Принцип судебной истины

Принцип судебной истины

Принцип судебной истины. Суд может законно применять юридическую норму не к каким-то абстракциям, а к конкретным юридическим фактам, полно и правильно установленным в предусмотренном законом порядке (в порядке судебного доказывания). Без изучения обстоятельств дела немыслима судебная правоприменительная деятельность. Именно поэтому закон возложил на суд обязанность устанавливать действительные обстоятельства дела, права и обязанности сторон (ст. 14 ГПК) как условие законного и обоснованного разрешения гражданского дела.

Итоги судебного познания в юридической литературе было принято определять как объективную истину. При этом одни авторы переносили философское учение об истине в судопроизводство, другие называли эту истину абсолютной или относительной. Термин «истина» был закреплен в ст. 60 ГПК (до новой редакции статьи в 1995 г.). Данное положение вызывает некоторые сомнения. Прежде всего, результаты изучения материалов дела нельзя считать абсолютной истиной и противопоставлять ее относительной истине. Между названными видами объективной истины нет и не может быть непереходимой грани. Самая простая истина всегда неполна.

В процессуальной литературе смешивались два гносеологических вопроса:

1. Может ли быть результат судебного познания верным отражением действительности, т.е. носит ли он истинный характер? На этот вопрос следует дать утвердительный ответ. Судебное исследование обстоятельств рассматриваемого дела может и должно приводить к полному и правильному знанию той или иной совокупности фактов, имеющих значение для правильного разрешения дела.

2. Можно ли результаты судебного познания определять как абсолютно полное изучение обстоятельств дела? В теории познания диалектического материализма каждое знание рассматривается как диалектическое сочетание, как единство абсолютной и относительной истин.

Вместе с тем полагаем, что результаты судебного познания не совсем правильно определять как истину в философском значении этого понятия. Истина применима в сложных познавательных процессах таких объектов, как космос, человеческий мозг, структура земной коры и т.п. И если процесс познания бесконечен, то и истина представляет собою постоянно развивающийся процесс. Суд же интересуют конкретные факты взаимоотношений спорящих сторон. В этом смысле познавательную деятельность суда можно считать фактологической и сравнивать ее с деятельностью, например, летописцев, архивариусов и т.д.

Для судебного познания характерны следующие черты: а) нацеленность исключительно на юридические факты; б) проведение в гражданской процессуальной форме, т.е. в установленном законом порядке; в) ограниченность в основном материалом, представляемым сторонами; г) проведение исключительно с целью законного, обоснованного и справедливого разрешения гражданского дела в рамках спорного правоотношения.

Целесообразно поэтому итоги судебного познания именовать судебной или юридической истиной, тем самым подчеркивая ее специфичность.

Своеобразие судебной истины определяется и тем, что суд исследует не все обстоятельства, имеющие значение для дела, а лишь представленные ему спорящими сторонами (ст. 14 ГПК). Суд обязан принимать без доказывания общеизвестные факты и факты, установленные вступившим в законную силу решением или приговором (ст. 55 ГПК).

Гражданскому процессу известны и так называемые доказательственные презумпции, когда из одних установленных фактов предполагается существование других. Последние не доказываются, их включение в судебное решение означает, что в него вносятся вероятные сведения.

В действующий ГПК включены и юридические фикции, смысл которых состоит в том, что суд принимает заведомо несуществующие факты за реально происходившие и связывает с этими фактами определенные юридические последствия (ст. 65, 70, 74, 111,112 ГПК). Следовательно, судебная (юридическая) истина существенно отличается от объективной истины в ее философском понимании.

Сказанное, конечно, не означает отказа от истины в судопроизводстве. Речь идет только о своеобразии судебной (юридической) истины.

Содержание принципа судебной истины составляют нормативно закрепленные требования прежде всего к суду, а также к лицам, участвующим в деле, и к другим участникам процесса полно и всесторонне установить обстоятельства дела. Гражданский процессуальный кодекс не только формулирует требование отыскивать истину, но и определяет пути ее достижения в ходе судебного доказывания. Гарантиями установления истины по делу являются гражданская процессуальная форма и принцип состязательности.

К решению данной задачи привлекаются все участники производства в суде первой инстанции. Стороны обязаны обосновывать свои требования и возражения (ст. 50 ГПК), суд определяет состав фактов, подлежащих доказыванию, и пределы судебного познания. Данное правило распространяется на прокурора, органы местного самоуправления и иных субъектов, защищающих права других лиц от своего имени. Свидетели, эксперты и переводчики должны добросовестным выполнением своих функций в гражданском процессе способствовать отысканию истины по делу.

Кодекс отводит суду особую роль в решении задачи установления обстоятельств дела. Функции суда следующие: а) определять предмет доказательств по делу; в) излагать в постановляемом решении выясненные обстоятельства и обосновывать свой вывод о фактической стороне дела соответствующими доказательствами.

Ошибки в установлении истины закон определяет как основания к отмене решения с направлением дела на новое рассмотрение судом первой инстанции.

Принципы судебной истины, законности и обоснованности

Принцип судебной истины представляет собой такое нормативно-руководящие начало гражданского процессуального права, в соответствии с которым движение судебного процесса по конкретному гражданскому или иному юридическому делу должно идти в направлении использования всех предусмотренных гражданскими процессуальными нормами средств для достоверного, а в случае невозможности или предусмотренной законом нецелесообразности — вероятного установления обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела по существу.

В связи с подготовкой проекта ГПК РФ на страницах юридической печати развернулась острая дискуссия по вопросу об истине как принципе судопроизводства. Наиболее обоснованной представляется позиция тех авторов, которые настаивают на существовании такого принципа судопроизводства, как судебная (юридическая, формальная) истина.

Поскольку главной задачей гражданского судопроизводства являются правильное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспоренных прав, свобод и охраняемых законом интересов субъектов правовых отношений (ст. 2 ГПК РФ), то по содержанию принцип судебной истины, прежде всего, означает право и обязанность суда устанавливать действительно существующие факты, имеющие значение для правильного разрешения дела. Для этого суд обязан на этапе подготовки дела к судебному разбирательству правильно определить круг подлежащих установлению юридических фактов (предмет доказывания) и поставить их на обсуждение, даже если заинтересованные лица на какие-либо из них не сослались (ч. 2 ст. 56, ст. 148 ГПК РФ).

В процессе судебного разбирательства суд обязан: обеспечить полное, всестороннее и объективное выяснение всех обстоятельств дела, прав и обязанностей сторон (ч. 2 ст. 156 ГПК РФ); возобновить рассмотрение дела по существу, если признает необходимым выяснить новые обстоятельства, имеющие значение для дела (ч. 2 ст. 151 ГПК РФ); в момент совещания по делу при вынесении решения определять, какие обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены и какие не установлены. Если возникнет необходимость выяснения новых обстоятельств, выносится определение о возобновлении судебного разбирательства (ч. 1 и 2 ст. 196 ГПК РФ). Кроме того, суд в праве выйти за пределы заявленных истцом требований, в случаях, предусмотренных федеральным законом (ч. 3 ст. 196 ГПК РФ).

«Последствием нарушения принципа судебной истины в части установления действительных обстоятельств дела является отмена судебного акта в апелляционном (ч. 1 ст. 330 ГПК), кассационном (ч. 1 ст. 362,ст. 363, ч. 1 ст.364 ГПК РФ), надзорном (ст. 387 ГПК РФ) порядке, а так же по вновь открывшемся обстоятельствам (ч. 2 ст. 392 ГПК РФ)».

Принцип судебной истины обуславливает такое поведение суда в процессе рассмотрения и разрешения юридического дела, которое направлено на установление юридических фактов и оценку доказательств с соблюдением установленных законом правил, поэтому судебные акты считаются истинными, пока не доказано иное. С принципом судебной истины тесно связаны принципы законности и обоснованности.

Истоки принципа законности гражданского судопроизводства следует искать в нормах Конституции РФ (ч. 2 ст. 4, ст. 15,18, ч. 3 ст. 90, ст. 115, ч. 2 ст. 120), Закона «о судебной системе Российской Федерации» (ст. 3,5,6), ГПК РФ (ст. 1,2,11,13), предусматривающих положения о верховенстве Конституции РФ и федеральных законов на свей территории РФ; обязанность суда правильно применять нормативные правовые акты при разрешении гражданских дел и строго соблюдать установленный порядок судопроизводства; обязательность и неукоснительность исполнения судебных актов, а так же законных требований, поручений, вызовов и других обращений судов всеми органами государственной власти, органами местного самоуправления, общественными объединениями, должностными лицами, физическими и юридическими лицами на всей территории РФ.

Другими словами, принцип законности гражданского судопроизводства означает такой правовой режим в сфере судопроизводства по гражданским делам, когда суд правильно применяет нормы материального закона, а участники гражданского судопроизводства строго и точно исполняют свои процессуальные обязанности, а также беспрепятственно реализуют процессуальные права.

Принцип законности гражданского судопроизводства имеет важное практическое значение, поскольку выражает органическое единство права (как материального так и процессуального) и его практического осуществления, степень реального воплощения в жизнь правовых предписаний. Как говорили древние: «Самый дурной закон лучше беззакония» (dura lex sed lex).

Практические последствия нарушения принципа законности зависит от субъекта, его нарушевшего. Нарушение судом норм материального и (или процессуального права влечет отмену, изменение судебного акта (абз. 3 и 4 ст. 328, абз. 3,4,5 ст. 361, ст. 387 ГПК РФ). Несущественное нарушение норм процессуального права является основанием для вынесения вышестоящим судом в адрес нижестоящего суда — правонарушителя частного определения сигнализационного характера.

Например, в соответствии с п. 15 постановления №3 Пленума Верховного суда РСФСР от 24 августа 1982 «О применении судами РСФСР законодательства, регулирующего рассмотрение гражданских дел в кассационной инстанции» областным и приравненным к ним судам было рекомендовано при проверке актов судов первой инстанции в кассационном порядке реагировать на допускаемые ими ошибки, когда нет оснований для отмены или изменения судебного акта, путем вынесения в адрес суда — правонарушителя частного определения.

Нарушение требований принципа законности иными субъектами гражданского судопроизводства (неисполнение или ненадлежащего исполнения процессуальных обязанностей) в зависимости от конкретного процессуального статуса правонарушителя влечет отказ в возбуждении дела или производства, отказ в удовлетворении требований о защите права или законного интереса, применение мер принудительного характера: удаление из зала судебного заседания, наложение штрафа, принудительный привод.

Принцип обоснованности имеет более узкую сферу действия, ибо распространяется лишь на порядке документального оформления процессуальных действий (бездействия).

Суть принципа обоснованности гражданского судопроизводства состоит в том, что всякое документальное оформление процессуального поведения (обращение в суд с заявлением, ходатайством, жалобой, представлением; вынесение судебных актов: решений и определений) должно быть мотивированным. Например, в заявлении, подаваемом в суд с просьбой о возбуждении гражданского дела (исковое заявление), должны быть указаны не только обстоятельства, на которых истец основывает свою просьбу о защите субъективного права или интереса, и доказательства, подтверждающие эти обстоятельства (п. 5 ч. 1 ст. 131 ГПК РФ), но и «в чем заключается нарушение либо угроза нарушения прав, свобод или законных интересов истца и его требования (п. 4 ч. 1 ст. 131 ГПК РФ).

Согласно ч. 1 ст. 65 ГПК РФ в заявлении об обеспечении доказательств должны быть указаны не только доказательства которые необходимо обеспечить, и обстоятельства, для подтверждения которых необходимы эти доказательства, но и причины, побудившие заявителя обратиться с просьбой об обеспечении доказательств.

Далее, по действующему гражданскому процессуальному законодательству лицо, ходатайствующее об истребовании письменных и вещественных доказательств, вызове свидетелей, обязано помимо всего прочего указать причины, препятствующие самостоятельному их получению, а также какие обстоятельства, имеющие значение для дела, могут быть подтверждены этими доказательствами (ч. 2 ст. 57 ГПК РФ).

Исключения из требований принципа обоснованности представляют собой случаи вынесения решений на основе признания иска ответчиком и в случае отказа в иске в связи с признанием неуважительными причин пропуска срока исковой давности или срока обращения в суд (абз. 2 и 3 ч. 4 ст. 198 ГПК РФ). Например, согласно ч. 4 ст.198 ГПК в случае признания иска ответчиком в мотивировочной части судебного решения может быть указано только на признание иска и принятия его судом.

Последствия нарушения принципа обоснованности судопроизводства могут быть разными: отмены необоснованных судебных актов в апелляционном или кассационном порядке (ч. 1 ст. 330, п. 1,2,3 ч. 1 ст. 362 ГПК РФ); отказ в принятии заявления о выдаче судебного приказа (п. 3 ч. 1 ст. 125 ГПК РФ); оставление заявления, жалобы, представления без движения (ст. 136,323,341).