Вассально сеньориальная система

Особенности структуры земельной собственности и вассально-сеньориальных отношений в Иерусалимском королевстве (1099 — 1187 гг.). Статьи по предмету Гражданское право

Вернуться к списку статей по юриспруденции

    ОСОБЕННОСТИ СТРУКТУРЫ ЗЕМЕЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ И ВАССАЛЬНО-СЕНЬОРИАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ В ИЕРУСАЛИМСКОМ КОРОЛЕВСТВЕ (1099 — 1187 ГГ.)
    П.В. ЛАПО
    Лапо Павел Валерьевич, аспирант кафедры теории и истории государства и права юридического факультета РГТЭУ.
    Занимаясь изучением Иерусалимского королевства, одного из наиболее интересных с точки зрения внутреннего устройства государств феодального типа эпохи Высокого Средневековья, необходимо обратить внимание на проблему формирования в нем иерархической структуры землевладения и, соответственно, общественно-политической надстройки в виде системы вассально-сеньориальных отношений, а также на их характерные черты.
    В первые десятилетия существования королевства (1099 — 1131) происходило формирование вассально-сеньориальной иерархии, так сказать, с самого начала. Бок о бок оказались рыцари, занимавшие на Западе самое разное положение, и далеко не сразу одни признали своими сеньорами других. Высок был и уровень социальной мобильности — рыцари теряли статус, становясь pedites вместо milites, а наиболее удачливые представители простонародья могли возвыситься до положения рыцарей <1>. Внесеньориальные владения поначалу встречались не так уж редко, и вассально-сеньориальная структура складывалась постепенно <2>. В ней чувствовалось сильное французское влияние, т.к. многие участники Первого крестового похода были родом из разных областей Франции. Принцип «вассал моего вассала — не мой вассал» действовал и здесь. Дж. Райли-Смит отмечает: «…наиболее богатые вассалы могли иметь собственных арьервассалов, и это могло привести к возникновению длинных цепей зависимостей» <3>. Подобное положение вещей сохранялось до 1163 г., когда появилась Ассиза верности <4>. Согласно этому документу все без исключения феодалы королевства обязаны были приносить вассальную присягу не только своему сеньору, но и непосредственно королю. Ее можно сравнить с оммажем, принесенным в 1086 г. в Солсбери свободными держателями земли королю Вильгельму I Завоевателю.
    ———————————
    <1> Prawer J. Social classes in the Latin Kingdom: the Franks // A history of the Crusades. Vol. V: The impact of the Crusades of the Near East / Ed. K.M. Setton. Milwakee; London, 1985. P. 131 (на англ. яз.).
    <2> Ibid. P. 129.
    <3> Riley-Smith J. The feudal nobility and the Kingdom of Jerusalem, 1174 — 1277. London, 1973. P. 33 (на англ. яз.).
    <4> Лучицкая С.И. Ассиза верности — попытка государственной централизации на латинском Востоке // Господствующий класс феодальной Европы. М., 1989. С. 54 — 72.
    Как считают П. Эдбери и Дж. Правер, «франкское завоевание Святой Земли в начале XII в. не повлекло за собой привнесения полноценной феодальной системы с Запада. Только постепенно, с упрочением королевского и сеньориального авторитета и утверждением обычаев и прецедентов начала возникать легко узнаваемая и упорядоченная система землевладения и военных обязательств» <5>. Люди, прибывавшие в Святую Землю для поселения, приносили собственный опыт взаимодействия между сеньорами и простолюдинами, правителями и подданными, семьями и соседями, который различался в зависимости от того, из какого региона Европы они происходили. Поэтому в первые годы существования королевства, когда оно еще не достигло своих территориальных пределов и завоевание окружающих мусульманских земель продолжалось, военные обязательства и модели наследования не могли быть систематизированы, что гарантировало сохранение эфемерности социальной и территориальной структуры <6>. Только создание правовых основ на соборе в Наблусе в 1120 г., в ходе которого были приняты двадцать пять статей, ставших фундаментом будущих Иерусалимских Ассиз, и законодательная активность иерусалимских королей позволили со временем сформировать эту структуру, хотя и похожую на европейскую, в первую очередь французскую, ввиду существования тех же самых форм держания <7>, но в то же время имевшую свои, присущие только ей черты.
    ———————————
    <5> Edbury P.W. Fiefs and vassals in the Kingdom of Jerusalem: from the XII century to the XIII // Crusades / Ed. B.Z. Kedar, J. Riley-Smith, H. Nicholson. Aldershot: Ashgate, 2002. V. 1. Variorum coll. ser. studies. P. 53 (на англ. яз.).
    <6> Ibid. P. 53.
    <7> Reynolds S. Fiefs and vassals. Oxford: Clarendon Press, 1994. P. 48 — 75, 145 — 179, 295 — 319 (на англ. яз.).
    При всей неоднородности массы рыцарей, принявших участие в Походе, они были примерно равны в том, что касалось права получения домена — «права сильного» <8>. Дж. Правер считает, что «сначала были основаны домены короля и баронов, расширявшиеся за счет новых завоеваний. Но со временем были созданы фьефы, и в сеньориях появились местные династии» <9>. Все королевство оказалось в конечном счете поделено на феоды, зависимые от короны Иерусалима <10>. При этом владения знатных западных (т.е. европейских) фамилий соседствовали с землями куда менее знаменитых в Европе, но зато очень хорошо известных в Святой Земле сеньоров. Как пример можно привести семью Ибелинов, первое упоминание о которых относится к правлению Балдуина I (1100 — 1118). Известно, что основатель династии, Балиан I, в 1115 г. был коннетаблем графства Яффа — он назван в числе участников Наблусского собора 1120 г. Гильомом Тирским (Barisanus Ioppe constabularius) <11> — и сохранял свой пост на протяжении достаточно долгого времени. Затем, в 1132 г., во время мятежа Гуго II Де Пюизе <12> он поддержал короля Фулька, и в 1141 г. получил от него в держание замок Ибелин, который и дал имя всей династии. Начиная с этого времени и заканчивая падением Акры в 1291 г., Ибелины играли одну из центральных ролей в жизни королевства <13>. Стоит отметить, что такой пример не является уникальным, хотя, безусловно, он самый яркий.
    ———————————
    <8> Runciman S. A history of the Crusades. Cambridge, 1953. V. II: The Kingdom of Jerusalem and the Frankish East, 1100 — 1187. P. 297 — 298 (на англ. яз.).
    <9> Prawer J. The world of the crusaders. N.Y., 1972. P. 75 (на англ. яз.).
    <10> Ibid. P. 75 — 76.
    <11> Willelmi Tyrensis archiepiscopi chronicon / Ed. R.B.C. Huygens. Turnholt, 1986. Vol. I: Corpus Christianorum contunuatio medievalis. P. 564.
    <12> Ришар Ж. Латино-Иерусалимское королевство. СПб., 2002. С. 90.
    <13> Riley-Smith J. Op. cit. P. 21.
    Рассуждая о процессе формирования сословия знати в Иерусалимском королевстве, Ж. Ришар пишет: «…в начале истории франкских заморских колоний… основание нобилитета не совершалось сразу в форме создания феодализма, как это позднее изображалось, предоставлением земельных наделов семьям, которые стали в дальнейшем держать их от короля или баронов. Дж. Правер настаивает на обстоятельствах права завоевания, признанных за первыми завоевателями. Они получили их за счет оккупации, в основном они попадали в феодальную зависимость господствующего барона, сохраняя определенные привилегии в области передачи наследства. Но тут и там сталкивались внесеньориальные владения» <14>. При этом, как постановляла одна из первых ассиз, «ни один рыцарь, уже имевший держание, не может вступить во владение другим, перешедшим к нему по наследству, но должен отказаться от него в пользу родственника, еще не имеющего фьефа» <15>.
    ———————————
    <14> Richard J. Le pouvoir franc dans la Mediterranee orientale // Croisades et Etats latins d’Orient: points de vue et doc. Aldershot: Ashgate, 1992. Variorum coll. ser. studies. P. 177 (на фр. яз.).
    <15> Riley-Smith J. Op. cit. P. 11.
    Наиболее подробные сведения о различных видах держаний были изложены Жаном Ибелином, одним из баронов и лучших юристов королевства, в середине XIII в. в Иерусалимских Ассизах <16> — важнейшем правовом памятнике крестоносцев. Согласно Ибелину, существовало множество разного рода держаний <17>, причем «только рыцари могли держать фьефы, за которые полагалась service de chevalerie» <18> — fie de chevalier <19>. Одними из первых в Иерусалимском королевстве появились fie de conquest, или conquerre fie <20> — принадлежавшие своему владельцу по праву завоевания. Вассал мог получить в держание земли и деревни, что называлось fie en terre или fie en enfan. Крупнейшими подобного рода фьефами были баронии, а самыми мелкими — поместья или даже отдельные деревни (fie en casaus) <21>. Существовали также покупные фьефы — fie d’escheete <22>, дарения — fie de don <23>, оброк (fie en villains), фьеф-рента (fie en rente) <24>, денежная рента (fie en bisans) <25> и, наконец, свободные держания, подобные европейским аллодам <26> — fies franc <27>, нередко представлявшие собой разного рода недвижимость — дома, мельницы, торговые лавки в городах королевства <28>. «Многие вассалы владели смешанными фьефами» <29>. Что касается доходов от отдельных рыцарских владений, то они составляли от 300 до 1000 безантов в год, в зависимости от размера и характера держания <30>. В целом система фьефов королевства состояла больше из рент, нежели из собственно земельных держаний. Это объясняется несколькими причинами. Во-первых, Готфрид Бульонский (1099 — 1100) и Балдуин I (1100 — 1118), в правление которых в основном и происходило формирование структуры земельной собственности, куда охотнее жаловали ренты, а не земельные владения, поскольку королевство еще не располагало необходимыми для этого земельными ресурсами <31>. Во-вторых, представители знати сами стремились к получению рент, поскольку в городе, а не в опасной для жизни сельской местности собирать их было значительно проще <32>. Таким образом, главным земельным собственником в Иерусалимском королевстве являлось государство в лице короля.
    ———————————
    <16> John of Ibelin. Le Livre des Assises / Ed. P.W. Edbury. Leiden; Boston, 2003 (на англ. яз.).
    <17> Reynolds S. Fiefs and vassals in XII-cent. Jerusalem: a view from the West // Crusades. V. 1. P. 40 — 46; Runciman S. A history of the Crusades. V. II. P. 297 — 298.
    <18> Service de chevalerie, или «служба рыцарства» — означала, что рыцарь должен был выполнять ряд вассальных обязательств по отношению к сеньору (см.: John of Ibelin. Op. cit. P. 481 — 483; Riley-Smith J. Op. cit. P. 4).
    <19> John of Ibelin. Op. cit. P. 421 — 422.
    <20> Ibid. P. 312, 315, 318, 319, 337.
    <21> Ibid. P. 370; Riley-Smith J. Op. cit. P. 5.
    <22> John of Ibelin. Op. cit. P. 318, 563.
    <23> Ibid. P. 563.
    <24> Ibid. P. 313, 373.
    <25> Ibid. P. 313, 373.
    <26> Reynolds S. Fiefs and Vassals in XII-cent. Jerusalem. P. 41 — 42.
    <27> John of Ibelin. Op. cit. P. 309, 559 — 560, 562.
    <28> Prawer J. Social classes in the Latin Kingdom. P. 132.
    <29> Riley-Smith J. Op. cit. P. 6.
    <30> Ibid. P. 10.
    <31> Prawer J. Social classes in the Latin Kingdom. P. 131.
    <32> Ibid. P. 129 — 130, 132.
    Все фьефы королевства так или иначе входили в состав более крупных образований — сеньорий, структура и аппарат управления каждой из которых были организованы наподобие тех, что существовали в Иерусалимском королевстве в целом <33>. «Сеньориальная курия, собиравшая вместе всех вассалов данного владения, также была судебным органом и советом для сеньора. Исполнительные органы были подобны тем, что существовали в составе королевской администрации, однако содержать полный аппарат управления могли только бароны. Несомненно, размер администрации был напрямую связан с расходами на ее содержание. Обычно в сеньории была канцелярия и один или два управляющих финансами, а также наместник сеньора» <34>. Административным, финансовым и судебным центром, а также местом заседания сеньориальной курии был город или замок <35>.
    ———————————
    <33> Ibid. P. 77.
    <34> Ibid. P. 78.
    <35> Ibid. P. 75.
    Положение сеньора в феодальной иерархии влияло также на то, какое число рыцарей он был обязан выставить по требованию короля перед началом военной кампании — это наряду с поддержанием в надлежащем состоянии всех фортификационных сооружений на территории сеньории являлось важнейшей военной обязанностью каждого сеньора <36>. Размер владения и его доход имели здесь решающее значение. П. Эдбери считает, что, «вне всяких сомнений, землевладельцы с ограниченными доходами были бы более восприимчивы к давлению сверху и с большей долей вероятности приняли строго определенные обязательства, чего нельзя сказать о знати. Из того, что человек, имеющий одну деревню либо ренту в несколько сотен безантов ежегодно, признавал, что он обязан выставлять для военной службы одного рыцаря, не следует, что бароны считали так же в отношении собственных владений» <37>. Очевидно, они рассматривали свои домены более как свою собственность, нежели фьефы в полном смысле этого слова, и решали сами, какое число рыцарей выставить для участия в военной кампании, даже если король знал, каковы возможности того или иного домена <38>. Таким образом, король обладал всей полнотой власти только над простыми рыцарями (в числе 675 человек <39>), в то время как бароны имели возможность уклониться от выполнения своих обязанностей в полной мере. Можно объяснить это отсутствием у короля рычагов давления на своих крупнейших вассалов, чьи домены были немногим меньше королевского.
    ———————————
    <36> Edbury P.W. Op. cit. P. 75.
    <37> Ibid. P. 53.
    <38> Ibid. P. 49 — 50.
    <39> Smail R.C. Crusading warfare. 1097 — 1193. Cambridge, 1956. P. 89 (на англ. яз.).
    Особое геополитическое положение и воинственная история Иерусалимского королевства наложили отпечаток на процесс формирования в этом государстве системы вассально-сеньориальных отношений, основанной на разветвленной структуре земельной собственности. Принесенные из Западной Европы крестоносцами соответствующие традиции были относительно быстро адаптированы к новым условиям. Однако эволюция структуры землевладения продолжалась в течение всего существования Иерусалимского королевства. «Если к началу 1180-х гг. простые рыцари держали свои земли как фьефы, обладая обязательством служить в течение определенного срока, то из этого не следует, что такие порядки существовали поколением ранее» <40>. Этот процесс был самым непосредственным образом связан как с формированием вассально-сеньориальной иерархии, так и с военной историей самого королевства — постоянная угроза войны с мусульманами либо непосредственное ведение боевых действий заставляли короля и сеньоров меньшего ранга изменять условия держания фьефов. При этом классические типы земельной собственности в форме земельного фьефа, натуральной и денежной ренты существовали повсеместно, включая большое количество подвидов. Наибольшее распространение получила именно денежная рента, а не земельный фьеф, как в Западной Европе, что было связано с более высокой гарантией и безопасностью получения доходов от этого вида держания. Отдельная сеньория, в первую очередь барония, в административном отношении по структуре напоминала Иерусалимское королевство в миниатюре, воспроизводя его основные органы управления.
    ———————————
    <40> Edbury P.W. Op. cit. P. 53.

    Наша компания оказывает помощь по написанию курсовых и дипломных работ, а также магистерских диссертаций по предмету Гражданское право, предлагаем вам воспользоваться нашими услугами. На все работы дается гарантия.