Восо МО РФ

Статья 3. Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе

Статья 3. Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе

Для целей настоящего Федерального закона используются следующие основные понятия:

электронный документ — документ, в котором информация представлена в электронно-цифровой форме;

электронная цифровая подпись — реквизит электронного документа, предназначенный для защиты данного электронного документа от подделки, полученный в результате криптографического преобразования информации с использованием закрытого ключа электронной цифровой подписи и позволяющий идентифицировать владельца сертификата ключа подписи, а также установить отсутствие искажения информации в электронном документе;

владелец сертификата ключа подписи — физическое лицо, на имя которого удостоверяющим центром выдан сертификат ключа подписи и которое владеет соответствующим закрытым ключом электронной цифровой подписи, позволяющим с помощью средств электронной цифровой подписи создавать свою электронную цифровую подпись в электронных документах (подписывать электронные документы);

средства электронной цифровой подписи — аппаратные и (или) программные средства, обеспечивающие реализацию хотя бы одной из следующих функций — создание электронной цифровой подписи в электронном документе с использованием закрытого ключа электронной цифровой подписи, подтверждение с использованием открытого ключа электронной цифровой подписи подлинности электронной цифровой подписи в электронном документе, создание закрытых и открытых ключей электронных цифровых подписей;

сертификат средств электронной цифровой подписи — документ на бумажном носителе, выданный в соответствии с правилами системы сертификации для подтверждения соответствия средств электронной цифровой подписи установленным требованиям;

закрытый ключ электронной цифровой подписи — уникальная последовательность символов, известная владельцу сертификата ключа подписи и предназначенная для создания в электронных документах электронной цифровой подписи с использованием средств электронной цифровой подписи;

открытый ключ электронной цифровой подписи — уникальная последовательность символов, соответствующая закрытому ключу электронной цифровой подписи, доступная любому пользователю информационной системы и предназначенная для подтверждения с использованием средств электронной цифровой подписи подлинности электронной цифровой подписи в электронном документе;

сертификат ключа подписи — документ на бумажном носителе или электронный документ с электронной цифровой подписью уполномоченного лица удостоверяющего центра, которые включают в себя открытый ключ электронной цифровой подписи и которые выдаются удостоверяющим центром участнику информационной системы для подтверждения подлинности электронной цифровой подписи и идентификации владельца сертификата ключа подписи;

подтверждение подлинности электронной цифровой подписи в электронном документе — положительный результат проверки соответствующим сертифицированным средством электронной цифровой подписи с использованием сертификата ключа подписи принадлежности электронной цифровой подписи в электронном документе владельцу сертификата ключа подписи и отсутствия искажений в подписанном данной электронной цифровой подписью электронном документе;

пользователь сертификата ключа подписи — физическое лицо, использующее полученные в удостоверяющем центре сведения о сертификате ключа подписи для проверки принадлежности электронной цифровой подписи владельцу сертификата ключа подписи;

информационная система общего пользования — информационная система, которая открыта для использования всеми физическими и юридическими лицами и в услугах которой этим лицам не может быть отказано;

корпоративная информационная система — информационная система, участниками которой может быть ограниченный круг лиц, определенный ее владельцем или соглашением участников этой информационной системы.

Бирюльки №495. Ценовая война на рынке смартфонов

Привет.

Прошедшая неделя раскрыла целый ряд тем, которые мы обсуждали ранее, например, акционеры Tesla выразили обеспокоенность тем, что Маск тратит время на ругань в социальных сетях, а не занимается компанией. Заодно Маску пришлось извиниться перед 63-летним британским дайвером, которого он безо всяких причин окрестил педофилом. Извинения последовали после того, как стало понятно, что будет подан иск против Маска, видимо, это советы юристов, а отнюдь не раскаяние от вырвавшихся слов. Но трогать эту субстанцию мы не будем, так как хватит других важных тем, и самая главная из них — это начавшаяся ценовая война на российском рынке.

Командовать парадом буду я — ценовая война, которой не избежать

В Huawei/Honor вышли на первое место по совокупным продажам в штуках на российском рынке, это случилось чуть более месяца назад, и компания пока удерживает эту позицию, хотя разрыв с Samsung сокращается. Тактику, которую выбрала Samsung, можно описать очень просто — осторожное снижение цен, проверка реакции конкурентов, оценка собственной доли, затем следующее снижение цены и повторение всех этапов. В Samsung предпочли не делать резких движений, не ронять стоимость смартфонов резко и безоговорочно, причина для этого понятна и проста, это покупатели. Представьте, что вы купили вчера смартфон, скорее всего, вы перестанете интересоваться его стоимостью, но если по какой-то причине все-таки будете посматривать на цену, то узнаете, что переплатили, так как он стал стоить, например, на тысячу рублей дешевле. И для вас это станет своего рода откровением, так как вы потеряли эту тысячу рублей за один день на новеньком, только что появившемся в продаже аппарате. Людей такие вещи расстраивают, и самые упорные, те, кто не относится к этому вопросу философски, отправляются в магазин, чтобы сдать аппарат и тут же получить новый, но со скидкой. Учитывая сложность операции по возврату смартфона в большинстве торговых сетей, это еще тот квест, и морочиться даже из-за тысячи рублей будет небольшое количество людей, но сам прецедент говорит сам за себя. Лояльность к компании это подкашивает, хотя общие продажи поднимает.

Несколько дней назад снижение цены затронуло такие модели, как:

  • Samsung J4 2018 — начало продаж в июне, 12 990 рублей, новая стоимость 11 990 рублей;
  • Samsung J6 2018 — начало продаж в июне, 15 990 рублей, новая стоимость 14 990 рублей;
  • Samsung S8 64 ГБ — 46 990 рублей, новая стоимость 42 990 рублей;
  • Samsung S8+ 64 ГБ — 49 990 рублей, новая стоимость 45 990 рублей;
  • Samsung S8+ 128 ГБ — 54 990 рублей, новая стоимость 49 990 рублей;
  • Samsung S9 — 59 990 рублей, новая стоимость 54 990 рублей;
  • Samsung S9+ — 66 990 рублей, новая стоимость 59 990 рублей;
  • Samsung S9+ 256 ГБ — 74 990 рублей, новая стоимость 67 990 рублей.

Приводить полный список моделей не вижу никакого смысла, изменения коснулись фактически всего модельного ряда, а для некоторых смартфонов новая рекомендованная розничная стоимость неожиданно оказалась равной или даже меньшей, чем оптовая цена для небольших игроков. Розница ждет компенсаций, которые исправят этот дисбаланс, это другая часть ценовой войны.

Тактику Samsung необходимо рассматривать в комплексе, смотреть, что именно компания делает параллельно, чтобы понимать, а зачем происходит снижение цены и как далеко оно может зайти. С рекламного рынка известно, что в Samsung направили значительные усилия на период сентября-октября, это глянцевая пресса, и упор будет сделан на флагманы (не только и не столько на Note 9, сколько на все старшие модели). И тут надо понимать, что это решение убивает сразу нескольких зайцев. Во-первых, поддерживается новый уровень стоимости для моделей, которые приносят компании наибольший доход. Во-вторых, такая реклама в этот период важна, так как осенью появляется три новых iPhone, это также ответ им. Но сказать, что это действие, направленное только против Huawei, нельзя, это комплексный подход и реакция на рыночную ситуацию в целом, она сложилась не лучшим образом для всех игроков, а в выигрыше только покупатели.

Рискну предположить, что в Samsung морально готовы к тому, что это не последнее снижение стоимости продуктов, как минимум мы можем видеть корректировки по отдельным продуктам, но также осенью возможно не менее масштабное изменение цен. По первым дням продаж в федеральной рознице сложно судить о том, как ситуация будет выправляться, но пока все выглядит более-менее хорошо для целей Samsung, продажи увеличиваются, и это значит, что компания уже на этой неделе вернет себе первое место в штуках. Фактически эта борьба между компаниями идет за то, кто будет по итогам третьего квартала номером один в России в штучном объеме. Первых ход сделала Huawei, но затем последовал ответ от Samsung. И теперь все будет зависеть от того, как отреагирует Huawei, будет снижать цены или останется на своих ценовых уровнях.

Вне Huawei/Honor никто не знает, какой запас прочности в стоимости есть у текущего модельного ряда компаний. Мы можем только предполагать, что за счет различных инструментов субсидия на модельный ряд доходит до 20-25%, то есть фактически Huawei съедает свои доходы ради роста рыночной доли. Рискну предположить, что ответом на действия Samsung со стороны Huawei вряд ли сможет стать корректировка цен на весь модельный ряд, это потребует слишком значительных инвестиций. С другой стороны, если это произойдет, то мы получим следующее снижение цены от Samsung, и ситуация повторится. В какой-то момент в Huawei/Honor придут к тому, что начнут снижать цены не на всю линейку, а на конкретные модели, которые захотят сделать бестселлерами в рамках всего рынка. Тут важно вспомнить, что в компании уже разделили рынок на ценовые сегменты и в каждом представили модели, наилучшие по своим техническим характеристикам по соотношению цена/качество. То, что они не поглощают продажи всех конкурентов, объясняется тем, что популярность марки еще не успела вырасти до достаточного уровня. Как мы и говорили, Huawei — это теперь А-бренд, но компания только вошла в эту лигу и продолжает расти, этот процесс не может быть моментальным. Поэтому корректировка цен на отдельные модели в рамках 5-7% не даст немедленного эффекта.

Вероятным выглядит сценарий, при котором Huawei первоначально изменит цены на весь модельный ряд в среднем на 500 рублей на модель, а затем, уже подготовив производство, сделает предложение по конкретным моделям. Также следует держать в голове, что до конца года у Huawei/Honor появится около десятка новых моделей, в то время как у Samsung их будет заметно меньше, а знаковых всего парочка (А-серия так и вовсе в декабре, что можно не принимать в расчет). Тут против Samsung играет отсутствие баланса в модельном ряду 2018 года, просчеты компании в его формировании на глобальном уровне. Начиная с осени в Huawei также постараются запустить трейд-ин по всей стране, такие акции могут дать толчок к росту доли, а не только поддержанию продаж. Фундаментальные факторы показывают, что Huawei/Honor продолжат расти, остановить этот рост практически невозможно. Действия Samsung де-факто замедляют рост компании, вынуждают искать ответные шаги, но без коренного пересмотра стратегии Samsung переломить ситуацию не выйдет. Думаю, что основные события в этом направлении мы увидим начиная с декабря и дальше в 2019 году.

Для Apple обострившаяся борьба между Samsung и Huawei не значит ничего и одновременно многое. С одной стороны, ядро покупателей iPhone стабильно, никак не меняется год к году, флагманы продаются в стабильном объеме, что позволяет занимать первое место в России в денежном выражении, так как это самые дорогие устройства. Но доля в 15% в большей части состоит из недорогих смартфонов, сегодня это iPhone SE, который в продажах Apple в штуках лидирует. Понимаю, что для поклонников Apple это удар ниже пояса, так как они живут в мифе, что основные продажи — это iPhone X и немного «восьмерок», но экономика неумолима — больше всегда продаются товары с меньшей стоимостью. Например, в 2016 году самым продаваемым был iPhone 5s, сегодня это iPhone SE. До мая 2018 года в России iPhone SE был самым продаваемым смартфоном из всех на рынке, его месячная доля составляла в среднем почти 3%. Второе место стабильно занимал Samsung J1 (или его аналоги), то есть самое недорогое предложение от Samsung. Цена J1 в данный момент 6 990 рублей, это самый недорогой смартфон компании, и понятно почему он продается в таком объеме. Для тех, кто хочет марку Samsung за минимальные деньги, это единственное предложение. При этом повторюсь, что в бюджетном сегменте смартфоны Samsung далеки от оптимальных, можно найти намного интереснее предложения от других компаний, но это будут B/C-бренды.

Но в мае 2018 года ситуация кардинально изменилась, в Huawei/Honor посчитали, что необходимо поднять максимально свою долю. Тут важно понимать, что каждая компания рассчитывает объем поставок очень внимательно, а когда идут прямые или скрытые субсидии, то это и вовсе расчеты, которые проверяются многократно. Всегда есть вероятность попасть на большие деньги. Начиная с первого квартала спрос на Honor 9 Lite был выше, чем его поставки, модель получилась удачной по соотношению цена/качество и хорошо уходила с полок. Маркетинг даже переносил фокус на другие аппараты, так как рекламировать и продвигать эту модель не было смысла, она продавалась в объеме. Захотев нарастить продажи, в Honor сделали всего лишь одну простую штуку: дали этот аппарат рынку в достаточных количествах. И он пошел в рост моментально. Уже в мае Honor 9 Lite впервые в истории китайских компаний занял первое место на российском рынке с долей 3.1%, за ним шел Samsung J1 (2.9%), а уже замыкал тройку iPhone SE (2.8%).

В тройке лидеров по штучным продажам цены на устройства распределены довольно интересно, так, у Honor 9 Lite это 13 990 рублей (я не беру серых игроков, они не играют никакой роли, не занимают значительной доли продаж, так для всех моделей), у Samsung 6 990 рублей и для iPhone SE это 16 990 рублей. Думаю, что этот пример хорошо иллюстрирует проблемы Samsung, у компании нет бестселлера в сегменте до 15 000 рублей, фактически его отдали Huawei. Но это также отличная иллюстрация того, что давление на Apple в самом массовом для компании сегменте будет не просто нарастать, а увеличиваться ежемесячно. Модель iPhone SE слишком стара, чтобы продаваться в заметных объемах и дальше, компании нужен условно-бюджетный смартфон, которого у нее просто пока нет. И те покупатели, что приобретают сегодня Honor 9 Lite, станут лояльными покупателями линейки Honor или Huawei через 1.5-2 года, то есть компания обеспечивает воспроизводимость продаж, чего нет у Samsung в этом сегменте, и это большой минус, компания живет только текущими продажами. В какой-то мере это повторение старой стратегии Apple, причем она не будет успешной, так как рынок изменился.

Разобравшись с тройкой лидеров, необходимо сказать несколько слов обо всех других, а именно B/C-брендах, что попали в жернова этой ценовой войны и могут из них не выбраться без серьезных потерь. Например, Xiaomi не имеет вменяемой стратегии в России, это ежедневное заливание пожара, который они сами и организуют. Так, розничная сеть ДНС имеет прямой контракт с компанией и цены ниже, чем получают три других дистрибьютора (недавно к RDC добавили еще две компании). Поэтому, что бы ни происходило в России, другие игроки не будут получать цены на уровне ДНС, что уже вызвало реакцию — Xiaomi стали выводить из матрицы многие федеральные игроки, новых закупок не следует. Расширение числа дистрибьюторов — это ответ на эту проблему, в Xiaomi, видимо, считают, что если не они сами будут договариваться с розницей, а тот же «Марвел», то это решит первоначальную проблему. Подход очень наивный и вызывает умиление. Тем более что все три дистрибьютора имеют также разные условия и пытаются их транслировать на розницу, что создает дисбаланс. На это накладывается то, что в России стоимость Xiaomi на 50-70% выше, чем у аналогичных аппаратов на AliExpress, и это убивает розничные продажи получше, чем действия конкурентов. Закрыть китайский рынок для нашего покупателя невозможно, так что останется только страдать и переживать. Отсутствие стратегии у Xiaomi для России очевидно, а тактика низких цен оказалась убыточной, и поэтому они их подняли. В условиях ценовой войны это худшее, что могла придумать компания. Сейчас она теряет продажи.

В HMD Global (торговая марка Nokia) в 2018 году хотели зарабатывать деньги, поэтому стоимость устройств максимальна, они далеки от оптимального соотношения цена/качество. Например, договоренности с «Билайн» об эксклюзивных продажах Nokia 1 (это Android Go смартфон с 1/8 ГБ памяти, экраном 4.5 дюйма) выглядит как ответ на то, что цена устройства неоптимальна. Полностью аналогичный Alcatel 1 в МТС будет стоить 4 990 рублей, то есть на тысячу дешевле, что для этого сегмента огромная разница. Можно ожидать, что «Билайн» “ответит” и также снизит стоимость, что поломает рынок для HMD Global. В рознице «Билайн», к слову сказать, есть модель 2/16ГБ, c 5-дюймовым экраном за 4 690 рублей, и это просто даром за такие характеристики, пусть это и C-бренд, но качество там вполне нормальное, не хуже, чем в Nokia. Операторы стараются выжигать сегмент смартфонов до 6 000 рублей, они тут представляют серьезную силу. Поэтому для B/C-брендов остается только играть в сегменте от 5 до 10 тысяч рублей, где предложение превышает спрос многократно, и это ведет к постоянным дисконтам, распродажам и так далее. Текущая ценовая война почти не затрагивает сегмент до 10 000 рублей, он изолирован от действий Samsung/Huawei. Но очевидно, что Huawei выйдет сюда просто для того, чтобы поднять свои штучные продажи (компания уже здесь, но ограничивает поставки, как это было с тем же Honor 9 Lite, пример вы видели выше).

То, что происходит на рынке, хорошо для покупателей, цены на устройства идут вниз. Но с точки зрения прибыли самого рынка ничего хорошего не происходит, эта ценовая война вымывает деньги, которые могли идти на развитие рынка, а вместо этого сгорают в скидках и субсидиях. С другой стороны, ценовые войны на российском рынке — явление привычное, и все привыкли жить в их рамках. В августе-сентябре будет довольно жарко, множество интересных предложений. Но одновременно это катализатор того, что бывшие фавориты рынка начинают терять даже самых лояльных последователей, будет ухудшение продаж HTC, Sony. Хотя, казалось бы, куда еще хуже?

Внеклассное чтение

  • Какие операторы и как пострадали от бана ZTE

Про новые технологии на примере MacBook Pro и процессора i9

На прошлой неделе мы обсуждали новые ноутбуки от Apple, хорошие машинки по любым стандартам, в том числе наличие процессоров i9 потенциально делало их самыми быстрыми, в Apple заявляли о том, что производительность выросла как минимум на 70%.

Первые пользователи 15-дюймовых MacBook Pro на i9 в то же время не так довольны, они говорят о перегреве ноутбуков и низкой производительности. Например, вот это видео Дэйва Ли наделало много шума, так как он наглядно показывает, что это такое и как работает.

Краткий вывод из видео звучит так — ноутбук с процессором i9, который по всем параметрам является самым мощным в данный момент, работает хуже, чем MacBook Pro 2017 года с процессором i7 (как вы понимаете, разница в их цене более чем ощутимая). Эти утверждения иллюстрируют бенчмарками и кодированием видео в ряде программ. Как по мне, так это выглядит вполне убедительно, намного убедительнее, чем появившиеся в последние два дня статьи, в которых утверждается, что бенчмарки не те, софт сторонний не оптимизирован и так далее. Причем большинство публикаций в изданиях, с которыми Apple работает плотно, пример такой публикации вы можете видеть .

Как по мне, так покупка такой дорогой техники, как топовый MacBook Pro (цена под 7 000 долларов), требует осознанности, это не аксессуар, который стоит копейки, а инструмент, который приобретают на несколько лет как минимум. Поэтому у меня выбор ноутбука — это тоже процесс постепенный, присматриваюсь вокруг, оцениваю, благо имею такую возможность. Но бежать впереди паровоза и покупать устройство, которое только-только выходит на рынок и про него не известно толком ничего? Увольте. Понятно, что мы можем предполагать, как оно работает и что умеет, ведь есть опыт предыдущих моделей. Но ровно так же предполагали про клавиатуры в новых ноутбуках от Apple, помню, как с пеной у рта, словно бешеные, мне твердили, что это лучшая клавиатура на планете и я ничего не понимаю. А я всего лишь имел неосторожность сказать, что она менее удобна, чем предыдущая, и непонятно, как поведет себя в жизни. Время прошло, и если удобство — вещь личная, то качество клавиатуры с точки зрения эксплуатации — вполне осязаемая, можно говорить, что это пример наихудшей инновации из всех возможных, клавиши просто ломаются.

И поэтому вывод очень прост — нужно ждать реальных отзывов и не пытаться купить то, что не прошло обкатку пионерами, теми, кто купил устройство в первых рядах и не столкнулся с кучей проблем на своей шкуре. Хотя, возможно, вы бета-тестер, который любит находить ошибки, рапортовать о них в компанию. Одним словом, занимать свое свободное время и тратить на это свои деньги. У меня несколько иной взгляд на такие вещи, так как у меня нет времени на глупости, нужно работать. И поэтому мне нужен инструмент, который будет надежен.

С инженерной точки зрения история с i9 в MacBook Pro — это еще один звоночек о том, что в Apple перестали тестировать свои устройства придирчиво, выпускают на рынок модели как есть, не обращая внимания на огрехи. И это плохой знак, так как в последние годы в этой области Apple начинает сильно сдавать, это инженерные просчеты. Для компании с такими бюджетами на разработку, положением на рынке и историей это просто недопустимо. Детские ошибки, которые приводят к изменению восприятия компании в целом.

К содержанию >>>

Motorola запускает в России новые смартфоны

Дела у мобильного подразделения Lenovo, которой принадлежит марка Motorola (Moto), как-то не заладились. Неплохие модели, любопытный модельный ряд, но на фоне агрессивных цен от Huawei/Honor возвращение на рынок, которое было анонсировано год назад, не состоялось. Особых прорывов не случилось, доля компании колеблется около нуля (так и хотелось написать «абсолютного нуля», но это будет неправда). Тем не менее, глобально Motorola выпускает продукты, как и ранее, в России есть поклонники этой марки, пусть их и немного. Советую следить за магазином «Билайн», говорят, там скоро появится по очень интересной цене модель предыдущего сезона, оператор купил складские остатки и будет продавать их за смешные деньги. Но, тем не менее, новые модели выходят, и весной показали Е-серию, а также G-серию 2018 года. В России из G-серии появится G6 по 14 990 рублей, а вот G6+ у нас официально представлен не будет, хотя он только вышел в Европе за 300 евро.

На сером рынке этот аппарат продают за 30 тысяч рублей и выше, что мне кажется высокой стоимостью, с другой стороны, спрос минимальный и гарантированный, как на любую новинку, сколько-то их можно будет продать и за такие деньги. Сдвоенная камера, Snapdragon 630, 5.9 дюйма экран с разрешением 2160х1080 точек — типичная модель среднего сегмента. Есть быстрая зарядка, что идет в комплекте, защита от воды номинальна. Но никаких модов, то есть аксессуары, как в старших моделях, сюда не подойдут, а жаль. Неспешно пишу обзор этого аппарата, хотя в России его и не будет. Обзор скорее нужен, чтобы понять, а в чем отличие от обычного G6, у которого чуть меньше экран (5.7 дюйма), чуточку похуже основная камера, но чипсет Snapdragon 450, да и памяти поменьше (3/32 ГБ).

Возможно, что вам будет интересно узнать цены на другие новинки, приведу их:

  • Moto E5 — 9 990 рублей;
  • Moto E5 Plus — 11 990 рублей.

Хочу обратить ваше внимание, что впервые цены ниже, чем европейские. То есть в Lenovo осознали особенность российского рынка, а так как особых затрат нет, то поставили плюс-минус реальные цены. Понятно, что марку это не спасает и не даст какого-то заметного роста, но лучше поздно, чем никогда. Продукт качественный, хорошо обновляется, но другое дело, что он накрепко подзабыт, плохо представлен в розничных сетях и, значит, не может пользоваться каким-то заметным спросом. Надеюсь, что эта ситуация начнет постепенно выправляться, плюс ходят слухи, что китайская линейка Lenovo может появиться в России. Если это будут адекватные цены, сравнимые с локальными в Китае, то тогда это может быть крайне интересное предложение, там сильная линейка. Обзоры всех моделей постепенно будут появляться, пока же сообщил о том, что Moto скоро вновь попытается закрепиться на рынке. Как вам цены на перечисленные модели, есть шансы или считаете, что они должны быть еще ниже?

К содержанию >>>

В начале была командная строка

Недавно перечитал Нила Стивенсона “В начале была командная строка”, это объемное эссе про соревнование операционных систем, где проводится сравнение Linux, Windows, MacOS и более экзотических систем. Спустя годы после того, как это эссе появилось, оно все так же читается с большим интересом, более того, многие мысли с легкостью можно перенести на текущее противостояние операционных систем для смартфонов. Что-то написано интересно, что-то заставляет позевывать, но сам язык и аналогии красочны. Позволю себе несколько цитат, чтобы вы оценили о чем говорю:

“Представьте себе перекресток, где расположены четыре конкурирующих поставщика автомобилей. Один из них (Microsoft) — значительно, значительно больше чем другие. Он стартовал годы тому назад, продавая трехскоростные велосипеды (MS-DOS); они не были совершенны, но они работали, и, когда они ломались, вы могли легко их починить.

Рядом была конкурентная велосипедная контора (Apple), которая однажды начала продавать моторизованные транспортный средства — дорогие, но привлекательно забацанные автомобили с настолько герметически запечатанными внутренностями, что то, как они работали, было чем-то вроде тайны.

Большая контора ответила выбрасыванием мопедного довеска (изначальные «Форточки») на рынок. Это было приспособление Руби Голдберга, которое, присобаченное к трехскоростному велосипеду, давало возможность потягаться, на безрыбье, с «яблочными» автомобилями. Пользователи должны были носить очки-консервы и все время выбирали жуков из своих зубов, пока яблочники проносились мимо, в герметическом комфорте, скалясь в окна. Но Микромопеды были дешевы, легки в ремонте по сравнению с «яблочными» автомобилями, и их доля на рынке росла.

В конечном счете, большая контора вышла на рынок с полноценным автомобилем: колоссальная тачка фургонного типа («Винда 95»). У нее имелись все эстетические признаки советской теплушки для житья рабочих, она сочилась маслом и рвала прокладки, и это… был огромный успех. Немного позже, она также выпускалась с кузовом внедорожной машины, предназначенной для промышленных пользователей (Windows NT), которая была более красивой, чем «автомобиль фургонного типа», и лишь немного более надежной.

С тех пор было много шума и крика, но мало что изменилось. Малое предприятие продолжает продавать гладкие седаны в стиле «Евро» и тратить много денег в рекламных кампаниях. Их знаменитое «МЫ ВЫШЛИ ИЗ БИЗНЕСА!», значилось на ленточках, приклеенных к окнам, так долго, что они (ленточки, а не окна) совсем пожелтели и истрепались. Большой собрат продолжает делать большие фургоны и внедорожники”.

Или вот такой отрывок:

“Ничто так не раздражает образованных и не лишенных вкуса людей, как погрязший в роскоши богач, даже не подозревающий, насколько он пошл и низок, пока до них вдруг не доходит, что презренный богатей в полной мере осознает и свою пошлость, и свою низость, однако плевать хотел на мнение окружающих; более того, он и далее собирается оставаться таким же богатым и — счастливым. Именно поэтому между Microsoft и интеллектуальной элитой Кремниевой долины сложились такие же отношения, как между фермерской семейкой Клампетсов, волею судеб попавшей в Беверли Хилз, и суетливым мистером Дрисдейлом, живущим неподалеку. Не то чтобы мистера Дрисдейла так уж возмущало соседство бок о бок с неотесанной деревенщиной, его спокойный сон омрачен совсем по другим причинам – когда тупоголовому мужлану Джетро исполнится семьдесят, он всё так же будет щеголять в мешковатых штанах и нести околесицу, а его состояние по–прежнему будет стократно превосходить состояние мистера Дрисдейла.

Даже «железо», на котором работает Windows, в подметки не годится аппаратным средствам Apple. Дерьмо несусветное. А всё очень просто: Apple — компания, которая специализируется на «железе», Microsoft – компания, выпускающая «софт». Apple владела исключительными правами на аппаратную часть компьютеров с MacOS, а «железо», совместимое с Windows, свободно продавалось в любом компьютерном магазине. И тогда, похоже, торговцы пришли к выводу, что на стильных, элегантных компьютерах особо много не заработаешь. Поэтому фирмы–разработчики аппаратного обеспечения, нанимавшие дизайнеров, дабы придать компьютерам лоск и изящество, оказались на голову разбиты клоноделами–тайванцами, клепавшими однотипные коробки–системники, унылые и однообразные, словно шлакобетонные блоки. Однако Apple это не испугало, компания продолжала создавать «железо» по своему (и только своему) нраву и заряжать на него немыслимые цены — одурманенных поклонников Apple (и меня в том числе) ничто не могло остановить. Неделю назад (а пишу я эти строки в начале января 1999 года) все до одной газеты пестрели угодливыми статьями, провозглашающими выход «компьютера новой эры» iMac в никогда доселе невиданных расцветках – иссиня–черной и оранжевой.

Apple всегда тщательно оберегала и сохраняла монополию на «железо». Правда, в середине 90–х она позволила поставщикам шлакобетонных блоков немного поконкурировать с собой, но вскоре напрочь изгнала их с рынка. Следовательно, аппаратное обеспечение Macintosh стоило дорого. При этом самостоятельно вскрывать системный блок пользователю не дозволялось, он лишался гарантии. Поэтому когда компьютер выходил из строя, оставалось воздевать руки к небу и посыпать голову пеплом. Первые Mac–и специально создавались ужасно неприступными, и разобрать корпус можно было только с помощью невероятно «офигительного набора отверток». А чтобы приобрести этот набор, приходилось внимательно следить за набранными мелким шрифтом объявлениями, которые, спустя несколько месяцев после выхода Mac–ов, появились на последних страницах журналов. От подобных объявлений всегда веяло чем?то сомнительным, слишком уж напоминали они предложения купли–продажи отмычек, размещенные на последних полосах мрачно–аляповатых детективных альманахов.

Почему Apple так настаивает на этой монополии? Предлагаю вам три различные точки зрения.

Дружелюбная точка зрения – Apple стремится обеспечить пользователя единым и неделимым продуктом, совмещающем в себе и аппаратный комплекс, и операционную систему, и программное обеспечение. Зерно истины в таком подходе есть. Безумно трудно заставить ОС безупречно работать даже на том «железе», которое для неё специально разработано и протестировано инженерами, работающими в соседних отделах одной компании. А заставить ОС запускаться на привередливом «железе», наспех состряпанном предприимчивыми клоноделами по другую сторону океана, — занятие и вовсе неблагодарное, поэтому пользователям Windows остается только посочувствовать, головной боли у них хватает.

Экономически обоснованная точка зрения – Apple, в отличие от Microsoft, как была, так и остается компанией, специализирующейся на «аппаратном обеспечении». И выживание компании напрямую связано с доходом, который она получает от продажи «железа».

Не особо дружелюбная точка зрения – мировоззрение корпорации Apple зиждется на занимайтесь–любовью–а-не–войной культуре хиппи из Сан–Франциско”.

Хорошо, не находите? Прочитайте эссе, это займет час с небольшим, в нем есть о чем подумать. В прошлом много подсказок о том, как изменится наш мир сегодня. Этот текст того точно заслуживает.

P.S. Хорошей вам рабочей недели, а у нас она обещает стать очень насыщенной. У меня очередная командировка, на этот раз на Памир, где буду изучать особенности локальной связи и другие вопросы, а также смотреть окружающие красоты под палящим солнцем. Вам хорошего настроения, заходите почаще, так как событий будет много, равно как и материалов о них. Неделя будет ударной во всех смыслах. Удачи в добрых делах!

К содержанию >>>

Ссылки по теме

День службы военных сообщений Вооруженных Сил России

18 июня Вооружённые Силы Российской Федерации отмечают День службы военных сообщений. Соответствующий Указ Президента России был подписан в мае 2017 года.
Установление официальной даты празднования подчёркивает всю важность задач, выполняемых этой службой для Вооружённых Сил России. В ведении службы военных сообщений (службы ВОСО) находится организация перевозок, включая подготовку путей сообщения для решения задач Вооружённых Сил. Подобные перевозки могут быть связаны как с оперативной переброской воинских частей и подразделений, включая личный состав и технику, так и с решением повседневных задач.
Выполнение подобных задач сопряжено с необходимостью использования гражданской транспортной инфраструктуры: морской, речной, железнодорожной и воздушной. С этой целью Служба военных сообщений располагает органами, являющимися, по сути, полномочными представительствами Министерства Обороны на всех видах транспорта. При решении вопросов организации перевозок в интересах МО РФ органы ВОСО фактически являются координатором между командованием воинскими подразделениями, подлежащими перевозке и руководством на том или ином виде транспорта, задействованном в каждом конкретном случае.

Несложно представить уровень ответственности, который ложится на службу ВОСО при организации перевозок. От чёткости и координации их работы зависит выполнение задач подразделениями Министерства Обороны.

Сегодня Служба военных сообщений по-прежнему решает важные задачи мирного и военного времени в интересах Вооружённых Сил России (Фото: mil.ru)
Служба военных сообщений является одной из старейших служб в Российской армии. Организация перевозки войск и военных грузов отдельным ведомством была осознана и начата реализовываться ещё Петром I. К началу 19 века в России фактически существовала система военных сообщений.
Развитие железнодорожного транспорта и осознание важности его использования для военных перевозок привели к тому, что в 1868 году 18 июня по новому стилю был подписан Приказ военного министра Д.А. Милютина, согласно которому создавался Комитет, в ведение которого отходили все военные перевозки с использованием железных дорог и водных артерий. Этому Приказу предшествовало майское распоряжение императора Александра II. Созданный в середине 19 века, этот Комитет стал прообразом современной Службы военных сообщений.

Крайне тяжёлыми для службы ВОСО стали годы Великой Отечественной войны. Однако и сокращение численности подвижного состава, и сокращение протяжённости железных дорог (более чем на 40%) вследствие отступления в 1941-1942 годах не привело к дезорганизации работы Службы военных сообщений. Достаточно вспомнить об эвакуации в тыловые районы промышленных предприятий, эвакуации раненых с полей сражений, срочной переброске воинских частей и техники к линии фронта и т.д.
После Победы в Великой Отечественной войне появились новые задачи, развитие транспортной инфраструктуры потребовало соответствующих преобразований в структуре ВОСО.
Сегодня Служба военных сообщений по-прежнему решает важные задачи мирного и военного времени в интересах Вооружённых Сил России: обеспечивает транспортные потребности войск и флота и осуществляет контроль за подготовкой железнодорожных, водных и воздушных путей сообщения в их интересах.

Как в Красной Армии появилась служба военных сообщений

5 марта 1918 года по приказу Реввоенсовета управление ВОСО Ставки Верховного главнокомандования перешло на службу в РККА

С чего начинаются и чем заканчиваются любые войны и военные конфликты? На этот, казалось бы, простой вопрос существует далеко не единственный ответ. И один из них звучит так: с перемещения войск к театру военных действий и их возвращением к местам дислокации.

В России вот уже больше полутора веков существует специальная служба, которая как раз и занимается перемещением войск – Служба военных сообщений. Возникшая еще в XIX веке, она отмечает свой день рождения 18 июня – в память о том, что в этот день в 1868 году был создан Комитет по передвижению войск железными дорогами и водою. Но до 2017 года своим профессиональным праздником военнослужащие ВОСО, как привычно они сами сокращают название своей службы, отмечали праздник 5 марта. Ведь именно в этот день в 1918 году в структуре Высшего военного совета новообразованной Советской России появилось Управление военных сообщений.


Артиллерия русской армии на платформе воинского эшелона, 1916 г. Источник: https://topwar.ru

От Петра I до Николая II

Если подходить к вопросу совсем формально, то первый прообраз службы военных сообщений в России появляется, как и многие другие специализированные военные службы (например, провиантская) в эпоху армейских реформ Петра I. Первое упоминание о генерал-вагенмейстерах встречается в «Штатах кавалерийских и пехотных полков» 1711 года. А в «Уставе воинском» от 1716 года прямо определены его обязанности: «все возы и лошадей, и что к багажу войска принадлежит, порядочно по рангу полков и офицеров учредил, и оным тако маршировать велел».

Постепенно служба генерал-вагенмейстера трансформировалась и со временем превратилась в Управление военных сообщений, роль которого стала особенно заметна в годы Русско-японской войны 1904-1905 годов, и тем более во время Первой мировой войны. Достаточно привести такой пример: когда весной 1916 года Ставка Верховного главнокомандующего приняла решение готовить удар силами Юго-Западного фронта (знаменитый Брусиловский прорыв), туда пришлось срочно перебрасывать резервы. За время операции, то есть за 111 дней, подразделения ВОСО перевезли 39 пехотных и 4 кавалерийских дивизии, что составило 2244 эшелона – по 20 эшелонов в сутки.

Общая тенденция к развалу, которая стала совершенно очевидной к весне 1917 года, не миновала и службу военных сообщений. Уже в 1916 году паровозный парк стал меньше на 16%, а вагонный – на 14%, а к началу 1917 года каждый четвертый паровоз был неисправен. В таком тяжелом состоянии служба и досталась в наследство новой власти, установленной в октябре 1917 года.


Красноармейский эшелон, последний вагон которого превращен в импровизированный бронепоезд.

Из Генштаба – в Высший военный совет

Когда 15 января 1918 года декретом Совнаркома была создана Рабоче-крестьянская Красная Армия, Управление ВОСО все еще находилось в подчинении Ставки Верховного главнокомандования. Но еще до того, как ставка была расформирована (это случилось 16 марта 1918 года), важнейшую в условиях гражданской войны службу передали в подчинение Высшего военного совета. Это произошло 5 марта 1918 года.

Примечательно, что практически весь личный состав управления и его подразделений был тогда же переназначен на прежние должности. Произошло это не в последнюю очередь благодаря усилиям тогдашнего начальника Управления военных сообщений на театре военных действий генерал-майора Николая Раттэля. Он же стал и первым руководителем Управления ВОСО при Высшем военном совете.


Первый руководитель службы военных сообщений РККА Николай Раттэль:
во время службы в Генеральном штабе русской армии и в Красной Армии.
Источники: http://encyclopedia.mil.ru и http://www.grwar.ru

Генерал-майор Николай Раттэль – фигура, достойная того, чтобы о ней рассказать чуть подробнее. Выпускник Нижегородского кадетского корпуса (того самого, который окончил и еще один знаменитый участник Первой мировой войны, штабс-капитан Петр Нестеров), он затем окончил Павловское военное училище, а в 1902 году – Николевскую академию Генерального штаба. Во время русско-японской войны капитан Генерального штаба Раттэль был определен в службу военных сообщений, с которой и была связана вся его дальнейшая жизнь. Лишь на год (в 1915-1916 годах) он уходил на строевую должность – командовать 12-м пехотным Великолукским полком, и за это время проявил себя так достойно, что был награжден Георгиевским оружием. Но затем Николай Раттэль перешел на службу в подразделение генерал-квартирмейстера Юго-Западного фронта и в конце концов вернулся в ВОСО. В 1918 году генерал-майор Раттэль принимает решение поставить свои умения и свой талант на службу Красной Армии, и вскоре становится первым в ее истории начальником службы военных сообщений.

Наперекор разрухе

Тем временем 8 мая 1918 года создается Всероссийский Главный штаб, и в его структуре появляется свое Управление ВОСО. И лишь в сентябре того же года из этих двух подразделений, во многом дублировавших друг друга, создается Центральное управление ВОСО. Вскоре руководить им вместо Николая Раттэля, который ушел на должность начальника полевого штаба Реввоенсовета (чуть позже он станет начальником Всероссийского главного штаба РВС), был назначен Михаил Аржанов – человек, с чьим именем связано становление военных сообщений в РККА.

Дворянин, сын военного врача, выпускник кадетского корпуса Аржанов с отличием окончил Николаевское инженерное училище, но через пять лет оставил военную службу и устроился работать на Московско-Брянскую железную дорогу. Мирную жизнь Аржанова нарушила Русско-японская война: его мобилизовали и направили на службу в ВОСО. По окончании войны Михаил Михайлович вновь уволился. Опять был мобилизован в 1914-м и вновь вернулся в службу военных сообщений. После революции он ушел из армии в наркомат путей сообщения, но в середине 1918 года вступил в Красную Армию и вскоре получил назначение на пост начальника всех военных сообщений Советской России.


Михаил Аржанов, который сменил Николая Раттэля на посту начальника ВОСО
и сумел восстановить эффективность службы в условиях Гражданской войны.

Именно Михаилу Аржанову, отличавшемуся необыкновенной дотошностью и аккуратностью, удалось совершить почти невозможное – в условиях разрухи наладить эффективно действующую службу военных сообщений. Простой пример: если за весь 1918 год советская ВОСО перевезла 5787 эшелонов, то в 1919-м – 10 299, а в 1920-м – уже 17 582 эшелона! Не меньшими были успехи ВОСО и в других сферах. Умелое руководство бывшего штабс-капитана, кавалера ордена Святого Владимира IV степени с мечами Михаила Аржанова было оценено по заслугам: в 1920 году он был награжден Орденом Красного Знамени и золотыми часами, не говоря уже о благодарностях Реввоенсовета.

ВОСО в фактах и цифрах

Гражданская война стала серьезным испытанием для Службы военных сообщений Красной Армии. Едва ли не более серьезным, чем Первая мировая. В цифрах это выглядит так: за 1918-1921 годы объем перевозок составил 33 454 оперативных поезда, или 40 401 эшелон, и 6679 снабженческих поездов, в которых были перевезены 24,5 млн человек и 2,5 млн лошадей. И это при том, что к октябрю 1917 года каждый третий паровоз в России (69%!) был практически не пригоден, а более полутора тысяч километров путей были разрушены, запасов топлива хватало лишь на десять дней, а грузооборот по водным путям сократился вдвое. И все-таки ВОСО РККА удалось обеспечить Красную Армию нормальным транспортом, даже при том, что некоторые дивизии перемещались с фронта на фронт от двух до пяти раз.


Солдаты и офицеры Красной армии возвращаются после Победы из Германии, 1945 год. Источник: http://www.protown.ru

Но самым главным и самым тяжелым испытанием для службы военных сообщений Красной армии стала Великая Отечественная война. Достаточно сказать, что для проведения одной стратегической операции требовалось доставить к месту ее проведения около 500 тыс. вагонов с войсками и воинскими грузами. А общий объем военных перевозок за четыре военных года достиг беспрецедентных размеров: по железной дороге были проведены 440 000 поездов (около 20 млн вагонов), по водным путям перевезли свыше 4 млн военнослужащих и более 21 млн тонн грузов, автомобилями – 146 млн тонн, а по воздуху – около 3 млн человек и свыше 300 тыс. тонн грузов. При этом колоссальная нагрузка легла на подразделения ВОСО в первые месяцы войны, когда из внутренних военных округов к фронту доставили 291 стрелковую дивизию, 94 стрелковые бригады и свыше 2 млн человек маршевых пополнений, а в обратном направлении – около 30 тыс. поездов (1,5 млн вагонов) с эвакуированными людьми и предприятиями.

Впрочем, и после Победы службе военных сообщений не довелось отдыхать. Сначала понадобилось перебрасывать войска и технику на восток, готовя операцию против Квантунской армии, затем возвращать части к местам их постоянной дислокации, а демобилизованных солдат – домой. Появление новых видов техники и создание инфраструктуры для ее создания, испытания и использования тоже потребовали серьезных усилий. Участвовали подразделения ВОСО и в событиях Карибского кризиса, и в обеспечении множества крупномасштабных учений Советской Армии и стран Варшавского договора. Отдельным испытанием для службы военных сообщений стало обеспечение деятельности ограниченного контингента советских войск в Афганистане и вывод наших подразделений оттуда, и практически сразу же пришлось организовывать перемещение войск из бывших социалистических стран, посчитавших в одночасье союзников «оккупантами», а затем и из бывших республик СССР.


Одной из последних известных операций российской ВОСО стала доставка из Лаоса в Россию танков Т-34-85,
которые станут участниками парадов и военных реконструкций. Источник: https://www.pinterest.se

Особое место в постсоветской истории ВОСО занимают две чеченские кампании. Только за время первой из них службе военных сообщений пришлось переправить 209 воинских эшелонов, 3477 воинских транспортов и около 18 тысяч вагонов с воинскими грузами. А о том, каким именно образом ВОСО обеспечивала переброску российских военнослужащих в Крым и доставку туда передислоцированных к новым местам воинских частей, официальных данных пока нет, но можно себе представить, каких усилий это потребовало, коль скоро операция была проведена в кратчайшие сроки и с высочайшей степенью организации.

Обложка: Красноармейцы возле эшелона перед отправкой на фронт, 1918 год. Источник: https://tass.ru

Ценовые войны

Наталья Ростова эксперт журнала «Консультант»

Компании ведут ценовые войны, для того чтобы «выжить» конкурентов из отрасли, расширить клиентскую базу и увеличить свою долю на рынке. Ради этого они готовы пойти на довольно ощутимые жертвы. Как защитить себя от агрессоров? А может быть выгоднее самому прибегнуть к такой стратегии?

Именно этим вопросам был посвящен семинар, организованный компанией «Тандем-форум». О специфике и последствиях ценовых войн рассказал Андрей Лукашов, MBA (Чикагский университет, специализация — аналитические финансы и финансовый менеджмент), специалист по ценообразованию, прогнозированию, стратегическому маркетингу и экономике фирмы. Лектор начал с того, что разделил ценовые войны на две основные категории в зависимости от причины их возникновения: стихийные и вызванные целенаправленными действиями компаний.

Стратегия «хищника»

Она является следствием продуманных действий предприятий и заключается в том, что «хищник» временно снижает цены и закрепляет их, как правило, ниже уровня переменных издержек. Предполагается, что конкуренты не выдержат такого демпинга, недополучения прибыли и покинут рынок. После этого «хищник» поднимает цены. Таким образом, фирма несет краткосрочные убытки для получения долгосрочных преимуществ.

Естественно, проводить такую стратегию ценообразования может позволить себе только сильная компания с диверсифицированными рынками и надежными источниками финансирования. Ведь ей необходимо будет «выдержать» низкие цены дольше своих конкурентов.

Если компания, не смотря на риски и временные потери, все-таки решилась на эту стратегию, ей нужно позаботиться о должном количестве товаров, способном удовлетворить спрос на рынке.

Иногда «хищническое» ценообразование используется для того, чтобы заставить конкурента продать свое предприятие по низкой цене и занять положение монополиста. В любом случае, если конкурента удалось вынудить объявить о своем банкротстве, «хищнику» следует завладеть его производственными мощностями, а затем либо начать их эксплуатировать уже в рамках своего бизнеса, либо вывести из строя. Иначе, после того как цены будут установлены на прежнем уровне, конкурент может попытаться ими снова воспользоваться.

В качестве примера «хищнической» стратегии лектор привел ситуацию с захватом японскими компаниями рынков США: японские предприниматели настолько активно поставляли свои телевизоры хорошего качества по низким ценам на американские рынки, что американцам пришлось прекратить производство своих аналогов.

Андрей Лукашов также дал несколько практических советов компаниям для защиты от «хищников». Одна из превентивных мер — это заключить с основными клиентами долгосрочные контракты. На сам период ценового обвала «жертве» следует максимально сократить производство данного вида товаров. Это позволит снизить издержки. Кроме того, если возможно, то лучше на некоторое время переключиться на другое производство. Предположим, компания производит столы для офиса и дома. Если конкурент ведет ценовую войну в сегменте столов для офиса, то ей стоит временно направить все свои силы на производство мебели для дома.

Уверенная позиция монополиста

Далее лектор уделил внимание еще одной стратегии лидерства компании в своем сегменте — предельное ценообразование. Суть ее заключается в том, что организация-монополист устанавливает такую цену и такой объем выпуска продукции, при котором другим предприятиям нерентабельно выходить на рынок. Фактически, это борьба с потенциальными конкурентами. Монополист может не полностью удовлетворять спрос, производить меньше продукции, чем необходимо потребителям, а продавать ее по завышенным ценам. Гарантией в этом случае будут свободные производственные мощности. Если вдруг какая-либо компания решится на конкурентную борьбу, ее действия легко будет пресечь тем, что ввести мощности в действие и увеличить производство продукции. При этом монополист снижает цены до такого уровня, при котором вход на рынок другой фирме будет нерентабельным. Таким образом, компания может просто держать в страхе своих потенциальных конкурентов.

Последствия борьбы

Ценовые войны, как правило, ведут к негативным последствиям. Как отметил лектор, прибегать к ним не так-то выгодно. Ценовое преимущество длится недолго, так как конкуренты быстро реагируют на снижение цен. Зачастую мероприятие заканчивается тем, что компания сохраняет прежнюю долю рынка, но на более низком уровне цен в отрасли.

Кроме того, ценовые войны негативно сказываются на том, как потребители воспринимают товар. Они начинают уделять больше внимания цене, нежели качеству. После окончания войны спрос на товары может снизиться. Дело в том, что покупатели привыкают к низкому уровню стоимости продукции и ожидают, что он надолго сохранится.

Также часто производственные мощности не выдержавших ценовую войну конкурентов просто меняют собственников, то есть количество мощностей в итоге не меняется. Мощности, заводы и т. п. просто консервируются или перепрофилируются с возможностью возобновления производства. В этом случае рационализации отрасли не происходит. Как только цены повышаются, слабые игроки опять начинают производить продукцию. Поэтому важно, о чем ранее говорил лектор, приобретенные мощности конкурентов лишить возможности возобновлять производство при повышении уровня цен в будущем. Можно, например, продать оборудование, сдать в долгосрочную аренду площади, уволить рабочих и специалистов, полностью перепрофилировать производство и т. п.

Причины «стихийных войн»

Как показывают исследования и личные наблюдения Андрея Лукашова, часто причиной незапланированных войн служит неточная информация о ценовой политике конкурентов. Например, бывают такие случаи, когда компания на несколько дней снижает цены для избранных дистрибуторов, а менеджеры других компаний, не имея точных данных, воспринимают это как новую политику конкурента и в ответ тоже снижают цены. Начинается ценовая война.

На практике можно столкнуться с настоящими курьезными ситуациями. Лектор привел такой пример: в СМИ были опубликованы статистические данные об объемах продаж в отрасли. В них была допущена ошибка, опечатка — продажи одной компании были завышены на 15 процентов. Ее конкуренты, опасаясь, что теряют долю рынка, начали снижать цены, что переросло в полномасштабную ценовую войну. Лишь спустя три месяца были опубликованы верные данные.

Оптимальное поведение компании

Из всего выше сказанного можно заключить, что вести ценовые войны весьма рискованно, оказаться их объектом — опасно. Кроме того, в целом, они наносят ущерб отрасли. Поэтому, по мнению лектора, любой компании не следует злоупотреблять ценовыми стратегиями, которые могут спровоцировать конкурентов на снижение цен. Конкуренция должна быть конструктивной, а не деструктивной. Если вдруг необходимо ответить на действия «агрессоров», то лучше выбрать ход, не связанный со снижением цены. Можно, например, повысить уровень и качество обслуживания, ускорить сроки доставки товаров и т. п., то есть направить свою деятельность на то, чтобы повышенные по сравнению с конкурентом цены были оправданы в глазах покупателя. В рекламе продукции также лучше подчеркивать качественные характеристики, нежели стоимостные.

Как уже было отмечено, зачастую причиной войн является неточная информация о намерениях конкурентов. Поэтому руководство компании должно тщательно изучать особенности ценообразования на продукты конкурентов. Как отметил лектор, никогда не нужно предпринимать снижение цен в ответ на одно только единственное свидетельство снижения цен другой компанией. Потери из-за замедленной реакции могут оказаться ниже, чем при полномасштабной ценовой войне. Ответные действия должны быть взвешенными и просчитанными.

Если компания не намерена проводить ценовую войну и тем не менее решает снизить цены, руководству необходимо по возможности осведомить своих конкурентов о том, чем это вызвано. Например, посредством СМИ: «Проводятся скидки с целью ликвидации устаревших запасов». Эта информация послужит не только для потребителей, но и для других компаний, действующих в отрасли.

Если же компания намерена увеличить свою долю на рынке, то все действия стоит предпринимать постепенно. В противном случае, по словам Андрея Лукашова, это скорее вызовет ответную реакцию со стороны конкурентов.

Версия для печати