Усиление международной конкуренции за кадры высшей квалификации

Владимир Путин утвердил стратегию экономической безопасности России

Судя по всему, в какой-то незаметный для обывателей момент президент России окончательно перешел свой рубикон и начал делать шаги в сторону реального восстановления суверенитета не только в области внешней политики и обороны, чего мы наблюдаем уже несколько лет, но и в других сферах. Не успели мы порадоваться появлению Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017 — 2030 годы, которую уже назвали Стратегией информационного наступления, как российский руководитель утвердил еще более важную «Стратегию экономической безопасности страны на период до 2030 года», а точнее стратегию мобилизации и рывка экономики.

Новая Стратегия принципиально отличается не только от предыдущей, принятой еще при Ельцине в 1996 году, но и от огромного количества документов изготовленных экономическим блоком правительства именно тем, что направлена не на интеграцию с «дорогими партнерами» любой ценой и закреплению за Россией статуса энергетического придатка Запада, а на восстановление экономического суверенитета страны. Собственно об этом и говорится в самом начале, там же поминают и «развитые страны цивилизованного мира».

«На современном этапе мирового развития отчетливо проявляются объективные признаки разрушения однополярного мира. При этом процесс перехода к многополярности сопровождается нарастанием геополитической нестабильности и неустойчивости развития мировой экономики, резким обострением глобальной конкуренции. Отмечается стремление к перераспределению влияния в пользу новых центров экономического роста и политического притяжения. Происходят существенные изменения в области международного права, военно-политической и экономической областях. На международные экономические отношения все большее влияние оказывают факторы, представляющие угрозу для экономической безопасности. Усилилась тенденция распространения на сферу экономики вызовов и угроз военно-политического характера, а также использования экономических методов для достижения политических целей. На состояние экономической безопасности существенное влияние начинают оказывать факторы, связанные с глобальным изменением климата, способные вызвать дефицит продовольствия и пресной воды, обострить конкуренцию за доступ к возобновляемым ресурсам, в том числе к ресурсам Арктической и Антарктической зон, акваторий Северного Ледовитого океана. В условиях усиления существующих и появления новых вызовов и угроз экономической безопасности Российская Федерация сохраняет достаточно высокий уровень экономического суверенитета и социально-экономической стабильности», — гласит начало Стратегии. И вот что здесь интересно — нет ни слова ни про «невидимую руку рынка», не про либерализм, как единственный магистральный путь, ни про курс на то чтобы догнать и перегнать «самые развитые» страны. Из того, что мы привыкли слышать последние 25 лет – нет ничего. Зато есть четкое понимание, что мы Россиия—суверенная держава, которая видит и понимает все геополитические и геоэкономические риски конца власти глобалистов и готовится на них ответить. Вообще, после прочтения Стратегии складывается устойчивое ощущение, что к ее написанию приложил руку советник президента Сергей Глазьев, уж слишком многое там перекликалось с его программой.

Целями Стратегии называются: укрепление экономического суверенитета Российской Федерации; повышение устойчивости экономики к воздействию внешних и внутренних вызовов и угроз; обеспечение экономического роста; поддержание научно-технического потенциала развития экономики на мировом уровне и повышение ее конкурентоспособности; поддержание потенциала отечественного оборонно-промышленного комплекса на уровне, необходимом для решения задач военно-экономического обеспечения обороны страны.

Среди основных направлений для выполнения этих целей названы и уход от нефтегазовой зависимости, и предоставление производству «длинных» денег, и защита своих интересов внутри страны, а главное – за рубежом, и даже создание мобилизационного резерва на всякий нехороший случай, и продолжение импортозамещения. Даже борьбу с коррупцией указали. Все, о чем говорилось патриотами за последние годы, оказалось лаконично указано в этой стратегии. Из прошлой ельцинской, остались лишь направление на привлечение инвестиций, но отобрать и это у либералов — вызвать окончательно их вселенский вой.

Основными вызовами и угрозами экономической безопасности Стратегия признает.

«1) стремление развитых государств использовать свои преимущества в уровне развития экономики, высоких технологий (в том числе информационных) в качестве инструмента глобальной конкуренции;

2) усиление структурных дисбалансов в мировой экономике и финансовой системе, рост частной и суверенной задолженности, увеличение разрыва между стоимостной оценкой реальных активов и производных ценных бумаг;

3) использование дискриминационных мер в отношении ключевых секторов экономики Российской Федерации, ограничение доступа к иностранным финансовым ресурсам и современным технологиям;

4) повышение конфликтного потенциала в зонах экономических интересов Российской Федерации, а также вблизи ее границ;

5) усиление колебаний конъюнктуры мировых товарных и финансовых рынков;

6) изменение структуры мирового спроса на энергоресурсы и структуры их потребления, развитие энергосберегающих технологий и снижение материалоемкости;

7) деятельность создаваемых без участия Российской Федерации межгосударственных экономических объединений в сфере регулирования торгово-экономических и финансово-инвестиционных отношений, которая может нанести ущерб национальным интересам Российской Федерации;

8) подверженность финансовой системы Российской Федерации глобальным рискам (в том числе в результате влияния спекулятивного иностранного капитала), а также уязвимость информационной инфраструктуры финансово-банковской системы;

9) исчерпание экспортно-сырьевой модели экономического развития, резкое снижение роли традиционных факторов обеспечения экономического роста, связанное с научно-технологическими изменениями;

10) отсутствие российских несырьевых компаний среди глобальных лидеров мировой экономики;

11) недостаточный объем инвестиций в реальный сектор экономики, обусловленный неблагоприятным инвестиционным климатом, высокими издержками бизнеса, избыточными административными барьерами, неэффективной защитой права собственности;

12) слабая инновационная активность, отставание в области разработки и внедрения новых и перспективных технологий (в том числе технологий цифровой экономики), недостаточный уровень квалификации и ключевых компетенций отечественных специалистов;

13) истощение ресурсной базы топливно-сырьевых отраслей по мере исчерпания действующих месторождений;

14) ограниченность масштабов российского несырьевого экспорта, связанная с его низкой конкурентоспособностью, недостаточно развитой рыночной инфраструктурой и слабой вовлеченностью в мировые «цепочки» создания добавленной стоимости;

15) низкие темпы экономического роста, обусловленные внутренними причинами, в том числе ограниченностью доступа к долгосрочным финансовым ресурсам, недостаточным развитием транспортной и энергетической инфраструктуры;

16) несбалансированность национальной бюджетной системы;

17) недостаточно эффективное государственное управление;

18) высокий уровень криминализации и коррупции в экономической сфере;

19) сохранение значительной доли теневой экономики;

20) усиление дифференциации населения по уровню доходов;

21) снижение качества и доступности образования, медицинской помощи и, как следствие, снижение качества человеческого потенциала;

22) усиление международной конкуренции за кадры высшей квалификации;

23) недостаточность трудовых ресурсов;

24) неравномерность пространственного развития Российской Федерации, усиление дифференциации регионов и муниципальных образований по уровню и темпам социально-экономического развития;

25) установление избыточных требований в области экологической безопасности, рост затрат на обеспечение экологических стандартов производства и потребления», — говориться в ней.

А еще стоит отметить, чего в этой стратегии нет. Нет там ни повышения пенсионного возраста, ни святой веры в отмену санкций, ни обязательного исключительно для «дикарей» выполнения требований МВФ и ВТО. Нет даже увеличения налогов и вложение в «кубышку» из американских фондов. Если коротко, то там нет Кудрина, который только что похвастался своей новой «программой» для президента. Оказалось, опоздал.

Единственно, что действительно вызывает беспокойство, так это то, что воплощение ее в жизнь отдано на расправу Правительству РФ, которое состоит в основном из верных последователей Гайдара и Чубайса, и, мягко говоря, смотрит на экономику по-иному. Более того, они уже удачно похоронили майские Указы и есть реальные опасения, что все сказанное в Стратегии на практике будет размыто, затаскано, перевернуто, а то и просто не исполнено. Впрочем, Президент поручил им разработать в 3-месячный срок меры организационного, нормативно-правового и методического характера, необходимые для реализации Стратегии экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года, и обеспечить их выполнение. Вот через три месяца и посмотрим, что смогут разработать Медведев, Шувалов да Дворкович с Силуановым. И проконтролируем.

РИА Катюша

«За дефицитом ИТ-специалистов может последовать нехватка рабочих»

Как работодатели вовлекают молодежь в освоение производственных специальностей и кто переманивает российских программистов, РБК+ рассказала директор бренд-центра HeadHunter Нина Осовицкая. Фото: Тимур Иванов для РБК

— Как вы оцените рынок труда 2018 года, есть ли основание говорить о новых тенденциях?

— Если говорить о рынке в целом, то здесь глобальных изменений не произошло, главный тренд — активный прирост числа вакансий в производственной сфере. На рост заинтересованности в производственном персонале указывают и статистика рынка труда, и экспертные данные служб HR. Например, у нас в 2018 году впервые в перечне номинаций премии «HR-бренд» появилась награда «Рабочий фокус», в рамках которой оцениваются проекты, направленные на рост вовлеченности сотрудников рабочих специальностей и формирование уважения к людям труда в обществе.

Появились прогнозы, что скоро производственную сферу ждет такой же дефицит кадров, который сейчас характерен для ИТ-сферы. Многие работодатели готовы инвестировать в стратегические HR-проекты, например выстраивать системы дуального обучения на уровне корпораций.

— Образцом может служить немецкая система образования, дающая вместе с общеобразовательной программой профессиональные навыки?

— И немецкая тоже, но не только. Вот недавно на КамАЗе открыли учебно-технологический комплекс. Эйчары компании предварительно изучали и лучшие российские практики, и глобальные, в том числе немецкие.

— Какие именно ИТ-специалисты наиболее востребованы?

— Серьезный дефицит наблюдается во всей сфере ИТ. Если посмотреть на наш hh.индекс, который показывает соотношение вакансий и резюме, то выяснится, что в ИТ он один из самых низких — на одну вакансию приходится меньше трех резюме. Формально это не дефицит, но есть еще требования, которые предъявляют работодатели, и с учетом этого фактора уже можно говорить об очень большой нехватке.

Если говорить о конкретных специальностях, то это, конечно, прежде всего вакансии разработчиков софта. Здесь и начинающие специалисты востребованы, и тем более профессионалы с опытом. Мы делали более глубокий анализ по востребованности различных языков программирования и убедились, что по всем очень большое количество запросов.

И дефицит нарастает, поскольку даже те компании, которые раньше не интересовались айтишниками, начинают их привлекать. Мы прошли этап, когда запросы на ИТ-кадры шли в основном от банков и розничной торговли, когда они выстраивали онлайн-сервисы и создавали онлайн-продукты. Сейчас уже, наверное, во всех сферах так или иначе происходит цифровая трансформация.

— На рынок ИТ-кадров серьезно влияет их отток за рубеж?

— Цифры очень противоречивые. Есть ряд исследований, в том числе международных консалтинговых компаний, которые, на мой взгляд, выглядят слишком оптимистично. Поэтому я бы не ссылалась на конкретные данные. Мы, конечно, тоже периодически проводим исследования соискательской аудитории, опрашиваем в том числе молодых ребят. Да, есть достаточно большой процент тех, кто ориентирован на работу в России. Но предложения нашего рынка начинают терять конкурентоспособность из-за ослабления рубля, инфляции. Если сравнивать зарплаты, то в США и ЕС условия для айтишников сейчас выглядят привлекательнее. Кроме того, у нас появился новый серьезный конкурент. Это Белоруссия, где очень активно развивается ИТ-сфера. Там предлагаются привлекательные релокационные пакеты (помощь при переезде. — РБК+), зарплата кое-где уже превышает нашу. Вот это действительно новый, неожиданный вызов для российского рынка.

— Традиционно энергетика и добыча сырья оставались наиболее популярными отраслями среди соискателей, а ЖКХ и сельское хозяйство числились аутсайдерами. Что-то изменилось?

— Этот тренд сохраняется. Думаю, учитывая спокойную, стабильную ситуацию в целом на рынке, он будет присутствовать и в дальнейшем. Энергетические, сырьевые компании по-прежнему обладают теми характеристиками, на которые ориентируются наши соискатели, — это стабильность, предсказуемость карьерного и профессионального развития. И привлекательность этого фактора только растет.

— Отразилось ли на поведении работодателей повышение возраста выхода на пенсию?

— У нас нет возможности комментировать негативные процессы, потому что работодатели их не афишируют. А вот о позитивном могу сказать. Не только пенсионная реформа, но и сама демографическая ситуация толкают к тому, чтобы активнее использовать потенциал людей старшего возраста — в России сейчас на рынок труда вышло самое малочисленное поколение, молодых специалистов не хватает в силу объективных причин. Отдельные продвинутые компании решили пересмотреть свои программы обучения, которые зачастую были ориентированы только на молодежь. Создаются программы, адаптированные для старших поколений. По сравнению с 2017 годом ситуация стала постепенно улучшаться. Я уверена, что этот опыт будет тиражироваться.

— Насколько глубоко автоматизация, информационные технологии проникли в HR-структуры российских компаний?

— Технологии активно проникают в HR-сферу, более того, имеет смысл говорить о цифровой трансформации компаний в целом. В нашей отрасли важно не просто какие-то процессы перевести в «цифру», а посмотреть, насколько они соответствуют запросам кандидатов и сотрудников. Для эйчаров это вызов: появилось огромное количество потребительских онлайн-сервисов, человек привыкает одной кнопкой решать ту или иную проблему, а корпоративные сервисы внутри компании часто отстают. Поэтому компании сейчас сфокусированы на том, чтобы улучшить сервис для своих кандидатов и сотрудников. Здесь прямой выигрыш для бизнеса, поскольку сотрудники становятся лояльнее, они гордятся своей работой. Те компании, которые далеко продвинулись в цифровизации бизнес-процессов, выигрывают и на рынке труда.

— Каковы сегодня основные вызовы для HR в работе с заказчиками и соискателями?

— Серьезный вызов связан с выстраиванием взаимодействия с бизнесом и в целом с определением места HR-функции в компании. Если мы посмотрим не только на небольшие населенные пункты, но и на крупные города, то увидим, что кое-где сохранились практики двадцатилетней давности, все те же кадровики. До сих пор от них можно слышать: «Не моя задача разбираться, что нужно бизнесу, мне бы вакансию закрыть». Но все же у топ-менеджмента, акционеров появляется запрос на современные HR-методологии и технологии. Многие серьезно перестраивают всю систему работы с людьми.

— Связывают ли руководители, собственники свою репутацию как работодателя в том числе с позицией в рейтингах?

— Интерес к нашему рейтингу уверенно растет. Бывает, правда, что он сдерживается опасениями оказаться на недостаточно высокой позиции. Или, например, по результатам внутренних исследований выяснится, что у сотрудников есть серьезный запрос на изменения, а сама компания пока не готова совершенствоваться в таком объеме. Действительно, любое исследование формирует определенные ожидания: спросить людей и ничего не сделать по результатам опроса — это плохая история. Именно поэтому в рейтинг работодателей из года в год входят самые ответственные и стратегически мыслящие российские компании, инвестирующие в людей и формирующие привлекательность целых отраслей.

Кадровый ИТ-голод: почему в России не хватает айтишников и где их искать

В числе наиболее востребованных профессий — разработчики мобильных приложений, эксперты по работе с большими данными, петрофизики и специалисты по электронной коммерции. Рынку не хватает разработчиков алгоритмов машинного обучения и ИИ, проектировщиков умных домов и цифровых фабрик.

В сфере высоких технологий, по данным опроса, на одного кандидата на вакансию приходится от двух до семи рабочих мест. При этом эксперты в HR отмечают, что для некоторых востребованных специальностей из сферы ИТ зарплаты в разы выше средних по рынку. Например, глава направления по цифровой трансформации компании может рассчитывать на компенсацию в размере 700 тыс. рублей в месяц.

Причины кадрового голода на российском ИТ-рынке

Российские вузы ежегодно выпускают более 25 тыс. новых специалистов, из которых лишь 15%, по оценке ИРИ (Института развития интернета), готовы немедленно приступить к работе. Таких студентов из лучших вузов страны обычно разбирают в крупные компании еще на этапе учебы. Остальные же нуждаются в дообучении или переквалификации.

По результатам исследования KPMG, в список основных барьеров на пути у готовых к цифровизации компаний входят отсутствие необходимых компетенций и недостаточный уровень ИТ-грамотности сотрудников. Связано это, в первую очередь, с тем, что ИТ-образование в России (как и любое другое) больше стремится к фундаментальности, нежели к прикладной направленности.

Ситуация усугубляется тем, что лишь малая часть студентов выбирает специальность осознанно. Большинство приходит на ИТ-факультет под влиянием друзей, родителей и моды. Такой слабо мотивированный контингент быстро сдувается, столкнувшись со сложнейшим материалом и учебной нагрузкой ИТ-специальностей. Преподаватель из Новосибирска Дмитрий Гоков говорит о том, что в итоге из 100 поступивших на ИТ-факультет до выпуска доходят не более 50 человек. При этом по профессии начинает работать едва ли половина из них.

Впрочем, дефицит квалифицированных специалистов не мешает развитию ИТ-отрасли. Всего через каких-то 15 лет, по прогнозам Агентства стратегических инициатив, появится еще 186 профессий, так или иначе связанных с ИТ — от дизайнеров нейронных интерфейсов до агрокибернетиков. К 2027 году, согласно исследованиям, российскому рынку будет не хватать около 2 млн таких специалистов.

При этом уже сейчас фиксируется растущий спрос на специалистов, которые умеют применять новые цифровые навыки в решении стандартных задач. Автоматизация и цифровизация оказывают влияние практически на все профессии. Меняются бизнес-процессы: в BCG подсчитали, что 14% всех рабочих задач могут быть автоматизированы уже сегодня, а к 2022 году под воздействием цифровизации изменятся 27% всех видов деятельности. По оценкам АНО «Цифровая экономика», к 2024 году России понадобится, чтобы цифровыми навыками обладали 40% населения.

Диджитал-навыки нужны любому специалисту вне зависимости от того, в какой области он трудится. Ситуация похожа на историю компьютерной грамотности: если раньше обращаться с компьютером умели только избранные, то сейчас это обязательное требование практически на любой позиции, причем не только в офисе. Поэтому цифровым навыкам стоит уделять особое внимание на самых ранних этапах обучения детей. В век цифровых технологий способность работать в цифровой среде нужна не меньше, чем умение писать и читать.

Как обеспечить свою компанию надежными и эффективными кадрами

В этой ситуации некоторые работодатели предпочитают расставаться с недостаточно квалифицированными кадрами. И, возможно, теряют лояльных и перспективных сотрудников, которых достаточно было бы хорошо прокачать. Другие учатся сами растить специалистов под свои потребности.

  • Сотрудничество с вузами

Многие ИТ-компании практикуют целевые стажировки, в рамках которых студенты профильных вузов проходят жесткий квалификационный отбор, обучаются за счет компании, получают знания и навыки, необходимые для работы в команде, а впоследствии — предложения о работе.

  • Корпоративное обучение

В крупных информационно-технологических компаниях России, как правило, есть собственные учебные центры. Работодатели рангом помельче заводят корпоративные библиотеки, организуют квесты и программистские баттлы и даже открывают свои собственные корпоративные бизнес-инкубаторы для инвестирования в стартапы сотрудников.

По данным исследования Global Market Insights, объем рынка онлайн-образования Восточной Европы с ее $1,2 млрд отстает от Западной, зато набирает обороты заметно быстрее (+17%). При этом Россия — драйвер восточноевропейского рынка со среднегодовым приростом в 17–25%.

По данным Нетологии, из всей аудитории их онлайн-курсов 32% — корпоративные клиенты. Крупные компании стали всё больше придавать значение обучению и направлять своих сотрудников на онлайн-курсы, это считается глобальным трендом.

Постоянное развитие навыков сотрудников позволяет компании оставаться успешной в условиях цифровизации бизнеса. Технологии развиваются, и команда должна уметь работать с ними, а для этого нужно постоянно обучаться новому. Например, нельзя один раз научиться работать в Excel, так как он из года в год обрастает новыми функциями — а значит, нужно постоянно обновлять знания. И так во всем.

Amazon, например, к 2025 году собирается потратить $700 млн на прокачку 100 тыс. сотрудников, то есть по $7 тыс. на человека. Причем есть много разных методов оценки навыков команды: от обычной аттестации до популярного метода 360 градусов.

  • Аутсорсинг сотрудников

Набирает популярность аренда ИТ-специалистов. К примеру, у вас есть срочная задача, и вы не успеваете обучить под нее своих сотрудников. В этом случае бизнес обращается к фрилансу или аутсорсинговым компаниям и специально под проект нанимает сотрудника/команду, а по завершении возвращает специалистов, причем уже с повышенной квалификацией.

Взаимодействие с аутсорсинговыми агентствами и фрилансерами позволяет компаниям не только решить вопрос поиска и обучения персонала, но и сэкономить на покупке оборудования и программного обеспечения. Спрос бизнеса на фрилансеров растет, при этом наиболее востребованными из них являются разработчики сайтов, дизайнеры и программисты, то есть тренд на диджитал-навыки актуален и среди свободных художников.

  • Наем в регионах

Если столичные айтишники избалованы и зарплатой, и предложениями, то в регионах ситуация несколько иная. Уровень оплаты труда там, как правило, ниже, при этом на рынке есть множество кандидатов, к которым стоит присмотреться. Здесь компания может пойти двумя путями: выбрать один-два города и открыть там свои филиалы или заняться построением удаленной команды.

Управлять удаленной командой сотрудников не так сложно, как может показаться. Правда, в такой ситуации классических управленческих навыков недостаточно — здесь на первый план выходят навыки работы с системами коммуникаций и ИТ-решений, направленных на оптимизацию взаимодействия между членами такой команды. Для общения можно использовать WhatsApp, Telegram, Skype, Zoom. Для постановки и отслеживания статуса задач — Trello. Для совместной работы с документами — Google Drive или «Яндекс.Диск». Функция «Безопасная сделка» крупнейшей в России фриланс-биржи FL.ru дает возможность не беспокоиться о формальностях и рисках.

Цифровые компетенции нужны не только в ИТ-сфере. Диджитализация бизнеса стала основным условием выживания компаний в конкурентной борьбе.

Некоторые предприниматели уже почувствовали последствия недостаточного внедрения цифровых инструментов в виде сбоя продаж или падения прибыли. Ужесточилась конкуренция, так как на рынке появились молодые цифровые игроки, которые быстро заняли лидирующие позиции.

Диджитал меняет правила ведения бизнеса, бизнес-модели, каналы коммуникаций между потребителем и брендом. Для успешной цифровой трансформации очень важно качественно подготовить персонал к внедрению инноваций. Как сотрудники, так и руководство должны быть готовы к непрерывному развитию, обучению и повышению квалификации, а вовлекаться в ИТ-среду лучше с самых юных лет.

Как поднять престиж рабочих профессий

В редакции «КН» прошел круглый стол, посвященный проблемам и перспективам развития среднего профессионального образования на Кубани

Рабочим быть!

В последние годы много говорится о становлении рабочего класса. Стране нужны высококвалифицированные токари и слесари, фрезеровщики и газосварщики, водители, швеи, продавцы, автомеханики. Именно этого сейчас требует отечественная экономика.

В ежегодном Послании к Федеральному Собранию президент страны Владимир Путин заявил о том, что нам необходимы специалисты, способные работать на передовых производствах, создавать и использовать прорывные технические решения. Для этого надо обеспечить широкое внедрение обновленных учебных программ на всех уровнях профессионального образования. Президент поддержал международный чемпионат рабочих профессий WorldSkills, который пройдет в августе в Казани:

– В конце августа в России состоится чемпионат мира WorldSkills по рабочим профессиям. Давайте пожелаем нашей команде успехов. Этот успех значим для повышения престижа рабочих профессий, рабочих специальностей. Опираясь на опыт движения WorldSkills, надо ускорить модернизацию среднего профессионального образования, в том числе уже к 2022 году переоснастить современным оборудованием более двух тысяч мастерских в колледжах и техникумах.

Участники круглого стола говорили об оборудовании, новых технологиях, педагогах и мастерах, о том, действительно ли сознание молодежи перестраивается с выбора «модных» на выбор «нужных» профессий?
Фото: Юрий Ходзицкий

Как идет обучение рабочим профессиям в нашем регионе, обсудили за круглым столом представители регионального министерства образования и руководители ведущих учебных заведений среднего профессионального образования (СПО) Краснодарского края. Говорили об оборудовании, новых технологиях, педагогах и мастерах, о том, действительно ли сознание молодежи перестраивается с выбора «модных» на выбор «нужных» профессий?

Новый виток

По словам начальника отдела профессионального образования краевого министерства образования, науки и молодежной политики Натальи Батютиной, на Кубани увеличивается число желающих получить рабочие профессии и специальности. Приемная кампания прошлого года показала, что практически 60 процентов бывших 9-классников выбрали среднее профессиональное образование.

По мнению экспертов, такая ситуация – закономерный результат. В 90-х молодежь (а чаще родители) начала откровенную гонку за «корочками». О будущем месте работы новоиспеченных экономистов, менеджеров и юристов никто не задумывался. В результате по специальности смогли устроиться далеко не все: многие пополнили ряды официантов, продавцов и кассиров супермаркетов.

Сегодня же сфера услуг и производство идут по новому витку развития, поэтому потребность в квалифицированных кадрах растет. Рабочие профессии становятся все престижнее.

– Слова о том, что в сознании молодежи происходит перестройка, – правда. Мы на местах видим, как меняется мировоззрение, – подчеркнула Наталья Батютина. – Еще пять – шесть лет назад показатель был совсем другой. Рабочие профессии выбирали не более 40 процентов школьников. В профессию идут не за компанию с другом или потому что так решили родители. Детей привлекают новые специальности, они знакомятся с современным оборудованием, на котором предстоит учиться, а потом и работать.

Наталья Батютина
Фото: Юрий Ходзицкий

Рост популярности рабочих профессий подтверждают и в самих учебных заведениях. В колледжах и техникумах вырос конкурс: в зависимости от направления – до трех – пяти человек на место.

– С тройками уже невозможно поступить во многие учебные заведения СПО. Балл достаточно высокий. Есть специальности, на которые конкурс доходит до 12 человек на место. Это уровень некоторых вузов, – отметила Наталья Батютина.

В Краснодарском крае был сформирован список востребованных на современном рынке труда профессий и специальностей СПО, в основе которого федеральный перечень наиболее приоритетных профессий – топ-50. В региональный перечень внесены также и педагогические специальности.

– Наша компетенция «Педагог дошкольного воспитания» входит в топ-регион. Устойчивую динамику роста поступающих отмечаем уже пятый год: от пяти до десяти человек на место. Средний балл аттестата доходит до 4,9, – сообщила директор Краснодарского педагогического колледжа Оксана Решетняк.

«Примерка» профессии

Начало положено. Эксперты прогнозируют, что интересы молодых людей и дальше будут меняться в сторону технического и рабочего направления. О том, что для повышения этого интереса предпринимают учебные заведения и как сделать профориентационную работу более эффективной, рассказали руководители учебных заведений СПО.

– Каждый директор стремится, чтобы к нему пришел хороший, заинтересованный студент. Добиться этого можно только профориентацией. Мы начинаем профработу с детского сада, – рассказал директор Крымского технического колледжа Сергей Хвостиков. – Для 120 дошколят уже провели более 80 мероприятий. Плюс уроки технологии для школьников в мастерских колледжа – поварское дело, хлебопечение, электротехника. Мы даем детям возможность попробовать себя на практике и рассказываем об учебном заведении – как работает, чем живет, знакомим со студенческим бытом. В этом году попробовали такой формат и для родителей. Провели для них собрание на нашей базе. Они увидели учебное заведение, лаборатории, где их дети могут учиться.

Сергей Хвостиков
Фото: Юрий Ходзицкий

Результаты говорят сами за себя: в 2018 году в Крымский технический колледж поступило 1212 школьников – это сопоставимо с количеством 9-классников по всему району.

Краснодарский колледж электронного приборостроения уже второй год работает с учениками пятых – шестых классов. Ребята занимаются робототехникой и прототипированием, изучают языки программирования. А во время каникул здесь проходят летние инженерные смены.

– Это те же профориентационные центры, только в новом формате. Часть из этих ребят обязательно придет поступать к нам, – уверен директор колледжа Сергей Касаткин.

В Усть-Лабинском социально-педагогическом колледже, который является региональным ресурсным центром по мобильной робототехнике, пошли дальше. Здесь кружковую работу со школьниками ведут сами студенты – так будущие учителя и воспитатели проходят практику.

– Формат экскурсий уже не интересен не только школьникам, но и нам самим, – говорит Наталья Батютина. – Мало показать и раздать буклеты с информацией об учебном заведении. Надо дать возможность попробовать профессию руками. У нас есть учреждение, где директор распорядился сшить для дошколят и младших школьников форму, они ее надевают и вместе со студентами и мастерами погружаются в работу. Сегодня главный метод профориентационной работы – «примерка» профессии.

WorldSkills – знак качества

Особую роль в повышения престижа рабочих профессий – от традиционных ремесел до многопрофильных специальностей – играют чемпионаты WorldSkills. На Кубани состязания молодых профессионалов набирают все большую популярность. Как сообщила Наталья Батютина, в первом региональном чемпионате приняли участие 170 студентов, в этом году – уже почти 500 конкурсантов.

– Это желание самих ребят, стимул развиваться, становиться лучшим в своей профессии, – подчеркнула руководитель Краснодарского машиностроительного колледжа Татьяна Колодочка. – Здесь движение подхватили одними из первых. Наши ребята, которые занимаются токарной и фрезерной обработкой на станках с программным управлением, не раз становились призерами и победителями региональных и национальных чемпионатов в этой компетенции. Цепочка их успеха задает импульс и направление другим студентам.

Татьяна Колодочка
Фото: Юрий Ходзицкий

Своей историей успеха в чемпионате молодых профессионалов поделились и другие руководители учебных заведений. Однако все участники круглого стола сошлись во мнении, что движение WorldSkills – это не просто соревновательные технологии. Стратегическая миссия в действительности куда шире. И одно из направлений – серьезная система подготовки кадров.

– Для оценки наших конкурсантов на первый чемпионат мы приглашали специалистов со всей России. А в этом году в 62 компетенциях было всего трое приглашенных экспертов. Сегодня мы обучили и расширили состав регионального экспертного сообщества, что способствовало развитию кадрового потенциала колледжей и техникумов.

– Один из них присутствует за нашим круглым столом, – сообщила Наталья Батютина и представила эксперта международного уровня Андрея Мочалкина.

Стать экспертом преподавателю Краснодарского технического колледжа Андрею Мочалкину довелось на чемпионате в Англии, в Будапешт поехал как тренер, а на международных состязаниях в Абу-Даби был техническим обозревателем. Он рассказал, как сегодня идет формирование профессионального сообщества:

– На базе Краснодарского технического колледжа обучают не только студентов, но и экспертов. Потом каждый из них транслирует опыт в свои учебные заведения. Ведущие преподаватели на совершенно новом уровне используют лучшие наработки и передовые технологии. Высококвалифицированных кадров становится больше, растет уровень профессиональной школы.

Андрей Мочалкин
Фото: Юрий Ходзицкий

Проблема педагогических кадров все же существует, и от этого не отмахнуться, единодушно отметили участники круглого стола. Реальный сектор производства «уводит» специалистов, предлагая более выгодные зарплаты и условия. Но руководители сферы СПО уверяют – следом за ними растут новые толковые заинтересованные специалисты. Причем сегодня не надо давить только на энтузиазм – есть реальный интерес работать в колледжах и техникумах. Это и приличная зарплата, и карьерный рост, и заманчивые перспективы.

Наследие чемпионата

Одной из проблем среднего профессионального образования называют слабое финансирование материально-технической базы. Руководители краевых учебных заведений СПО уверяют – это не про них.

По словам Натальи Батютиной, в модернизацию структуры подготовки и материально-технической базы СПО в крае с 2010 года в рамках государственных программ вложены немалые средства. Кроме того, учреждения активно участвуют в различных федеральных проектах, грантах, конкурсах. Это серьезное подспорье.

Значительную роль в модернизации материально-технической базы сыграло и активное участие кубанских ссузов в движении WorldSkills. За 2016–2017 годы, когда в крае проводился чемпионат Южного федерального округа и России, в оснащение было вложено почти 300 миллионов – станки, оборудование, техника.

Нам интересно и выгодно участвовать в таких чемпионатах. В 2016 году у нас был чемпионат ЮФО – мы получили 6,5 миллиона рублей на подготовку площадок чемпионата, строительство лабораторий. В 17-м году на проведение национального чемпионата – 42 миллиона рублей. В 18-м выиграли федеральный грант на 45 миллионов рублей – получили 10 самых новых современных лабораторий, 186 учебных мест. Это колоссальный рывок вперед, в котором заинтересованы и педагоги, и сотрудники, и студенты.
Сергей Касаткин, директор Краснодарского колледжа электронного приборостроения

Как рассказали участники круглого стола, практически во всех ведущих учреждениях СПО есть центры, где в одном месте сконцентрированы материальные, человеческие, финансовые и информационные ресурсы. Большинство ресурсных центров создано во время действия приоритетного национального проекта «Образование», предыдущей краевой целевой программы. Обладая сравнительно развитой материально-технической базой, они выполняют образовательную, методическую и информационно-аналитическую функции. В последнее время на первый план выходят и другие инновационные формы – центры демонстрационного экзамена, специализированные центры компетенций.

Нет предела совершенству

Участники круглого стола обсудили также тему развития дополнительного образования, переобучения и повышения квалификации.

Генеральный директор центра профессиональной переподготовки кадров транспортно-дорожного комплекса (ППК ТДК) Сергей Петухов считает, что, когда состоявшиеся люди садятся за парты, чтобы подкрепить и обновить свои профессиональные знания, это вызывает уважение и доверие к специалисту. А значит, делает его перспективным.

– Сегодня идет содержательный разговор об уровне подготовки молодежи в кубанских сузах. С выпускниками местных колледжей и техникумов приходилось сталкиваться в процессе работы не раз, – сказал Сергей Петухов. – И хочу отметить, что уровень их подготовки действительно высокий. Но мало просто выучиться, и даже найти работу. Главное – удержаться на рабочем месте. Для этого зачастую необходимо приобретать новые навыки, проходить переобучение, держать руку на пульсе и не отставать от требований времени. Приходилось сталкиваться с тем, что иногда сотрудники предприятий не знают своих должностных обязанностей, не знакомы с особенностями законодательства. А ведь любому работодателю необходимы грамотные и уверенные специалисты.

Центр ППК ТДК работает на Кубани всего три года, но за это время его партнерами стало более 350 крупных компаний, расположенных в разных муниципалитетах края. В нем занимаются переподготовкой и обучением сотрудников предприятий дорожно-транспортного комплекса, которые впоследствии успешно проходят аттестацию на соответствие занимаемых должностям. Востребована и просветительская работа центра – семинары, консультации по профильным требованиям и изменениям в законодательстве РФ.

Сергей Петухов
Фото: Юрий Ходзицкий

– Форма обучения разная – очная, заочная, индивидуальная, групповая. Программа адаптирована с учетом особенностей деятельности компаний в индивидуальном формате. Часто для удобства партнеров преподаватели центра проводят занятия на территории предприятий. По завершении обучения выдаются удостоверения и дипломы, которые будут отличным подспорьем в работе и дальнейшей карьере, – рассказал Сергей Петухов.

Наталья Батютина сообщила, что в рамках федерального проекта «Молодые профессионалы» стоит задача создать к 2021 году центр опережающей профессиональной подготовки. Он должен стать площадкой и оператором ресурсов края для профессиональной ориентации, ускоренного профессионального обучения, подготовки, переподготовки, повышения квалификации всех категорий граждан по наиболее востребованным, новым и перспективным профессиям и компетенциям на уровне, соответствующем стандартам WorldSkills.

Также по распоряжению правительства РФ утверждена новая программа, направленная на переквалификацию и переподготовку людей предпенсионного возраста. Учиться не поздно в любом возрасте, а новые профессиональные стандарты есть во всех областях производства и сферы услуг.

На одном языке

Сколько ни обсуждай инновационные подходы, оснащение и уровень кадров, без активного диалога с работодателями не обойтись. В этом мнении сошлись все участники круглого стола. Подготовка кадров, необходимых экономике Кубани, – это совместное дело преподавателя, студента и профильного предприятия.

– Учебным заведениям, как воздух, необходимы базовые предприятия. Иначе нам никогда не поспеть за современными технологиями производства, которые меняются каждый год, – сказал директор Тихорецкого индустриального техникума Валерий Шевцов. – В последние десять лет в развитие материальной базы техникума мы вложили 120 миллионов рублей. Кажется, много! Но даже таких денег не хватает. Нам не обойтись без самой главной составляющей – результативного взаимодействия с работодателем.

Валерий Шевцов
Фото: Юрий Ходзицкий

Валерий Шевцов рассказал об истории партнерства своего техникума и завода КЛААС. Это как раз тот случай, когда работодатель сделал первый шаг. Завод расширял производство, срочно нужны были высококвалифицированные специалисты. Так и родился договор с двумя профессиональными учебными заведениями Кубани. Одно из них – Тихорецкий индустриальный техникум. Предприятием на сумму 20 миллионов оснащен современный учебный класс. Здесь в течение двух лет будут бесплатно заниматься лучшие учащиеся техникума. Ребят готовят к реалиям профессии, которые потом предъявит жизнь.

Еще об одной истории партнерства рассказал директор Краснодарского технического колледжа Сергей Кириллов. На базе учебного заведения его партнер (предприятие «Кубаньэнерго») построил полигон – имитацию высоковольтных линий и подстанции. Это учебное оборудование позволяет готовить линейщиков и кабельщиков, слесарей выездной бригады. Подготовка ребят идет по 18 рабочим профессиям, которые утверждены и рекомендованы именно «Кубаньэнерго» – основным потенциальным работодателем.

– Об одном хочу рассказать особо. Студенческий отряд нашего колледжа «Молния» в прошлом году занял 1-е место в соревнованиях среди всех студотрядов высших и средних учебных заведений. Ребята третьих – четвертых курсов получают допуски и работают во время практики на предприятии, а лучшие из них получают распределение по предприятиям районных электрических сетей края, – добавил Сергей Кириллов.

Таких масштабных проектов должно быть больше – в этом мнении были едины все участники круглого стола. И следующий разговор, посвященный проблемам и перспективам среднего профессионального образования, решено провести совместно с представителями реального сектора экономики.

Мониторинг рынка труда поможет прогнозировать потребности экономики в кадрах

09.04.2019

8 апреля на заседании рабочей подгруппы «Рынок труда и подготовка кадров» рабочей группы Государственного совета Российской Федерации по направлению «Экономика и финансы» были представлены итоги мониторинга рынка труда, проведенного Национальным агентством развития квалификаций совместно с советами по профессиональным квалификациям в 2018 году в нескольких отраслях.
Заседание, посвященное совершенствованию методов прогнозирования потребности экономики в кадрах, состоялось 8 апреля в Московском центре качества образования. Его провел председатель рабочей подгруппы – губернатор Кировской области Игорь Васильев. Он отметил, что одной из основных проблем рынка труда остается профессионально-квалификационный дисбаланс спроса и предложения рабочей силы. По оценке губернатора, спрос на рабочую силу в России ежегодно растет, об этом свидетельствует большое число вакансий, но граждане не могут ими воспользоваться, так как их умения и профессиональная подготовка не соответствуют требованиям работодателей.
«Мне представляется, что решение этой проблемы напрямую связано с организацией подготовки кадров на основе достоверного прогноза потребностей экономики в трудовых ресурсах. Это сложный, многоплановый процесс», — заключил Игорь Васильев. В свою очередь, статс-секретарь – заместитель министра просвещения РФ Павел Зенькович отметил, что не всегда то, чему учат в вузах и профессиональных колледжах, «заточено» под потребности тех или иных предприятий, так что образовательным организациям, представителям бизнеса, крупным предприятиям необходимо решать эту проблему совместными усилиями.
Как рассказала ведущий научный сотрудник ВНИИ труда Елена Перова, методики прогнозирования потребностей рынка труда в кадрах применяются в России с начала 2000-х годов. Однако эти методики разнородны, во многих регионах прогнозы отождествляются с формированием контрольных цифр приема в колледжи и вузы, и это в ситуации, когда около 40% выпускников не работают по специальности.
«Необходим мониторинг прогнозирования профессионально-квалификационной структуры, который поможет понять, какие квалификации и навыки появляются, а какие исчезают», — заявила Елена Перова. По ее мнению, это позволит выработать эффективные меры для снижения диспропорции между спросом и предложением на рынке труда в будущем.
Первый заместитель генерального директора Национального агентства развития квалификаций (Национальное агентство) Юлия Смирнова рассказала, что в прошлом году Национальное агентство совместно с четырьмя советами по профессиональным квалификациям (машиностроение, судостроение, космос, связь) апробировали единый инструментарий для проведения мониторинга рынка труда.
«Мы отвечаем за качество профессиональных квалификаций, которые в России присваиваются при проведении профессиональных экзаменов. Поэтому мы должны оценивать содержание этих квалификаций, то, каким образом люди их достигают, какие дефициты привносят к работодателям из системы образования и как эти дефициты устраняются, — пояснила Юлия Смирнова. – Кроме того, мы хотели понять, какие квалификации наиболее важны для решения задач, поставленных перед страной Президентом и Правительством, и какие траектории подготовки должны приводить к этим квалификациям».
В мониторинге приняли участие более 500 организаций, из них больше половины — крупные. Как выяснилось в ходе мониторинга, работодатели доучивают выпускников вузов и колледжей, тратят на это время и средства. В то же время они сотрудничают с системой образования для устранения кадровых дефицитов. «Работодатели разрабатывают совместные программы и направляют своих «агентов» в систему образования, чтобы понимать, кого взять на работу», — рассказала она.
В перспективе Национальное агентство планирует усовершенствовать мониторинг – например, включить туда вопросы о востребованных и актуальных для работодателей квалификациях, о зарплате работников. При этом, по оценке Юлии Смирновой, необходимо создать единый ресурс, где были бы сведены данные всех подобных мониторингов, в том числе проведенных по заказу государства. «Это позволит обмениваться достоверной информацией и делать на ее основе правильные прогнозы», — заключила она.
На заседании рабочей подгруппы также выступили представители регионов, рассказавшие о новых подходах к решению кадровых проблем. Так, Артур Яськов, начальник Управления труда и занятости населения Липецкой области сообщил, что в его регионе началось формирование системы профессиональных квалификаций. Она создается при поддержке регионального отделения РСПП и под патронажем Новолипецкого металлургического комбината. Предстоит, в частности, сформировать базу данных высококвалифицированных кадров и центры независимой оценки квалификаций в приоритетных для области отраслях.
По оценке Артура Яськова, это приведет к повышению заинтересованности работодателей в квалифицированных кадрах, к росту зарплат работников.