаинтересованных свидетелей, которые могли бы в суде подтвердить факт его устного изложения. Таким образом, пассивное отношение к закону приводит к утрате компанией исключительных прав на создаваемые ее сотрудниками объекты интеллектуальной собственности.

С другой стороны, сотрудник просто может быть не знаком с авторско-правовым или патентным законодательством (что, скорее, правило, а не исключение) и полагать, что все права на создаваемые объекты принадлежат ему. Из-за подобного заблуждения сотрудник может нанести компании существенный ущерб, например, независимо опубликовав исходные коды разрабатываемого им программного модуля, текст подготовленной аналитической справки или результат графического или промышленного дизайна. Таким образом, в тексте договора должно быть явно указано, что имущественные авторские права на авторские произведения и право получить патент на изобретения, промышленные образцы и полезные модели, созданные сотрудником компании, принадлежат компании-работодателю (или должны быть оговорены условия передачи указанных прав сотруднику, если это соответствует политике компании).

Кроме того, в силу нововведений, содержащихся в части IV ГК РФ, сегодня работодатель может на законных основаниях лишиться исключительных прав на служебное произведение своего сотрудника не только в случае неиспользования патентоспособного объекта «промышленной собственности», как это и было раньше , но и в случае неиспользования объекта авторского права . Поэтому желательно, чтобы в договоре был хотя бы минимально регламентирован процесс передачи служебного произведения, изобретения, промышленного образца или полезной модели сотрудником работодателю, документальной фиксации этого действия, а также описан механизм подтверждения действительного использования результата интеллектуальной деятельности компанией.

Наконец, как нетрудно убедиться, закон вообще не рассматривает случаи создания сотрудником результата интеллектуальной деятельности вне рамок служебного задания. Вполне возможна ситуация, когда результат интеллектуальной деятельности сотрудника будет иметь прямое отношение к основной деятельности компании, хотя и выходить за рамки его непосредственных обязанностей. Если подобные случаи важны для компании, необходимо осветить их в договоре (с соответствующей потребностям компании детализацией) и, например, указать, что при создании подобных объектов интеллектуальной собственности компания получает приоритет при приобретении исключительных прав на них.

Право на имя

Существует важный вопрос, касающийся одного из неимущественных авторских прав на служебные произведения, — права на имя. С правом на имя связана ситуация, когда компания-работодатель не желает указывать имен авторов продукта (компьютерной программы, дизайна, аналитического обзора и т. п.). В этом случае в договоре принято писать, что сотрудник отказывается от своего права на имя. Но такая запись является юридически ничтожной, так как находится в явном противоречии с текущим законодательством. Дело в том, что неимущественные авторские права неотторжимы, и от них, вообще говоря, невозможно отказаться. Соответственно, описанный подход не позволяет решить проблему обязательного указывания имен авторов продукта. Тем не менее, задача вполне разрешима — требуется лишь указать в договоре, что сотрудник пользуется своим правом на анонимность, просит не указывать его имени и передает компании-работодателю полномочия по защите остальных его неимущественных прав.

Неоплаченное произведение

Еще одним неоднозначным вопросом является принадлежность прав на неоплаченное работодателем служебное произведение. Как правило, такая ситуация возникает при досрочном расторжении трудового договора по вине работодателя (невыплата зарплаты). В данном случае проблема заключается в том, что сперва возникает служебное произведение (с присущим ему режимом правовой охраны) и лишь затем наступают условия, при которых действие трудового договора прекращается. Таким образом, появляется проблема определения объекта авторского права: с одной стороны, он является служебным произведением, с другой же — нет. При отсутствии в договоре явного описания механизма разделения имущественных прав на произведение возникает спорная ситуация, которая может быть разрешена лишь в суде. Решение суда предсказать крайне сложно, а само судебное разбирательство сопряжено с денежными затратами и уроном для репутации компании. Намного рациональнее решить этот вопрос еще на уровне трудового договора. Здесь возможны различные варианты: уступка имущественных прав сотруднику; сохранение прав за компанией при условии обязательной оплаты работы в течение определенного срока; равное владение правами как со стороны компании, так и со стороны сотрудника. Возможны и другие варианты.

Товарный знак

Еще один аспект, связанный с авторскими правами на служебное произведение, — использование такого произведения, его названия или фрагмента в качестве зарегистрированного товарного знака. При перечислении оснований для отказа в государственной регистрации товарного знака в ГК РФ (ст. 1483 «Основания для отказа в государственной регистрации товарного знака») указывается, что «не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные… названию известного в Российской Федерации на дату подачи заявки на государственную регистрацию товарного знака произведения науки, литературы или искусства, персонажу или цитате из такого произведения, произведению искусства или его фрагменту, без согласия правообладателя, если права на соответствующее произведение возникли ранее даты приоритета регистрируемого товарного знака». Поскольку, как уже отмечалось, не все произведения сотрудника компании могут быть признаны служебными, желательно сразу указать в договоре, что сотрудник дает работодателю разрешение на использование созданных им, относящихся к деятельности работодателя произведений, их названий, фрагментов и (или) персонажей в качестве товарного знака. В противном случае остается возможность оспорить регистрацию товарного знака в Палате по патентным спорам и даже аннулировать регистрацию, что может нанести компании серьезный материальный и моральный ущерб, особенно если оспариваемый товарный знак приобрел известность и используется для продвижения товаров или услуг компании.

Аналогичное положение возникает, если регистрируемый товарный знак является тождественным или сходным с промышленным образцом, запатентованным сотрудником. Вероятность возникновения такой ситуации невысока, однако, как уже говорилось выше, работодатель может на законных основаниях потерять свои исключительные права на патентоспособный объект, если не будет его использовать (ГК РФ, ст. 1370). Таким образом, получение сотрудником патента на служебное изобретение, полезную модель или промышленный образец вполне возможно. Для учета таких случаев необходимо дополнить пункт о разрешении использования в качестве товарного знака авторских произведений нанимаемого сотрудника, их названий и фрагментов разрешением на использование в этой роли созданных им промышленных образцов.

Коммерческая тайна

Кроме вопросов, касающихся непосредственно исключительных прав на результаты интеллектуального труда, важно также соблюдение режима сохранения коммерческой тайны. Частой проблемой является разглашение сотрудником внутрифирменной информации — как полученной сотрудником, так и созданной им. Одного упоминания в трудовом договоре требования о неразглашении информации, ставшей доступной сотруднику в период работы в компании, недостаточно. Во-первых, не вся внутрифирменная информация может быть отнесена к конфиденциальной и охраняться законом как коммерческая тайна. Во-вторых, в отношении этой информации в компании должен быть установлен режим сохранения коммерческой тайны и ограничен доступ к местам ее хранения, а сама эта информация не должна быть доступна третьим лицам из других источников. Также, новый сотрудник должен быть ознакомлен с режимом сохранения коммерческой тайны (под роспись). При соблюдении всех этих требований сотрудник, разгласивший информацию, составляющую коммерческую тайну, будет нести не только гражданскую, но и уголовную ответственность.

Корректное составление трудового договора с сотрудником, создающим объекты интеллектуальной собственности, значительно сократит риски компании, связанные с авторскими и патентными правами.

Сергей Середа — исполнительный директор, заместитель главного редактора TAdviser — Центр выбора технологий и поставщиков, serge_sereda@hotmail. com